Камеры в школе

Видеонаблюдение в школах и детсадах. Законно ли это?

В последнее время установка камер видеонаблюдения в школах и детсадах становится обычным явлением. Объясняется это участившимися случаями совершения преступлений против детей, а также фактами хулиганства, совершаемыми теми же детьми. Всё, вроде бы, понятно: для повышения безопасности камеры нужны. Однако не всё так просто.

Для начала о юридическом аспекте. С одной стороны, речь идёт о публичном месте – школе или детском садике, поэтому директор может самостоятельно принять решение об установке видеокамер на территории, без согласия родителей и сотрудников.

С другой стороны, в статье 152.1 Гражданского кодекса РФ есть информация о том, что: «Обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина…». При этом «обнародование» — это не только выкладывание изображения в сеть, но и просто просмотр видеозаписи даже ограниченным кругом лиц. А значит, любой человек, попавший в зону наблюдения, может потребовать удалить запись и возместить моральный ущерб. Но так ли это?

Мнение эксперта.

Мы спросили об этом адвоката Васильева Дмитрия (г. Красноярск). Вот что он ответил:

«Во-первых, нужно понимать, что если установка осуществляется в самой школе, то это значит, что при этом используется имущество школы. То есть это возможно только при согласии директора, если согласия нет, то как-то «обязать» школу установить камеры в принципе невозможно…

Что касается нарушения изображения гражданина — тут не все так просто, если снимается весь класс сразу, а не только учитель, то такая съемка может быть осуществлена и без согласия учителя согласно п.2 ч.1 ст. 152.1 ГК РФ. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 28.12.2016)ГК РФ Статья 152.1. Охрана изображения гражданина.

  1. Обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей. Такое согласие не требуется в случаях, когда:
    1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах.
    2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования…»

Итак, с камерами на основной территории школы или сада всё понятно: закон разрешает их устанавливать. Теперь о камерах, устанавливаемых в классах и группах. Здесь всё сложнее. Прежде всего потому, что такие камеры устанавливаются не столько из-за соображений безопасности, сколько ради контроля за учебным процессом. Поэтому, чтобы поставить камеру в классе, необходимо письменное согласие всех родителей и педагогического состава. Закон не запрещает установку видеокамер в классе или группе, если согласны все участники событий.

Мнение эксперта.

Вот, что говорит об этом юрист Наумова Анастасия (г. Томск):

«В части камер в классе — нужно определиться, является ли класс местом свободного посещения. Представляется, что не является — это помещение предназначено для посещения только определенной группой учеников и одним учителем, а также иными педагогическими работниками. Каждый желающий, в соответствии с Уставом образовательного учреждения и иными локальными актами, не может попасть не то что в класс — в саму школу. Поэтому в данном случае мнение, что установка камеры непосредственно в классе допускается с согласия всех родителей и учителя, имеет право на существование.

Если допустить, что в этом случае от каждого надо получать согласие, данное положение практически нереализуемо на практике — если еще с родителей собрать согласия можно, то что делать с охраной изображения случайно зашедшего в класс гражданина, скажем, одного из родителей детей? Не брать же каждый раз отдельное согласие на входе на съемку и обнародование.

Но не стоит забывать и про первый пункт части первой ст. 152.1 ГК РФ — согласие гражданина не требуется, когда обработка производится в общественных или иных публичных интересах.

Определения «общественным и публичным интересам» закон не дает, но исходя из общих принципов законности и правоприменения, к таким интересам относится, среди прочего, воспитание детей, обеспечение безопасности несовершеннолетних и недопущение совершения в отношении них преступлений.

Если принять видеосъемку в классах как мероприятие, направленное на достижение общественного интереса в виде обеспечения безопасности детей, то в этом случае и в классах видеокамеры допускается размещать и транслировать видео без согласия учителя.»

Значит, с юридической точки зрения, установка камер видеонаблюдения в школах и детсадах вполне правомерна, причём установить их можно как на общей территории, так и в классах или группах. В первом случае необходимо только согласие директора, во втором – родителей тех детей, которые попадают под съёмку.

Теперь затронем моральную сторону вопроса.

Обычно родители ничего не имеют против установки видеокамер в школе (детсаду) на территории школы, в коридорах и в «предбанниках» туалетов. Так появляется возможность хоть как-то отслеживать подозрительных личностей, передвижения своего ребёнка, если вдруг появится необходимость, а также факты хулиганства и краж. Кроме того, видеокамеры могут помочь разрешить конфликты между учениками или учеником и учителем, и даже предотвратить их. Но это мнение родителя, заботящегося о безопасности своего ребёнка.

А как же быть с теми, кому каждый день приходится находиться «под наблюдением» — детьми и педагогическим составом? Детей это чаще всего дисциплинирует: дети не будут излишне хулиганить, зная, что за это может попасть. А вот учитель будет испытывать сильное эмоциональное напряжение, которое, разумеется, может отразиться на качестве учебного процесса.

Мнение эксперта.

Юрист Кураев Геннадий (г. Барнаул) считает: «Несмотря на то, что к частной жизни рабочее время отнести напрямую нельзя, но права работника, по моему мнению, будут ущемлены, так как он при поступлении на работу не соглашался на позирование на видеокамеру и на тотальный по сути контроль со стороны работодателя и родителей, если у них будет доступ к видео.

Практика Российских судов в этих вопросов отрицательная — суд не удовлетворяет жалобы истцов на видеосъемки рабочего процесса.

Однако на уровне, например, Европейского Суда по правам человека можно говорить о вмешательстве в частную жизнь. Вот реальная ситуация: В Великобритании заявитель обратился в суд по правам человека даже в связи с тем, что он попал под съёмку уличной камеры, когда собирался покончить жизнь самоубийством. Прибывшая полиция спасла его, но он этого не хотел. Поэтому и обратился в суд. Суд постановил, что были нарушены статьи Европейской конвенции о защите прав и свобод человека, и присудил выплатить заявителю суммы за моральный ущерб.

Итак, делаем выводы: камеры в школах и детсадах могут быть установлены, однако с соблюдением некоторых правил:

1. Камеры не могут быть установлены в местах, где может быть нарушено право на частную жизнь: в раздевалках, медпунктах, кабинете психолога, кабинках туалета.

2. На видном месте обязательно должна быть размещена табличка с информацией о ведении видеонаблюдения.

3. Доступ к мониторам и записям должен быть ограничен определённым кругом сотрудников.

4. Необходимо обеспечить строгую конфиденциальность данных с записей.

5.Установить определённые сроки хранения как обычных записей, так и тех, где запечатлены нестандартные ситуации, конфликты, правонарушения.

6. Если есть необходимость установить камеры в классах или группах детсада, необходимо письменное согласие абсолютно всех родителей.

Елена Кунарова

Во всех российских школах установят системы видеонаблюдения с функцией распознавания лиц. Такими камерами оборудованы уже более полутора тысяч школ в 12 регионах.

Такие системы видеонаблюдения помогут усилить безопасность на территории школ, а также отслеживать посторонних людей и посещение занятий школьниками.

Выполнять заказ департаментов образования будет Национальный центр информатизации (НЦИ), сообщает «Ведомости». Там уточнили, что для каждой школы необходимо порядка 20 камер. Они будут установлены в коридорах, залах, снаружи зданий школ и на лестницах. Все элементы системы видеонаблюдения подключены к системе Orwell. В неё интегрирован модуль NtechLab, который и распознаёт лица, находя на территории школы людей, не имеющих права там быть.

Сейчас, в рамках пилотного проекта камерами оборудованы 1 608 школ в 12 российских регионах. Всего установлены 28 тысяч камер. Каждая из них стоит около 10 тысяч рублей.

С помощью платформы Orwell станет возможным выявить возгорание и оставленные предметы, а родители смогут контролировать посещение школы.

Немного теории, потом практика….
Практически все современные цифровые IP камеры видеонаблюдения построены на операционной системе linux, которая сильно урезана и имеет только самое необходимое для работы. Сама по себе операционная система linux бесплатная, очень надежная и устойчивая к внешним воздействиям и взломам, поэтому производитель и строит на ее базе видеорегистраторы, видеосервера, камеры видеонаблюдения, NAS и прочии умные гаджеты.
Под «взломом камеры видеонаблюдения» будем понимать получение доступа под администратором.

Доступ может быть получен к:
— графическому веб интерфейсу камеры. Получив такой доступ злоумышленник может просматривать видео, при наличии микрофона — слышать происходящее, а при наличии двухстороней аудиосвязи (микрофон и динамик) еще и вести диалог с жертвой. Так же становятся доступны все настройки, которыми обладает устройство.
— операционной системе по SSH или иному другому протоколу. Получив доступ, вы получаете в распоряжение командную строку. Такая уязвимость использовалась при масштабных DDoS атаках хакерами со взломанных камер, а также использовались вычислительные мощности видеонаблюдения для майнинга криптовалют.

Рассмотрим слабые стороны подобных устройств.
— Человеческий фактор. Устройство имеет стандартные настройки: стандартный логин и пароль. После установки оборудования нужно ОБЯЗАТЕЛЬНО его сменить.
— Некомпетентность специалистов, которые занимались установкой и настройкой видеокамер. Нужно понимать как построена система, при использовании внешнего ip адреса требуется надежно защитить девайс, который смотрит во вне (интернет). Должное внимание уделить защите Wi-fi роутера, который используется практически везде где есть интернет.
— Использование стандартных или слабых (менее 8 символов паролей). Для взлома как правило используются брутфорс атаки по словарю (метод перебора), который содержит все стандартные пароли: admin, 888888, 123456, 12345 и.т.д

Чтобы защитить владельцев производитель вводит дополнительные меры безопасности, например для Hikvision на всех новых устройствах требуется активация, которая заставляет владельца задать пароль, в соответствии с требованием к безопасности: ЗАГЛАВНЫЕ и строчные буквы, цифры и ограничивает минимальную длину.

Способов взлома много, рассмотрим один из самых простых, с помощью поисковой системы Шодан. Поисковик постоянно сканирует интернет и собирает базу по устройствам, которые откликнулись на его запросы: это регистраторы, камеры видеонаблюдения, роутеры, фаерволлы, то есть все сетевые девайсы, которые смотрят во всемирную сеть.

Попробуем получить доступ, к тем устройствам, которые имеют дефолтные (стандартные) пароли.

Переходим к практике.

Взлом! Заходим на сайт: https://www.shodan.io
Без регистрации мы будем ограничены количеством запросов. Поэтому лучше пройти несложную процедуру регистрации на сайте.
Далее в строку поиска нам нужно ввести, то что мы хотим найти.

Примеры запросов для несанкционированного доступа, взлома:
default password port:80 (где default password — устройства со стандартными паролями, port:80 — Служит для приема и передачи данных по HTTP, в нашем случае мы ищем все устройства с веб интерфейсом).
port:80 nvr country:»it» (ищем устройства nvr — Network Video Recorder, то бишь видеорегистраторы; country:»it» — будет произведен поиск только по Италии).
port:80 dvr country:»ru» (ищем устройства dvr — Digital Video Recorder (цифровые видеорегистраторы) по России).
port:80 country:»ru» asus (ищем оборудование с вэб интерфейсом в России производителя ASUS, самая большая выдача скорее всего будет по роутерам этого производителя).
230 Anonymous access granted (получим доступ к FTP серверам с возможностью анонимного доступа).
Android Webcam (гаджеты на android, которые с помощью ПО используются как веб камеры).
Server: SQ-WEBCAM (данный запрос выдаст перечень оборудования с серверами, на которых обнаружил веб-камеры).

Полный перечень команд можно найти на сайте поисковика Шодан.

И не забывайте — при взломе вся ответственность будет на вас!

В качестве примера по первому запросу: default password port:80 в базе поиска обнаружено 3278 результатов. По второй и третьей выдаче как видно из рис.1 мы видим, что login: admin, а пароль для доступа через веб интерфейс: 1234.

Переходим по ссылке. Попадаем на страницу авторизации. Заходим используя полученные данные и вуаля, мы попадаем на чужую точку доступа Edimax. У нас админские права и мы можем сделать абсолютно все: поменять язык, заменить пароль, перенастроить оборудование или убрав галочку «Скрыть» подглядеть чужой пароль.

Таким же способом можно взломать и получить доступ к чужим камерам видеонаблюдения, Сетевым накопителям (NAS), принтерам, вэб камерам и любому другому сетевому оборудованию.

А теперь представьте, к чему это может привести, если злоумышленник — профессионал своего дела. Все полученные результаты с помощью ботов можно занести в свою базу и уже далее с помощью ПО начать перебор по словарю. Поверьте результат успешных атак будет в десятки раз выше!

И всё-таки «лихие 90-е». Мальчик-дефлоратор и искажённые хиппи

Шёл 93-й год. Ира, c неоформившейся фигурой, далёкой от песочных часов, училась в девятом классе в школе рядом с Мичуринским проспектом. Больше половины одноклассниц (9 из 14) уже не были девственницами. То есть формально некоторые ими ещё оставались, однако руки, рты и в ряде случаев другие сексуальные «инструменты» были хотя бы раз опробованы. Этого нельзя было сказать об Ирочке — она всегда хорошо училась, слушала маму и на девочек, состоящих в отношениях со старшеклассниками, смотрела с укором. Сначала. Позже — с завистью. Плохо, нельзя, но очень интересно.

Как рассказала моя собеседница, одноклассница Иры, ныне 35-летняя кандидат психологических наук, ещё в конце 80-х «сексуальная революция» перестала быть чем-то культурологическим, зарубежным и нереальным.

— Каждое поколение говорит, что они были лучше, правильней, умнее, приличней, — мы были хуже. Хуже тех, кто учились в школах до перестройки и хуже тех, кто были после нас. Вы лучше нас (те, кому сейчас 21—28 лет .– Прим. Лайфа), вы хотя бы понимали, что нужно пользоваться презервативами, и у вас секс не был праздным интересом, а у нас — да, — рассказывает Мария. — Сексуальная революция в США была связана с культурой хиппи — свободная любовь, секс без ограничений. А у нас, только вылезших из CCCР, произошла подмена понятий. Секс в отличие от зарубежного на тот момент «феномена» не был логичным продолжением чувств, он существовал в России сам по себе и своим «присутствием» в жизни подростка подменял понятие любви. Половой акт был равным ей.

В классе Ирочки был «очень красивый» мальчик, который лишал девственности всех желающих.

— Семиклассницы тоже с ним общались. По школе шёл слух, что Коля никому не отказывает — даже уродливым. Секс был жутко притягателен, поэтому у парня был целый «конвейер». Самое забавное, что далеко не все девочки знали, что при дефлорации идёт кровь и больно (конечно, не всем), поэтому одноклассницы считали, что «занятиям любовью» с нашим вершителем судеб можно поставить «отлично». Позже оказалось, что он даже плеву не всем прорывал, — сказала Мария. — Я сама с ним спала. Он постоянно спрашивал: «Попал? Не попал?» У меня был ещё до него сексуальный опыт, поэтому после секса со мной авторитет парня резко упал. Я расспрашивала Колю в постели о том, как у него с кем, — он открылся, а я его сдала.

«Дефлоратор» переспал с Ирой — официально с «девочковостью» было покончено. А одноклассницы, которые дали «умный совет», до конца школы обзывали последнюю Ирка-дырка.

— Она стала изгоем и больше, кажется, ни с кем не спала. Боялась, что узнают. Слухи распространялись с ужасной скоростью. В отличие от неё у всех «лишённых» было много половых связей ещё до девятого класса. Недевственницы делились на два типа: шалавы и те, для кого секс был чем-то вроде «мытья рук», у них была мужская психология. Последних не обзывали, просто партнёров никто не считал, да и о них никто не спрашивал, если ты девочкой была популярной, — обратила внимание Мария.

Конечно, её взгляд на 90-е субъективный. Но почему-то, если передо мной не 35-летняя ханжа, то определённо — общая картина секса в 90-х рисуется такой же. Отличной от той, что была в советское время: когда разговоры о сексе в большинстве случаев заходили «по факту», когда кто-то «залетал».

В конце XX века высокое слово «любовь» превратилось в красивое прикрытие раннего начала половой жизни, а чуть менее летящее «влюблённость» – в самовнушение, оправдывающее множественные сексуальные связи.

Тогда ещё всё-таки табу (неприемлемо) для социума, стало непонятной, но чрезвычайно популярной темой, практикой у учеников. При этом, по уверению представителей поколения 90-х, об использовании презервативов никто особо не думал.

— Никто не запаривался, вообще не думали о том, что можно заболеть. Об опасности сифилиса или гонореи мы знали также «хорошо», как о том, что от наркотиков можно умереть, — говорит 37-летний Игорь.

Анна, которой сейчас 30 лет, рассказала, что первый секс у неё случился после новогоднего «огонька», прямо на парте.

— Это был восьмой класс. Мы пили пиво под лестницей (друзья в пакете пронесли), а потом одноклассник предложил мне пойти целоваться на последний этаж школы, там в классах был выключен свет, никого не было. Я не помню, как это конкретно произошло, предохранялись ли… Только помню, что за партой. Мы были пьяны, — поделилась юрист.

Нулевые. «Любовь» без анатомии. «Восьмиклассница»

Однако если в 90-х о сексе стало принято говорить после 7-го класса, то в нулевые уже в начальной школе девочки перешёптывались на тему того «как».

Хранительницы тайного знания предлагали разные варианты того, как сексом нужно заниматься.

— Это когда мальчик и девочка раздеваются догола, ложатся в постель и целуются.

— Нужно подёргать за всё, что у тебя есть. Вот даже те места, которые мама говорила показывать нельзя.

(Класс первый. Версии девочек из двух столичных школ).

Класса до пятого часть школьниц думали, что секс — это поцелуи под одеялом и без (привет The Sims, популярнейшей серии компьютерных игр — симуляторов жизни человека. — Прим. Лайфа). Другие полагали, что у женщин нет отдельного полового органа для того, чтобы сексом заниматься, то есть процесс, по их логике, происходил через анальное отверстие. Лишь немногие знали правду, большинство из которых догадались, что с чем «нужно складывать», мастурбируя втихаря от родителей.

Так или иначе тема секса всегда была интересной, но не как нечто желаемое, а как, скорее, знание, о котором родители ничего не говорят.

Одиннадцатилетняя Света однажды спросила Максима, одногодку и соседа по дачному участку, хочет ли он заняться сексом с ней, на что мальчик ответил согласием.

— Мы пошли в лес, и она сказала, что нам нужно раздеться догола. Я спросил, нужно ли мне снимать трусы. Она кивнула. Мы голые сели играть в карты на бревне. После нескольких партий в дурака я снова задал свой вопрос: «Как заниматься сексом». Света ответила, что мы уже это сделали, — рассказывает Максим, ему сейчас 21 год.

Сексуальное воспитание никогда не было необходимым нашему поколению, так же как и мини-лекции производителей прокладок и тампонов, которые иногда в школах всё же проводились. В младших классах мы не были обделены умными книжками «Для юной леди», «Моя первая подружка» и пр. Они были почти у всех девочек, а у кого не было — брали у одноклассниц. Во всех них были не только не пошлые (я подчеркну) рекомендации по началу половой жизни, но также и описания (с симптомами и последствиями) венерических заболеваний. Информация была и по контрацепции — о презервативах (о противозачаточных таблетках, слава Богу, речи не шло).

С седьмого класса девочки стали превращаться в женщин. В том самом смысле. Нет, не было никакой моды, да и тех, для кого секс воплотился в жизнь, было немного. В большинстве случаев это были те, на кого запали старшеклассники. Мальчиков тоже изредка, самых красивых, «обучали» старшие.

Москва — не регионы. Школьная половая жизнь (как бы формально это ни звучало) в последних, по уверениям десятков собеседников-немосквичей, базировалась чаще на романтических началах и напоминала скорее шекспировскую историю, а не «Лолиту» с сильно сокращённой возрастной разницей.

Десятки сверстников (обоих полов) рассказывали и рассказывают мне о своей интимной жизни. И пока я могу сделать только один вывод: в нулевых средний возраст «срывания цветка» у девочек — 15 лет. У мальчиков позже — 17. Те, кто не лишились девственности до окончания школы, потеряли её уже на 2—3 курсе вуза, а некоторые всё ещё не решились на близкие отношения. Последним сейчас 23—24 года.

Стоит сказать, что мальчики, которые в отличие от девочек максимально долго оставались детьми, тоже испытывали (лет с 12) сексуальный интерес, но он воплощался лишь в пошлёпываниях одноклассниц по ягодицам, а также (у тех, кто посмелее) в имитации полового акта прямо на перемене.

«Залётов» было мало в середине XX века — «громко и стыдно» (но при этом почти наверняка с первого же раза, по словам современников), после 70-х «школьных беременностей» становилось больше: к незнанию секса прибавились ещё и случайные связи, но в нулевых все стали осведомлённее.

Я сама лично, будучи семиклассницей, стояла в аптеке и покупала для подруги презервативы — ей было в свои четырнадцать стыдно, но без «защиты» в постель к возлюбленному она не хотела. Так же, как и другие.

Даже те, у кого к пятнадцати годам было несколько партнёров, после каждого бежали к гинекологу — сдать анализы.

Безусловно, беременности боялись все, потому что презервативы полностью не защищают.

В средней школе было немало сексуальной мифологии: «когда лишаешься девственности, бёдра становятся сильно шире, и мама может заметить», «во время месячных нельзя забеременеть», «по походке можно девственницу узнать», «размер члена можно определить по размеру носа, стопы, пальцев руки». Из уст в уста эти «тезисы» путешествовали из класса в класс. Никто не сомневался в их правдивости.

Да, большинство боялось последствий, но уже в четырнадцать школьники знали, как заниматься сексом и как сделать его безопасным. У большинства секс не был непреодолимым желанием, заставляющим делать подлости. Он не был интересом, нет — он был обязательной частью отношений.

С 10-го года. В постель со смыслом, а не ради

На моих глазах росли те, кто сейчас на первом курсе, и растут те, кто сейчас учатся в 7—10 классах. Часть из них — мои ученики, другие — младшие братья и сёстры друзей. Они лучше, чем школьники перестройки или дети нулевых.

«Десятые» (и в этом так же, как и «нулевые») знают, что такое развод, брак без любви на опыте своих родителей, и они боятся оказаться брошенными и лишить полной семьи своих детей. Они очень осознанные:

— Не хочу лишаться девственности без любви, потому что второй раз это не повторится, и я могу потерять одно из самых счастливых воспоминаний в своей жизни. А всё из-за того, что окажусь в постели с какой-то ненужной мне девушкой, — заявил 15-летний Артём.

Десятиклассница Аня уже год встречается с Пашей, он учится в той же школе, но на год старше. Первый раз (он был у обоих) случился после 3,5 месяца отношений. Они всегда предохраняются. Занимаются любовью дома: родители разрешают им ночевать вдвоём.

— Сначала мама была против, но потом, поговорив с нами и осознав, что мы действительно друг друга любим и отвечаем за свои решения, разрешила ему ко мне приезжать, — сказала Аня. — Секс был серьёзным решением для нас, более того, я попросила на всякий случай пойти Пашу сдать анализы на наличие у него каких-то инфекций, мало ли. Если мы расстанемся, то я никогда не буду сожалеть о том, что он был моим первым мужчиной. Сейчас мы счастливы и во многом потому, что наши родители отнеслись к нам как к зрелой паре.

Судя по тому, как о любви рассказывают старшеклассники, секс очень трепетен для них. Они действительно совсем-совсем не пошлые, хоть и ранние.

При этом нужно отметить, те ученики, которые всё ещё остаются девственниками, не чувствуют себя слабыми или отсталыми. Просто у них так, а у других иначе.

Некоторых на секс сложно «развести» даже родителям. Алексей переживал, что 17-летний сын Андрей не имеет никакого интереса к противоположному полу, и потому попросил двоюродного брата сына отвести последнего к проститутке.

— Мне сказали, что у него всё получилось. Да, он теперь не девственник, но интереса к девочкам как не было, так и нет. Сейчас Андрей уже на втором курсе вуза, гуляет только с друзьями, вечером сидит за ноутбуком, — сокрушается собеседник.

Большинство родителей либо сакрализируют тему секса, либо относятся к ней крайне негативно. Так же как и к школьникам, которые с кем-то встречаются.

Однако те, кто «стучат» маме на Лену с Васей из соседнего класса, наверняка сами не без греха. В 90-х, нулевых, 10-х школьники занимались сексом. Просто не все говорили. И не нужно никаких статистических цифр, достаточно просто откровенно пообщаться с «очевидцами».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *