Безвозмездный договор цессии между юридическими лицами

Развитие договорного права расширило возможности по заключению различных видов сделок на рынке недвижимого имущества.

Сегодня права на объект недвижимости можно отчуждать (передать в собственность) еще на стадии строительства дома.

Главным инструментом при передаче всех прав по договору долевого участия (ДДУ) является заключение договора уступки (цессии).

Кредитор, являющийся одной стороной по договору (цедент) переуступает право требования второй стороне (цессионарию) к третьей стороне – застройщику (должнику). Цессионарий после окончания строительства дома оформляет недвижимость в собственность.

Оглавление:

  • Нюансы договора
  • Безвозмездность уступки права между юридическими лицами
  • Безвозмездная уступка права между физлицами

Нюансы договора

Договор цессии имеет природу гражданского-правового договора, а значит, упомянутый выше вид сделок может быть заключен на возмездной либо безвозмездной основе.

Если права уступаются за конкретную цену (плату), то договор будет считаться возмездной уступкой права, а если без взимания платы, то данный договор следует признавать видом безвозмездной уступки. (Скачать образец безвозмездного договора цессии (уступки прав требования) можно здесь).

Любой участник гражданских правоотношений (граждане, организации) может выступать стороной в договоре цессии. Однако именно безвозмездный характер сделки будет законен не во всех случаях.

Договор цессии, оформленный между юридическими лицами, занимающимися коммерческой деятельностью, на безвозмездной основе, вероятнее всего будет признан судом ничтожным.

Возможно, Вас заинтересует статья о расторжении договора цессии.

Как оформить трехсторонний договор цессии читайте в этой статье.

Безвозмездность уступки права между юридическими лицами

С одной стороны, гражданским кодексом не установлено никакого запрета для заключения договора цессии на безвозмездной основе.

Законодательством также не установлено требований, чтобы договор цессии заключался на возмездной основе.

В случаях, когда закон прямо не предусматривает и одновременно не запрещает совершение определённых действий, данные вопросы следует изучать в свете сложившейся практики вынесения судебных решений.

Если говорить о пути развития, который сегодня выбирают арбитражные суды, цессию относят к виду сделки, все-таки обладающей признаком возмездности.

Так, Президиум ВАС РФ (Высшего Арбитражного суда) выразил позицию, что если суд установит факт заключения договора цессии на безвозмездной основе, то данная сделка будет квалифицироваться как договор дарения. Подобную позицию ВАС РФ изложил в Определении от 25.10.13 г., вынесенного по результатам рассмотрения дела № А 53 – 37142 /12.

Из этого следует вывод, что отсутствие в договоре конкретных условий об оплате и цене передаваемого права ведет к тому, что спорные вопросы по данному договору будут рассматриваться судами, как если бы сторонами был заключен договор дарения.

Особых проблем бы не возникало, если бы в гражданском законодательстве не содержался прямой запрет на дарение имущества между юридическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность.

Замечание специалиста: запрет дарения для коммерческих организаций установлен подп. 4 п. 1 статьи 575 ГК РФ.

Таким образом, заключаемый между коммерческими организациями договор цессии, в случае, если он не содержит условие об обязательстве цедента передать цессионарию право требования путем безвозмездного отчуждения, ничтожен в силу не соответствия его требованиям подп. 4 п. 1 статьи 575 ГК РФ.

Сделка, признанная ничтожной, не влечет для ее участников последствий, к наступлению которых они стремились. Переданные по такому договору права требования аннулируются и не считаются переданными.

Возможно, Вам будет также интересна статья о том, как признать договор цессии недействительным.

Статью об уплате НДС и налоговых последствиях при заключении договоров цессии читайте .

Безвозмездная уступка права между физлицами

Говоря о переуступке на безвозмездной основе, физические лица свободны в заключении данного вида сделок. Во всяком случае, такого запрета не содержится в Гражданском кодексе.

Действительно, заключаемый между физическими лицами договор уступки права, в том числе уступки по ДДУ, может иметь безвозмездный характер. Данное право закреплено пунктом 3 статьи 576 ГК РФ.

Однако безвозмездная переуступка права в данном случае является договором смешанного характера и при ее оформлении следует руководствоваться правилами об уступке, установленными в главе 24 ГК РФ и правилами о дарении, предусмотренными главой 32 ГК РФ. Это следует из пункта 1 статьи 572 ГК РФ, которая указывает на признаки дарения в безвозмездной сделке по передаче права требования.

Поэтому при составлении договора безвозмездной уступки следует включить в договор существенные (обязательные) условия, предусмотренные гражданским законодательством для обоих видов договоров: уступки и дарения.

Например, существенным условием договора цессии является условие о передаваемом праве требования, а существенным условием договора дарения — условие о безвозмездной передаче права.

Совет юриста: из договора должно ясно следовать, что стороны имеют намерение совершить безвозмездную сделку по передаче права на объект недвижимости.

Если в договоре отсутствует условие о цене уступаемого права, то это еще не говорит однозначно о том, что договор является безвозмездным. В содержании договора должна присутствовать четкая формулировка о том, что цедент безвозмездно передает цессионарию право требования.

Отсутствие в договоре очевидного намерения может впоследствии привести к тому, что сделка будет признана возмездной и цедент будет вправе требовать оплату уступаемого по договору права требования.

Рекомендация специалиста: поможет избежать рисков наступления неблагоприятных последствий внимательное изучение всех подписываемых документов.

Заключая договор дарения следует помнить о том, что данный вид сделок имеет отрицательный нюанс, связанный с налогами.

Например, получивший право по такому договору участник долевого строительства лишается возможности на получение налогового вычета при покупке, т.к. отсутствуют для этого основания, в случае продажи не сможет уменьшить доходы на произведенные расходы, т.к. расходы отсутствуют.

Смотрите видео, в котором опытный юрист подробно разъясняет все нюансы договоров дарения между физическими лицами:

Внимание! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — звоните по телефонам:

ДОГОВОР УСТУПКИ ПРАВ

возмездной уступки прав (цессии) по договору купли-продажиг. «» 2020 г. в лице , действующего на основании , именуемый в дальнейшем «Цедент», с одной стороны, и в лице , действующего на основании , именуемый в дальнейшем «Цессионарий», с другой стороны, именуемые в дальнейшем «Стороны», заключили настоящий договор, в дальнейшем «Договор», о нижеследующем:

ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА

1.1. Цедент уступает, а Цессионарий принимает в полном объеме право требования по договору купли-продажи № от «»2020г., заключенному между Цедентом и Должником — , являющимся покупателем по данному договору.

1.2. Право требования Цедента к Должнику по состоянию на дату подписания настоящего договора составляет рублей, в том числе рублей – стоимость переданного и неоплаченного товара по договору купли-продажи № от «»2020г., рублей – пени за просрочку оплаты товара по договору купли-продажи № от «»2020г., итого с учетом налогов — рублей. Указанный выше размер задолженности Должника перед Цедентом по договору купли-продажи № от «»2020г., в том числе пеней, подтверждается актом сверки взаиморасчетов от «»2020г., прилагаемым к настоящему договору, подписанным полномочными представителями Цедента и Должника.

ОПЛАТА ПО ДОГОВОРУ

2.1. Уступка права требования Цедента к Должнику, осуществляемая по настоящему договору, является возмездной.

2.2. В качестве оплаты за уступаемое право требования Цедента к Должнику по договору купли-продажи № от «»2020г. Цессионарий обязуется выплатить Цеденту денежные средства в размере рублей, итого с учетом налогов — рублей.

2.3. Указанная сумма денежных средств будет выплачиваться Цессионарием в следующем порядке: .

2.4. С момента уплаты суммы, указанной в п. 2.2 настоящего договора, обязанности Цессионария по настоящему договору считаются исполненными.

ПЕРЕДАЧА ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ)

3.1. В -дневный срок со дня подписания настоящего договора Цедент обязан передать Цессионарию по акту приема-передачи все имеющиеся у него документы, удостоверяющие право требования Цедента к Должнику по договору купли-продажи № от «»2020г., а именно:

  • договор купли-продажи № от «»2020г. (подлинник);
  • подлинники приложений, дополнительных соглашений к договору купли-продажи № от «»2020г., являющихся неотъемлемой частью вышеуказанного договора (в случае, если они имеются);
  • подлинник (заверенная печатью Цедента копия) акта сверки по договору купли-продажи № от «»2020г. между Цедентом и Цессионарием;
  • заверенные печатью Цедента (при наличии возможности удостоверить нотариально — нотариально удостоверенные) копии накладных и счетов-фактур, подтверждающих передачу товара от Цедента к Должнику по договору купли-продажи № от «»2020г. между ними;
  • иные имеющиеся документы, относящиеся к исполнению договора купли-продажи № от «»2020г. между Цедентом и Должником.

3.2. Акт приема-передачи документов составляется и подписывается полномочными представителями Цедента и Цессионария и является неотъемлемой частью настоящего договора.

3.3. Цедент обязан сообщить Цессионарию все иные сведения, имеющие значение для осуществления Цессионарием своих прав по договору купли-продажи № от «»2020г. с Должником.

3.4. С момента подписания акта приема-передачи, указанного в п. 3.2 настоящего договора, обязанности Цедента по настоящему договору считаются исполненными.

3.5. С момента подписания настоящего договора Цессионарий становится новым кредитором Должника по договору купли-продажи № от «»2020г.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН

4.1. За неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по настоящему договору стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодательством.

4.2. Цедент несет ответственность за достоверность передаваемых в соответствии с настоящим договором документов и гарантирует наличие и передачу всех уступленных Цессионарию прав.

4.3. Цедент отвечает за действительность передаваемых по настоящему договору прав и обязанностей.

4.4. Цедент не несет ответственности за неисполнение Должником требования, передаваемого по настоящему договору.

4.5. В случае нарушения Цессионарием п. 2.3 настоящего договора он уплачивает Цеденту пени в размере % от неуплаченной суммы за каждый день просрочки.

4.6. В случае нарушения Цедентом п. 3.1 настоящего договора он уплачивает Цессионарию штраф в размере за каждый день просрочки передачи документов.

ФОРС-МАЖОР

5.1. Стороны освобождаются от ответственности за частичное или полное неисполнение обязательств по настоящему договору, если это неисполнение явилось следствием обстоятельств непреодолимой силы, возникших после заключения настоящего договора в результате обстоятельств чрезвычайного характера, которые стороны не могли предвидеть или предотвратить.

5.2. При наступлении обстоятельств, указанных в п.5.1, каждая сторона должна без промедления известить о них в письменном виде другую сторону. Извещение должно содержать данные о характере обстоятельств, а также официальные документы, удостоверяющие наличие этих обстоятельств и, по возможности, дающие оценку их влияния на возможность исполнения стороной своих обязательств по данному договору.

5.3. Если сторона не направит или несвоевременно направит извещение, предусмотренное в п.5.2, то она обязана возместить второй стороне понесенные ею убытки.

5.4. В случае наступления обстоятельств, предусмотренных в п.5.1, срок выполнения стороной обязательств по настоящему договору отодвигается соразмерно времени, в течение которого действуют эти обстоятельства и их последствия.

5.5. Если наступившие обстоятельства, перечисленные в п.5.1, и их последствия продолжают действовать более , стороны проводят дополнительные переговоры для выявления приемлемых альтернативных способов исполнения настоящего договора.

КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ

6.1. Условия настоящего договора и соглашений (протоколов и т.п.) к нему конфиденциальны и не подлежат разглашению.

6.2. Стороны принимают все необходимые меры для того, чтобы их сотрудники и другие лица без предварительного согласия другой стороны не информировали третьих лиц о деталях данного договора и приложений к нему.

РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ

7.1. Все споры или разногласия, возникающие между сторонами по настоящему договору или в связи с ним, разрешаются путем переговоров между сторонами.

7.2. В случае невозможности разрешения разногласий путем переговоров они подлежат рассмотрению в арбитражном суде в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

7.3. По вопросам, не урегулированным договором, подлежат применению законы и иные правовые акты Российской Федерации, в том числе соответствующие правовые акты, принятые субъектами Российской Федерации и органами местного самоуправления. В случае противоречия условий договора положениям законов и иных правовых актов подлежит применению закон или иной правовой акт.

ИЗМЕНЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ДЕЙСТВИЯ ДОГОВОРА

8.1. Настоящий договор может быть изменен или прекращен по письменному соглашению сторон, а также в других случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации и настоящим договором.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

9.1. Любые изменения и дополнения к настоящему договору действительны при условии, если они совершены в письменной форме и подписаны надлежаще уполномоченными на то представителями сторон.

9.2. Все уведомления и сообщения должны направляться в письменной форме. Сообщения будут считаться исполненными надлежащим образом, если они посланы заказным письмом, по телеграфу, телетайпу, телексу, телефаксу или доставлены лично по юридическим (почтовым) адресам сторон с получением под расписку соответствующими должностными лицами.

9.3. Настоящий договор вступает в силу с момента его подписания сторонами и действует до полного исполнения ими своих обязательств по настоящему договору.

9.4. Настоящий договор составлен в двух экземплярах, имеющих одинаковую юридическую силу, по одному экземпляру для каждой из сторон.

9.5. Цедент обязуется в -дневный срок после подписания настоящего договора уведомить Должника по договору купли-продажи № от «»2020г. и всех заинтересованных третьих лиц об уступке своего права требования по договору купли-продажи № от «»2020г.

ЮРИДИЧЕСКИЕ АДРЕСА И РЕКВИЗИТЫ СТОРОН

ЦедентЮр. адрес:Почтовый адрес:ИНН:КПП:Банк:Рас./счёт:Корр./счёт:БИК: ЦессионарийЮр. адрес:Почтовый адрес:ИНН:КПП:Банк:Рас./счёт:Корр./счёт:БИК:

ПОДПИСИ СТОРОН

Цедент _________________ Цессионарий _________________

Документы о сделках цессии (соглашения об уступке права требования) очень часто не содержат указаний на наличие и характер встречного удовлетворения, что характерно для абстрактных сделок. Соглашение, определяющее основание уступки, как правило, существует, но оформляется самостоятельно.

На практике такое оформление сделок уступки нередко необоснованно воспринимается как обстоятельство, достаточное для вывода о квалификации отношений между цедентом и цессионарием как договора дарения. Поскольку дарение между коммерческими организациями запрещено законом (п.

4 ст. 575 ГК РФ), суды при рассмотрении требований, заявленных цессионариями к должникам, признавали такие сделки цессии недействительными.

Анализируя складывающуюся практику арбитражных судов, О. Свириденко делает вывод, что при рассмотрении вопросов, связанных с признанием возмездности договора уступки права (требования), суды идут по пути признания необходимости наличия данного признака в договорах цессии. При этом основной акцент при принятии судебного акта делается на то, что при отсутствии признака возмездности в договоре он признается договором дарения, что влечет его ничтожность . Эти данные подтверждают и другие авторы. Так, Н.В. Федоренко приводит позицию одного из окружных судов, высказавшего при рассмотрении конкретного дела мнение, что в силу отсутствия прямого указания на возмездность в самом тексте договора он противоречит требованиям ст. 575 ГК РФ . Примеры такого подхода весьма многочисленны.

См.: Свириденко О. Перемена лица в обязательстве // Российская юстиция. 1999. N 9. С. 41.

См.: Федоренко Н.В. Цессия: проблемы судебной практики // Арбитражная практика. 2001. Спецвып. С. 54.

Есть ли основания квалифицировать как договор дарения всякую сделку уступки права требования, в которой отсутствует указание на встречное предоставление?

В ряде публикаций и некоторых судебных решениях нередко приводятся такие доводы, как отсутствие в гл. 24 ГК РФ прямого указания на наличие признака возмездности уступки права и запрета безвозмездности цессии, на отсутствие в законодательстве обязательного требования заключения цессии на условиях возмездности . С приведенными положениями нельзя не согласиться, если речь идет о собственно распорядительных сделках уступки требования. Положение меняется, если мы рассматриваем соглашения, лежащие в основании сделок по передаче права.

См.: Свириденко О. Перемена лица в обязательстве. С. 41.

Предметом договора дарения в соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ могут являться и действия дарителя по безвозмездной передаче одаряемому имущественного права к третьему лицу. Под безвозмездностью передачи понимается отсутствие какой-либо причинной обусловленности такой передачи. Возмездность может состоять в передаче цессионарием или принятии на себя обязательства передать деньги, вещи, права требования или иные имущественные права, в оказании услуг и производстве работ, в освобождении им цедента от долга и т.д.

Причина передачи права может определяться характером взаимоотношений сторон. Например, в договоре комиссии комиссионер в случае неисполнения третьим лицом сделки, заключенной с ним, обязан немедленно сообщить об этом комитенту и по требованию комитента передать ему права по такой сделке с соблюдением правил об уступке требования (п.

2 ст. 993 ГК РФ). Комитент, конечно же, ничего не передает взамен, но означает ли это безвозмездность уступки? В данном случае сам характер отношений между комитентом и комиссионером определяет причину передачи права — комиссионер не облагодетельствует комитента, а выполняет обязательство перед ним, передавая те права, реализация которых, собственно, и представляет экономический интерес комитента.

Возмездность вытекает и из отношений сторон по иным сделкам и обязательствам. Так, право может быть передано цедентом цессионарию во исполнение обязательства цедента перед третьим лицом по указанию последнего.

Безвозмездный характер отношений в условиях товарно-денежного оборота представляет собой исключение, а не правило. «Дарственный характер предоставления не предполагается, а должен быть положительно доказан» . На исключительный характер безвозмездных отношений в гражданском праве указывал и А.Л. Маковский .

Новицкий И.Б. Обязательства из договоров: Коммент. к ст. ст. 130 — 140 и 144 — 146 Гражданского кодекса. М., 1924. С. 40.

Исходя из этого, действующий ГК устанавливает презумпцию возмездности в случаях, когда возникают сомнения, является ли соответствующее отношение дарением или носит возмездный характер. На основании п. 2 ст. 572 ГК РФ соглашение, не предусматривающее встречное предоставление цеденту со стороны цессионария, может быть признано договором дарения в том случае, если оно содержит ясно выраженное намерение цедента совершить безвозмездную передачу соответствующего права.

Необходимо также учитывать и положения п. 3 ст. 423 ГК РФ, устанавливающие презумпцию возмездности всякого гражданско-правового договора: договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. В связи с этим не вызывает сомнений в обоснованности позиция М.И. Брагинского, полагающего, что соглашение об уступке права, которое не содержит указания на встречное предоставление цессионария, следует оценивать как дарение «лишь в тех случаях, когда в его тексте положительно решен вопрос о безвозмездности передачи дара либо когда заинтересованным лицом будет доказано отсутствие какой-либо причинной обусловленности безвозмездной уступки права» . Такого же мнения придерживается и В.В. Почуйкин , полагающий, что до тех пор, пока не доказано обратное, существует презумпция возмездности цессии.

КонсультантПлюс: примечание.

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 2. С. 346.

См.: Почуйкин В.В. Соглашение об уступке права требования в спорах, рассматриваемых арбитражными судами. С. 52.

Данная позиция в целом была воспринята и в практике арбитражных судов последнего времени. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в одном из своих постановлений, в частности, указал, что «в силу п. 2 ст. 572 ГК РФ обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара» .

Постановление Президиума ВАС РФ от 5 июня 2001 г. N 8303/00.

Встречающиеся в литературе попытки обосновать иной подход вряд ли можно назвать удачными. Так, О. Ломидзе считает недопустимым при отсутствии в соглашении о цессии информации о ее основании предполагать продажу либо дарение. Поэтому, «если стороны соглашения о цессии не смогут по запросу суда предоставить доказательства, подтверждающие причинную обусловленность уступки права, соглашение о цессии следует квалифицировать как дарение» .

Разделим высказанные О. Ломидзе положения, поскольку в них затрагивается не только вопрос презумпции возмездности или безвозмездности договора, лежащего в основе передачи права, но и проблемы необходимости доказывания «причин» или целей передачи права, а также распределения бремени доказывания наличия или отсутствия основания сделки цессии.

Очевидно, что в вопросе о презумпциях рассматриваемое мнение прямо противоречит подходу, закрепленному в законе. Выводить отношения по поводу передачи прав из-под действия данной презумпции, так как «права не являются товаром», нет никаких оснований. Но, даже если согласиться с посылкой О. Ломидзе, действие п. 3 ст. 423 ГК РФ будет распространяться на соглашения об отчуждении права, так как его действие не ограничено только отношениями по поводу товаров. Отметим также, что данный автор противопоставляет дарение только купле-продаже, в то время как возмездность не сводится лишь к получению денежной платы.

Та логика, которой руководствовался законодатель, устанавливая необходимость доказывания безвозмездности, позволяет сделать и еще один вывод — при передаче права посредством совершения сделки цессии наличие основания передачи должно предполагаться, так как в гражданском обороте беспричинная передача имущества, передача, не преследующая каких-либо целей (например, ошибочная), крайне редка. Доказывать заинтересованное лицо должно отсутствие основания передачи, а не его наличие.

Именно таким путем в последние годы идет и арбитражно-судебная практика. Так, отказывая в удовлетворении кассационной жалобы, в которой ответчик (должник) ссылался на ничтожность договора цессии как безвозмездной сделки, кассационная инстанция указала, что он не представил никаких доказательств, подтверждающих это утверждение: «Довод заявителя относительно безвозмездности соглашения об уступке требования отклоняется. В соответствии с п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным. Сторона, ссылающаяся на безвозмездность договора, должна доказать это обстоятельство. Поскольку заявитель жалобы каких-либо доказательств безвозмездности договора уступки суду первой инстанции не представлял, довод о безвозмездности договора не может служить основанием для отмены решения» .

Постановление ФАС Московского округа от 22.06.2000 N КГ-А40/2390-00.

В другом случае кассационная инстанция указала, что при вынесении обжалуемых судебных актов арбитражными судами не было учтено, что в силу п. 2 ст. 572 ГК РФ обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара.

Однако договор цессии такого намерения не содержал. Более того, договором предусматривалось, что в счет уступаемого требования цессионарий перечисляет цеденту с рублевого корсчета соответствующую сумму, т.е. самим договором предусмотрена его возмездность. При таких основаниях у судов не имелось правовых оснований для признания договора цессии безвозмездной сделкой дарения, а в связи с этим и ничтожной сделкой .

В некоторых случаях суды при оценке соглашений о цессии квалифицировали отношения сторон как договор дарения в ситуациях, когда стороны предусмотрели в договоре встречное обязательство, но оно не соответствует действительной стоимости отчуждаемого имущества. Н.В. Федоренко приводит в качестве примера дело, при рассмотрении которого кассационная инстанция указала, что дарение может происходить не только в форме безвозмездной передачи имущества, но и путем продажи имущества (имущественного права) по явно заниженной цене. В этом случае по действительной цене оплачивается только часть имущества, а остальная часть, по существу, передается безвозмездно .

См.: Федоренко Н.В. Цессия: проблемы судебной практики. С. 54.

Вряд ли можно согласиться с подобным подходом, поскольку существо договора определяется сторонами своей волей и в своем интересе. Если стороны строили свои отношения как возмездные, то оценка встречного предоставления для определения вида договора по общему правилу не имеет значения. Вмешательство суда в частные отношения сторон нельзя признать допустимым.

Изложенная выше позиция заставляет вспомнить римский закон (Lex Anastasiana), согласно которому цессионарий, приобретший право за эквивалент, сравнительно меньший с обязательством должника, мог требовать от должника только то, что сам уплатил за уступленное ему право. Еще в конце XIX в. Д.И. Мейер указывал, что этот римский закон пригоден для несовершенного экономического быта, в котором уступка права по обязательству встречается не как обычный хозяйственный оборот, а как явление более или менее исключительное для быта. «Но в современном быту уступка права по обязательству составляет явление нормальное, — пишет он, — и не крайность есть обычное основание уступки права, а потребность в обороте капитала составляет ее основание». Ограничение, подобное установленному римским законом, «стеснило бы движение претензии. Но чем меньше свободы в движении права по обязательству, тем меньше желающих приобрести его и тем тяжелее положение тех, которые желают уступить свое право, тем значительнее потеря их при уступке.

Разница между ценностью уступаемого права и суммой платежа за него не является несправедливым обогащением цессионария. Это «справедливое вознаграждение за преждевременное удовлетворение по обязательству и определяется современным положением экономического быта» .

Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. С. 119.

Однако при наличии соответствующих фактических обстоятельств можно представить ситуацию, когда якобы возмездный договор имеет целью прикрыть дарение. В этом случае «явный» договор ничтожен как притворная сделка (ст. 170 ГК РФ). Определенное значение стоимость встречного предоставления будет иметь и при оценке действительности совершенных сделок в рамках законодательства о банкротстве.

Невозможно найти теоретическое обоснование и для практики признания недействительными сделок уступки, содержащих указание на встречное предоставление в связи с неисполнением приобретателем права своих обязанностей по договору, например уклонение от передачи денег в оплату переданного права требования. Правовой эффект (действительность) договора не зависит от факта его исполнения сторонами. Если в отношениях по купле-продаже вещи никому не придет в голову признавать договор недействительным на том основании, что вещь не оплачена покупателем, то почему такой подход считается допустимым в отношениях, предметом которых является право требования?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *