Имеет ли право адвокат?

Уважительные причины должны быть перечислены

Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, президент АП Вологодской области 6 июня 2017 г.

О праве адвоката на досрочное прекращение защиты

Какие бы противоречивые точки зрения ни высказывали мои коллеги по данному вопросу, его грамотное разрешение возможно лишь путем обращения к закону.
Достаточно глубокий анализ по этой тематике дали вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров в статье «Договором закон не поправить» (АГ. 2016. № 24 (233)) и советник ФПА РФ Василий Раудин в статье «Адвокатское соглашение» (АГ. 2017. № 1 (234)).
Я хотел бы несколько сузить тему и коснуться лишь вопроса досрочного прекращения защиты подозреваемого, обвиняемого по инициативе адвоката, поскольку право самого подозреваемого, обвиняемого на отказ от защиты (конкретного защитника) не вызывает особых дискуссий (ст. 52 УПК РФ).
Адвокатская практика показала, что некоторые адвокаты, принимая поручение на защиту по уголовному делу – как по соглашению, так и по назначению, не всегда доводят дело до его разрешения органом, в чьем производстве оно находится, и это происходит порой по инициативе адвоката. Если защита осуществлялась по назначению, выход адвоката из дела и замена его другим защитником по назначению не порождает, как правило, проблем и конфликтов с подзащитным. Сложнее ситуация обстоит, когда адвокат вступил в уголовное дело в качестве защитника по соглашению и на какой-то стадии уголовного судопроизводства досрочно прекращает защиту по своей инициативе, вопреки воле клиента. Возникает вопрос, позволяет ли закон так поступить адвокату, либо все-таки есть какие- то обстоятельства, которые дают законное право адвокату досрочно прекратить защиту, а по сути, отказаться от нее? Часто причиной досрочного прекращения адвокатом защиты является невыполнение доверителем условий соглашения по выплате вознаграждения. При этом некоторые адвокаты ссылаются на то, что одностороннее расторжение соглашения по инициативе адвоката предусмотрено соглашением при невыполнении условий по внесению обусловленного сторонами гонорара и, соответственно, при его расторжении отпадают правовые основания участия адвоката в деле. Наверно, такому толкованию права на досрочное прекращение защиты адвокатами способствовала и позиция Квалификационной комиссии и Совета Адвокатской палаты г. Москвы, указавших в своих решениях по одному из дисциплинарных производств на то, что расторжение соглашения между адвокатом и доверителем влечет и прекращение защиты, что нельзя расценивать как отказ от защиты.
Уважая мнения коллег, тем не менее еще раз кратко проанализирую правовую составляющую этого вопроса.
Действующее законодательство прямо указывает, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (подп. 6 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре), п. 7 ст. 49 УПК РФ).
Данные требования закона также нашли отражение в п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката: «…Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда…», в п. 17 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, принятого 20 апреля 2017 г. VIII Всероссийским съездом адвокатов: «Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов».

Таким образом, закон императивно гласит, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты, указывая лишь на исключения, которые перечислены в законе.
Что же это за исключения в законе, которые позволяют адвокату отказаться от принятой на себя защиты?
В первую очередь следует обратиться к ст. 72 УПК РФ, в которой перечислены обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника. В подп. 1, 2 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре также указаны запреты в принятии адвокатом поручения (данные пункты непосредственно касаются защитника в уголовном судопроизводстве). В ст. 13 КПЭА говорится: «…помимо случаев, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, адвокат не вправе принимать поручение на осуществление защиты по одному уголовному делу от двух и более лиц, если:
1) интересы одного из них противоречат интересам другого;
2) интересы одного, хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются различных позиций по одним и тем же эпизодам дела;
3) необходимо осуществлять защиту лиц, достигших и не достигших совершеннолетия…».
При выявлении обстоятельств, указанных в ст. 72 УПК РФ, в подп. 1, 2 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре, в ст. 13 КПЭА, после заключения соглашения адвокат обязан расторгнуть соглашение и заявить самоотвод.
Закон не предусматривает иных оснований для отказа адвоката от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого, кроме тех, которые перечислены в законе.
Соответственно, и факт расторжения соглашения между адвокатом и доверителем, автоматически не может влечь прекращение защиты подозреваемого и обвиняемого по инициативе адвоката.
Таким образом, одностороннее расторжение соглашения в силу закона невозможно. Право на одностороннее расторжение договора может быть предусмотрено в договоре лишь в случае, если это предпринимательский договор. Поскольку ни доверитель, ни адвокат не являются субъектами предпринимательской деятельности, соответственно, они не могут предусматривать в договоре право на одностороннее расторжение договора (ст. 310 ГК РФ).
А в случае указания в соглашении на одностороннее расторжение договора и прекращения защиты адвокатом подобные условия будут противоречить закону и соответственно признаваться ничтожными.
Поэтому надо признать, что законодатель не дает адвокату права отказаться от защиты своего клиента в случае расторжения соглашения, в том числе и по причине неисполнения доверителем условий соглашения по оплате гонорара.
Тем не менее на практике могут возникать ситуации, не позволяющие адвокату продолжать защиту, помимо тех, которые перечислены в ст. 72 УПК РФ, в подп. 1, 2 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре, в ст. 13 КПЭА. Хотя законодатель не указывает на право адвоката по уважительной причине отказаться от защиты, однако такие обстоятельства могут иметь место, поэтому Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам (КЭС) следует обратить на них внимание.
С моей точки зрения, КЭС должна в своих разъяснениях привести примерный перечень уважительных причин, в силу которых адвокат вправе отказаться от дальнейшей защиты подозреваемого, обвиняемого. Таковыми причинами, на мой взгляд, могут быть: болезнь адвоката; переезд адвоката на постоянное место жительство в другой субъект РФ; передача дела для расследования (рассмотрения) по подследственности (подсудности) в другой субъект РФ, о чем адвокату не было известно при заключении соглашения, и тому подобные причины.

Не дав подобных разъяснений, мы не обеспечим защиту добросовестным адвокатам их прав при осуществлении ими защиты по уголовным делам.
КЭС следует, с моей точки зрения, также предусмотреть ситуации, когда действительно доверитель, злоупотребляя правом, не выполняет условий соглашения в части уплаты гонорара, а также расходов, связанных с осуществлением защиты. Конечно, в этой ситуации адвокатам следует рекомендовать быть более осмотрительными при заключении соглашения с доверителем и до начала защиты, как правило, настаивать на уплате большей части согласованного размера гонорара, памятуя, что отказ от защиты недопустим. Если же так случилось, что клиент не заплатил полного гонорара и настаивает на дальнейшем участии адвоката в деле, то, видимо, Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам в своих разъяснениях необходимо предусмотреть возможность обращения адвоката с соответствующим заявлением в адвокатскую палату субъекта РФ, членом которой он является, и в орган, в чьем производстве находится дело, о прекращении защиты по соглашению и назначению его в качестве защитника в порядке ст. 51 УПК РФ. Конечно, такая ситуация неприятна для адвоката, но наша профессия и статус адвоката обязывают его продолжить защиту подозреваемого, обвиняемого.
Также считаю необходимым Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам дать разъяснения о пределах принятой адвокатом защиты, от которой он не вправе отказаться.
Как известно, уголовное судопроизводство осуществляется стадийно (досудебное и судебное производство). Практика показала, что адвокаты заключают соглашения с доверителями на осуществление защиты как по стадиям (предварительное следствие, судебное следствие), так и на защиту на всех стадиях уголовного судопроизводства.
Согласно п. 2 ст. 13 КПЭА адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда. Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции.
Редакция данной нормы КПЭА все же позволяет адвокату заключать соглашение отдельно на стадии как предварительного следствия, так и судебного разбирательства. В том случае, если адвокат заключил соглашение на осуществление защиты только на стадии предварительного следствия, то отказаться от участия в судебном заседании он может лишь при наличии уважительной причины. Соответственно, Комиссия ФПА РФ по этике и стандартам должна определиться с примерным перечнем уважительных причин, дающих право адвокату отказаться от продолжения защиты на очередной стадии уголовного судопроизводства. Необходимо также дать разъяснения адвокатам, как им поступать в тех ситуациях, когда адвокат заключил соглашение на защиту только на стадии предварительного следствия, подзащитный настаивает на его участии в судебном заседании, а заключать соглашение отказывается, соответственно, отказывается и оплачивать работу адвоката. Может ли адвокат в такой ситуации отказаться от продолжения защиты в судебном заседании?
С моей точки зрения, жизненные ситуации, которые не позволяют адвокату продолжить защиту, очень разнообразны, и в связи с этим было бы целесообразным Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам в своих разъяснениях предусмотреть право адвоката на обращение в совет адвокатской палаты с просьбой о разрешении вопроса о его праве на досрочное прекращение защиты при наличии уважительных причин, препятствующих продолжению защиты подозреваемого, обвиняемого.
Мне резонно могут возразить коллеги тем аргументом, что решение об освобождении адвоката от защиты при вышеуказанных обстоятельствах находится в компетенции дознавателя, следователя и суда, а не совета адвокатской палаты. Да и орган, в чьем производстве находится дело, может игнорировать разъяснение совета, данное адвокату по его обращению о досрочном прекращении защиты.
Да, в этом они отчасти будут правы.
Тем не менее следует принять во внимание следующее.
Действующим уголовно-процессуальным законом не регламентирована процедура прекращения защиты по инициативе адвоката, поскольку законодатель предусмотрел в законе запрет на отказ от защиты, за исключением отвода (самоотвода) адвоката по обстоятельствам, указанным в ст. 72 УПК РФ, и в порядке, установленном п. 1 ст. 69 УПК РФ.
Поэтому полагаю, что данный вопрос процессуально должен разрешаться по аналогии с самоотводом адвоката. То есть адвокат должен обратиться к дознавателю, следователю, суду с заявлением о досрочном прекращении защиты с указанием уважительных причин, по которым он не может продолжить защиту. Окончательное процессуальное решение, с моей точки зрения, должен по этому вопросу принять дознаватель, следователь, суд и в случае удовлетворения данного заявления адвоката – принять меры к замене защитника. Необоснованный отказ дознавателя, следователя и суда в удовлетворении заявления адвоката о досрочном прекращении защиты при наличии уважительных причин может быть обжалован в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.
При этом не могут быть признаны законными доводы адвоката в обоснование досрочного прекращения защиты о том, что он разошелся с позицией своего подзащитного, ибо это элементарное нарушение права на защиту. Согласно подп. 3 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя. Это положение закона также нашло отражение в п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.
Разъяснения совета адвокатской палаты, данные адвокату по вопросу досрочного прекращения защиты, конечно, не будут обязательными для дознавателя, следователя и суда, поскольку не предусмотрены уголовно-процессуальным законом, но, на мой взгляд, будут играть определенную роль при принятии ими соответствующего процессуального решения, направленного на реальное обеспечение права на защиту подозреваемого, обвиняемого. Тем более что разъяснения совета, данные адвокату, основаны на действующем Законе об адвокатуре.
В соответствии с подп. 19 п. 3 ст. 31 Закона об адвокатуре совет адвокатской палаты дает в пределах своей компетенции по запросам адвокатов разъяснения по поводу возможных действий адвокатов в сложной этической ситуации, касающейся соблюдения этических норм, на основании КПЭА. Согласно п. 4 ст. 4 КПЭА в сложной этической ситуации адвокат имеет право обратиться в совет за разъяснением, в котором ему не может быть отказано. Адвокат, действовавший в соответствии с разъяснениями совета относительно применения положений Кодекса профессиональной этики адвоката, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности (п. 3 ст. 18 КПЭА).

Изложенная точка зрения по вышеуказанному вопросу отражает лишь мое субъективное мнение не только как руководителя региональной палаты, но и как практикующего адвоката. Поделиться Прямая ссылка на материал: Поделиться: Поделиться

Вопрос-ответ

Может ли адвокат заниматься иной оплачиваемой, в том числе предпринимательской, деятельностью вне рамок адвокатской деятельности?

В соответствии с п.1 ст.2 Федерального закона от 31.05.2002 №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон) адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

Согласно пп.4 п.1 ст.7 Федерального закона адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката, принятого Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 (далее — Кодекс). В соответствии с п.3 ст.9 Кодекса адвокат не вправе вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе, а также иной деятельности в случаях, предусмотренных законодательством.

Помимо этого в соответствии с п.2 ст.1 Федерального закона адвокатская деятельность не является предпринимательской.

Таким образом, с учётом пп.4 п.1 ст.7 Федерального закона и п.3 ст.9 Кодекса гражданин, имеющий статус адвоката, не может одновременно осуществлять адвокатскую и предпринимательскую, а также иную оплачиваемую деятельность, за исключениями, предусмотренными Кодексом.

Какие действия адвоката в отношении клиента являются неправомерными?

Обязательные для каждого адвоката правила поведения в отношении доверителя установленыКодексом профессиональной этики адвоката, принятого Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 (далее — Кодекс), так, например, адвокат не вправе:

1) действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне;

2) занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного;

3) навязывать свою помощь лицам и привлекать их в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другими недостойными способами;

4) принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить;

5) разглашать без согласия доверителя сведения, сообщенные им адвокату в связи с оказанием ему юридической помощи, и использовать их в своих интересах или в интересах третьих лиц;

6) принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить;

7) допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения.

При совершении адвокатом нарушений Кодекса умышленно или по грубой неосторожности к нему применяются меры дисциплинарной ответственности.

Может ли адвокат Адвокатской палаты Архангельской области осуществлять деятельность в другом субъекте Российской Федерации?

Согласно п.5 ст.9 Федерального закона от 31.05.2002 №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе осуществлять адвокатскую деятельность на всей территории Российской Федерации без какого-либо дополнительного разрешения.

Может ли адвокат быть представителем моего несовершеннолетнего сына при защите его прав?

Права и обязанности могут осуществляться лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) на основании: 1) доверенности; 2) указания закона (законные представители); 3) наличия акта уполномоченного государственного органа или органа местного самоуправления. Когда совершение действий обусловлено предписанием закона, речь идет о законном представительстве. Так, в пункте 1 статьи 64 Семейного кодекса Российской Федерации закреплено, что защита прав и интересов детей возлагается на их родителей. Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий.

Согласно пунктам 3, 4 статьи 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации права, свободы и законные интересы несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, защищают в процессе их законные представители (родители, усыновители, попечители). В случаях, предусмотренных федеральным законом, по делам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых и иных правоотношений, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе лично защищать в суде свои права, свободы и законные интересы. Однако суд вправе привлечь к участию в таких делах законных представителей несовершеннолетних.

В соответствии с пунктом 2 статьи 5 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации способность своими действиями осуществлять процессуальные права, в том числе поручать ведение административного дела представителю, и исполнять процессуальные обязанности в административном судопроизводстве (административная процессуальная дееспособность) принадлежит несовершеннолетним гражданам в возрасте от 16 до 18 лет по административным делам, возникающим из спорных административных и иных публичных правоотношений, в которых указанные граждане согласно закону могут участвовать самостоятельно. В случае необходимости суд может привлечь к участию в рассмотрении административного дела законных представителей этих граждан.

Положениями части 2 статьи 45 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) установлено, что для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители, в том числе адвокаты.

В силу частей 2.1, 2.2 статьи 45 УПК РФ по ходатайству законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста 16 лет, в отношении которого совершено преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, участие адвоката в качестве представителя такого потерпевшего обеспечивается дознавателем, следователем или судом. В этом случае расходы на оплату труда адвоката компенсируются за счет средств федерального бюджета. По постановлению дознавателя, следователя, судьи или определению суда законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего может быть отстранен от участия в уголовном деле, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего потерпевшего. В этом случае к участию в уголовном деле допускается другой законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего.

В каких случаях судом применяется домашний арест в отношении несовершеннолетних?

В соответствии с положениями части 1 статьи 107 УПК РФ домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля. С учетом состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого местом его содержания под домашним арестом может быть определено лечебное учреждение.

Согласно части 2 статьи 107 УПК РФ домашний арест избирается на срок до двух месяцев. Срок домашнего ареста исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого.

Суд с учетом данных о личности подозреваемого или обвиняемого и фактических обстоятельств может запретить и (или) ограничить выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает; общение с определенными лицами; отправку и получение почтово-телеграфных отправлений; использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

В соответствии с абзацем вторым пункта 40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (далее — Постановление Пленума Верховного Суда РФ) при ограничении выхода за пределы жилого помещения, где подозреваемый или обвиняемый проживает, суду следует перечислить случаи, в которых лицу разрешено покидать пределы жилого помещения (например, для прогулки, для посещения учебного заведения), и указать время, в течение которого лицу разрешается находиться вне места исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста (например, для посещения школы во время учебных занятий, для прогулки в определенное время), и (или) случаи, в которых лицу запрещено покидать пределы жилого помещения (например, в ночное или иное время, при проведении массовых мероприятий или некоторых из них).

Согласно абзацу второму пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ особое внимание надлежит обращать на лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, не достигших 18 лет, — на их возраст, условия жизни и воспитания, особенности личности, влияние на них старших по возрасту лиц, в том числе их законных представителей.

В период ареста за гражданином ведется постоянное наблюдение посредством электронного браслета, который надевается на руку, стационарного устройства, установленного в месте осуществления меры пресечения, посещения квартиры сотрудником и т. п.

В соответствии с пунктом 1 Положения об уголовно-исполнительных инспекциях и норматива их штатной численности, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16.06.1997 №729, уголовно-исполнительные инспекции являются учреждениями, исполняющими в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством меру пресечения в виде домашнего ареста.

Здравствуйте! Мне 16 лет. Я собираюсь устроиться на работу вахтовым методом. Могу ли я заключить трудовой договор с организацией и приступить к работе?

Трудовым законодательством в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации для некоторых видов работ, в том числе работ вахтовым методом, установлены возрастные ограничения.

Так, согласно статье 298 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) к работам, выполняемым вахтовым методом, не могут привлекаться работники в возрасте до 18 лет.

Помимо этого, согласно статье 268 ТК РФ запрещается направление в служебные командировки, привлечение к сверхурочной работе, работе в ночное время, в выходные и нерабочие праздничные дни работников в возрасте до восемнадцати лет (за исключением творческих работников средств массовой информации, организаций кинематографии, теле- и видеосъемочных коллективов, театров, театральных и концертных организаций, цирков и иных лиц, участвующих в создании и (или) исполнении (экспонировании) произведений, в соответствии с перечнями работ, профессий, должностей этих работников, утверждаемыми Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений).

Положениями статьи 265 ТК РФ установлен запрет на применение труда лиц в возрасте до 18 лет на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, на подземных работах, а также на работах, выполнение которых может причинить вред их здоровью и нравственному развитию (игорный бизнес, работа в ночных кабаре и клубах, производство, перевозка и торговля спиртными напитками, табачными изделиями, наркотическими и иными токсическими препаратами, материалами эротического содержания).

Запрещаются переноска и передвижение работниками в возрасте до 18 лет тяжестей, превышающих установленные для них предельные нормы.

Перечень работ, на которых запрещается применение труда работников в возрасте до 18 лет, а также предельные нормы тяжестей утверждаются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

Какие меры дисциплинарной ответственности могут применяться к адвокату?

В соответствии со статьей 18 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятым Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 (далее – Кодекс), нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение следующих мер дисциплинарной ответственности: 1) замечание, 2) предупреждение, 3) прекращение статуса адвоката.

Специальная процедура для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности предусмотрена разделом II Кодекса.

Одним из поводов длявозбуждения дисциплинарного производства Президентом Адвокатской палаты является жалоба, поданная доверителем адвоката или его законным представителем.

Положениями Кодекса устанавливаются исчерпывающий перечень требований к содержанию жалобы, несоблюдение которых влечет признание жалобы недопустимым поводом к возбуждению дисциплинарного производства, а значит, оставление ее без рассмотрения.

В соответствии со статьей 20 Кодекса жалоба должна содержать:

1) наименование адвокатской палаты, в которую подается жалоба;

2) фамилию, имя, отчество доверителя, его место жительства;

3) фамилию, имя, отчество, а также принадлежность к соответствующему адвокатскому образованию адвоката, реквизиты соглашения об оказании юридической помощи и (или) ордера;

4) конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей;

5) обстоятельства, на которых лицо, обратившееся с жалобой, основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;

6) перечень прилагаемых к жалобе документов.

Анонимные жалобы на действия (бездействие) адвокатов не рассматриваются. Не могут являться допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства жалобы (сообщения, представления), основанные на действиях (бездействии) адвоката, не связанных с исполнением им профессиональных обязанностей.

Дисциплинарное производство осуществляется специально уполномоченными органами: 1) Квалификационной комиссией при адвокатской палате, сформированной из представителей адвокатского сообщества, судейского сообщества и органов государственной власти, что обеспечивает объективное и всестороннее рассмотрение дела (представители Управления включены в состав указанной квалификационной комиссии); 2) Советом адвокатской палаты.

Таким образом, дисциплинарное производство включает две стадии разбирательства в устной форме, в закрытых заседаниях, на основе принципов состязательности и равенства участников.

Разбирательство осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе (представлении, сообщении).

По результатам рассмотрения дисциплинарного производства совет адвокатской палаты выносит решение о наличии или об отсутствии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм Кодекса, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих профессиональных обязанностей, о применении к адвокату меры дисциплинарной ответственности.

Таким образом, гражданин вправе обратиться с жалобой на действия (бездействие) адвоката, осуществляющего деятельность в г. Архангельске:

1. В Управление, которое рассматривает обращения граждан в форме предложений, заявлений, жалоб в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 02.05.2006 №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Срок рассмотрения обращения — 30 дней. Кроме того, Управление уполномочено вносить в Адвокатскую палату представление о прекращении статуса адвоката, представление о возбуждении дисциплинарного производства;

2. В Адвокатскую палату Архангельской области (адрес: 163000, г. Архангельск, пр. Троицкий, д. 65, телефон: (8182) 28-50-89).

Отказ адвоката от обязанностей защитника по уголовным делам.

Это только в дореволюционные времена адвокаты имели право отказываться от взятых на себя обязанностей защитника в уголовном суде. Кстати, такая практика наблюдается и в некоторых зарубежных цивилизованных странах. У нас же мы только высказываем сомнения по поводу, что адвокатам запрещено снимать с себя полномочия защитника в уголовных процессах. Но как быть если взгляды адвоката на виновность подозреваемого совпадают со взглядами обвинительной стороны. Да ещё множество причин могло бы быть и есть, чтобы адвокат отказался от защиты, да нельзя. Нет закона, обеспечивающего такое право. И даже в случае расхождения мнений с позицией подзащитного.
Мы можем прочитать в различной литературе, как юристы высказывают недовольство отсутствием соответствующего закона, дающего возможность защитнику снимать с себя обязанности защиты, если их интересы не совпадают или возникают неустранимые противоречия по поводу виновности подсудимого или же по поводу построения защиты. Во всех высказывания наблюдается схожий мотив — прокурору разрешено отказываться от обвинения, а адвокату или юристу от защиты — нет. Разве можно мириться с таким положением?
Есть статья Уголовного Кодекса
№15, ч.4. Там сказано, что и обвинение, и защита перед судом равноправны. Перед судом, но не перед другими его участниками. Равное право предоставлено для судебного разбирательство с исследованием доказательств и их представлением, по изложению личного мнения по делу. Это значит, что и по вопросу виновности подозреваемого стороны вправе иметь своё мнение, а также по вопросу вынесения наказания.
Почему же инициатором судебного преследования или уголовного дела сторона обвинения может быть, а адвокат обязательно назначается либо следователем, либо подсудимым при возможности оплаты услуг защитника. Адвокату не принадлежит возможность инициативы ни для осуществления защиты, ни для отказа от неё. И если защитник вступил в свои обязанности, то снять их с него может кто угодно, только не он сам. А точнее, тот, кто его пригласил, как защитника по делу — обвиняемого лица.
Для отказа от защиты адвокату нужно в точности изложить свои мотивы. Иначе, будет нарушено право подсудимого на защиту во время судебного процесса.
Если подумать, то на практике мы могли бы наблюдать следующее, встаёт в суде адвокат и сообщает, что между ним и подсудимым возникли противоречия взглядов, и от защиты он отказывается. Подсудимый же виновным признавать себя не хочет. Участвующие, естественно, поймут, что уж если защитник считает виновным подозреваемого, а иначе, почему бы ему отказываться от защиты, то тем более сторона обвинения должна вынести самый строгий приговор. Так всё выглядит с логической точки зрения. Но, кроме такой точки зрения есть и понятие человеческого фактора.
Ведь адвокат, попросту может почувствовать себя недостаточно компетентным, чтобы выполнять функции защиты именно по этому делу. Он может испугаться быть ответственным за судьбу человека в случае проигрыша. Отказ адвоката также может основываться на недовольстве размером оплаты или её отсутствием. А бывает и так, что третьи лица перекупают адвоката, если они заинтересованы в том, чтобы подсудимый был признан виновным. Да и мало ли ещё может быть различных вариантов?
Но ответ на все «если» только один — нельзя адвокату в уголовном процессе отказываться от защиты, как бы ни было трудно дело, долг он должен выполнить до конца. При другом отношении к профессии, ему следовало бы оставить свою работу.
Если адвокат квалифицирован и имеет добрую совесть, он всегда найдёт доводы в пользу защиты своего клиента. И от нравственности или государственного закона он никогда не отступит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *