Каштуров Александр Владимирович

Елена Фабричная МОСКВА (Рейтер) – Новый зампред Банка России Сергей Швецов займется созданием устойчивой инфраструктуры российского финансового рынка с центральным депозитарием и центральным контрагентом, которая призвана вернуть ликвидность с западных площадок в РФ. Швецов, восемь лет возглавлявший департамент операций на финансовых рынках (ДОФР), с 16 февраля 2011 года назначен заместителем председателя Банка России. «В мои обязанности входит курирование департамента операций на финансовых рынках, который я раньше возглавлял. Кроме этого – департамент международных финансово-экономических отношений – связи с зарубежными ЦБ, международными организациями. А также департамент финансовой стабильности, который только создается, и в работе которого я вижу свою долю ответственности», – сказал Швецов в интервью Рейтер. Департамент финансовой стабильности возглавил Владимир Чистюхин, и сейчас продолжается его формирование. «ДОФР в настоящее время возглавляет в качестве исполняющего обязанности директора Александр Каштуров, он возглавлял ранее в ДОФР подразделение риск-менеджмента. С большой вероятностью, он станет постоянным руководителем департамента», – сказал Швецов. «Кроме задач, за которые отвечает ДОФР, появились принципиально новые: создание департамента финансовой стабильности и связанная с этим работа по противодействию внутренним и внешним шокам в рамках общего мирового процесса по повышению устойчивости финансовых рынков». «Предстоит большая работа по внедрению в России согласованных на уровне совета финансовой стабильности, G20 и МВФ принципов регулирования. Это предполагает не только изменение регулирования, но и построение инфраструктуры рынка производных инструментов». НОВАЯ ИНФРАСТРУКТУРА Слияние российских бирж – ММВБ и РТС – это только один из элементов финансовой инфраструктуры; предстоит создать новые институты. «Закон о клиринге, установивший процедуру ликвидационного неттинга, открывает широкие возможности для развития срочного рынка в России, соответственно нужны такие элементы инфраструктуры, как репозиторий договоров, центральный контрагент, агент по маржированию и так далее, повышающие устойчивость этого рынка», – сказал Швецов. «Кроме того, необходимо обеспечить сбор информации о торговых позициях для мониторинга этого рынка с целью предупреждения кризисных ситуаций. Поэтому задача Банка России – создание полноценной инфраструктуры этого рынка, естественно, совместно с ФСФР и Минфином». Вызовом для российской финансовой системы станет ее продолжающаяся интеграция в мировую. «И если последний кризис наши финансовые организации ощутили как заемщики, то в ближайшем будущем у российских банков будет расти иностранный кредитный портфель. Наши банки приобретают активы за рубежом, то есть банковская система приобретает дополнительную уязвимость по операциям на внешних рынках. Соответственно, наша задача – координировать наши действия с другими регуляторами с целью предупреждения внешних шоков». «ЦК (центральный контрагент) – это мегазадача для российского и не только финансового рынка, при этом не только для биржевых операций, но и для внебиржевых операций. Создание нормальной системы мониторинга ЦК, рефинансирования ЦК, особенности учета риска контрагента в кредитных организациях, расчет нормативов для самого ЦК, то есть развитие того, что сегодня у нас начинает развиваться и на ММВБ, и на РТС. Нам предстоит построить государственный надзор за этим видом деятельности». «Плюс задача по построению центрального депозитария, ее никто не снимал. Мы вынуждены были согласиться присоединить группу РТС к ММВБ, в том числе, для построения единой централизованной системы учета прав на ценные бумаги, что предполагает не только изменение законодательства, но и модернизацию расчетных сервисов: мы должны добиться от НРД (в перспективе объединенной с ДКК) тех сервисов, которые наши коллеги в зарубежных странах предоставляют на своих рынках, то есть наша задача – создать необходимые условия для того, чтобы ликвидность по российским инструментам была прежде всего на российском рынке, и чтобы иностранцам, в конце концов, было безразлично, что покупать: ADR, GDR или локальные акции». «Сегодня выпуск расписок на российские акции – это перемещение ликвидности за пределы РФ. Сегодня это нужно эмитентам и этот процесс носит объективный или, если хотите, вынужденный характер: наша инфраструктура не удовлетворяет требованиям иностранного инвестора с точки зрения рисков и продуктов, а возможности национального инвестора ограничены, поэтому наша задача – не административно вернуть ликвидность в Россию, запретив выпуск расписок, а создать комфортные условия работы как для эмитента, так и для инвестора, чтобы ликвидность вернулась сама. И конечно, необходимо взращивать российского инвестора, так как ориентация преимущественно на иностранный капитал повышает уязвимость системы. Поэтому мы будем этим активно заниматься». (Редактор Дмитрий Антонов)

ЦБ принимает все новые меры для прекращения спекулятивного давления на рубль. Как стало известно «Ъ», в понедельник Банк России собрал банкиров на совещание, где были обнародованы ключевые правила игры на валютном рынке. За спекуляции на валюте им очно пригрозили ограничением рефинансирования от регулятора. Таким образом, отчасти повторяется история прошлого кризиса 2008-2009 годов. Тогда, правда, общая экономическая ситуация была сложнее, зато сейчас рубль отпущен в свободное плавание.

В понедельник директор департамента операций на финансовых рынках Центробанка Александр Каштуров собрал представителей крупных банков на совещание в ЦБ и провел с ними разъяснительную работу, рассказали «Ъ» участники этого совещания. На встрече присутствовало около 40 банкиров. «В условиях непрекращающихся спекуляций на валюте регулятор достаточно жестко предупредил, что оставляет за собой право ограничивать рефинансирование для тех, кто будет давить на рубль»,— говорит один из банкиров, участвовавший в совещании. «Основной акцент был на том, что ЦБ может свернуть часть рефинансирования, если обнаружит, что банки занимаются не тем, чем нужно»,— подтвердил другой банкир.

Похоже, Банк России настроен серьезно. Следы «воспитательной» беседы с банкирами в тот же день можно было обнаружить и в публичных заявлениях главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной. Она сообщила, что, поскольку рублевая ликвидность используется не только для финансирования экономики, но и для игры на валютном рынке, может последовать ее временное ограничение. Правда, о совещании с банкирами госпожа Набиуллина ничего не говорила. Зато уже во вторник Банк России принял решение ввести лимит на предоставление рублевой ликвидности с помощью операций «валютный своп». В период с 12 по 30 ноября регулятор ограничил лимит $2 млрд в день.

Ситуация на валютном рынке обострилась в середине июля, после того как США ввели в отношении России секторальные санкции, которые впоследствии было поддержаны Европейским союзом. Это фактически закрыло рынок зарубежных валютных займов, подняв спрос на валюту внутри России, ослабив рубль и вынудив ЦБ тратить заметные суммы из золотовалютных резервов на сглаживание колебаний курса рубля. Чтобы сократить затраты на валютные интервенции, ЦБ расширил коридор допустимого колебания корзины на 9 руб., а также сократил продажу валюты. Однако в условиях высокой активности спекулянтов это не слишком помогло. На достижение верхней границы коридора (44 руб. по бивалютной корзине) участникам рынка понадобилось всего полтора месяца. За это время курс доллара на российском рынке вырос более чем на 11% и поднялся до 40 руб./$. Курс евро — на 5%, до 50 руб./€. На этом ослабление рубля не остановилось, и уже в конце октября курс доллара достиг небывалой на тот момент высоты — 43,66 руб./$, прибавив за четыре месяца почти 9 руб. Курс евро подорожал на 8 руб., до отметки 54 руб./€. В начале ноября регулятор в целях перехода к инфляционному таргетированию и для того чтобы дезориентировать спекулянтов, отпустил рубль в свободное плавание, отказавшись от коридора и пообещав вмешиваться в курсообразование лишь в случае угроз финансовой стабильности. Это спровоцировало настоящую панику на валютном рынке. В итоге за первую неделю ноября курс доллара вырос на 5 руб. и достиг отметки 48,65 руб./$, что на 14 руб. выше значений конца июля и на 13,5 руб. конца прошлого года. Курс европейской валюты достиг отметки 60 руб./€, прибавив за четыре месяца более 13 руб., с начала года — 15 руб.

В результате рубль продемонстрировал худшую динамику среди валют 24 развивающихся стран. По данным агентства Bloomberg, за последние четыре месяца курс доллара на российском рынке прибавил 27%, курс евро — 20%. При этом большинство валют других развивающихся стран обесценилось относительно доллара на 2-11%, относительно евро — подорожало на 3-10%.

Ограничение рефинансирования от регулятора использовалось Центробанком и в прошлый кризис — 2008 года. Правда тогда речь шла не только о давлении на спекулянтов, но и о борьбе с выводом активов за рубеж российскими «дочками» для поддержки материнских компаний, которые тогда были в худшем положении.

Сейчас, по данным «Ъ», о выводе активов речь не идет. По крайне мере ряд представителей российских «дочек» крупных зарубежных банков, с которыми удалось связаться «Ъ», сообщили, что на совещании не были.

В любом случае, поскольку регулятор сейчас является главным источником ликвидности для российского банковского сектора, его предупреждение стоит воспринимать всерьез, уверены участники рынка. Впрочем, при этом в банках уверяют, что речь идет не о спекуляциях, а о хеджировании рисков, причем делают это не кредитные организации, а их клиенты. Конечно, ЦБ нетрудно увидеть, кто из банков формирует наиболее значительные запасы долларовой ликвидности, рассуждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, однако не так очевидны цели этого увеличения. «Банк может покупать валюту для предстоящих погашений, может покупать ее в опасении невозвратов по валютным кредитам для выплаты валютных депозитов своих клиентов, а может, конечно, и для спекуляций на курсе»,— рассуждает она. «Объемы покупок валюты банковскими клиентами от населения до компаний невозможно регулировать,— говорит начальник операций на денежных и товарных рынках Промсвязьбанка Кирилл Гришанов.— Банки покупают валюту для нужд своих клиентов и зарабатывают на конверсии 0,1-0,2%, а не 10-15%, как спекулянты на рынке». Кроме того, не следует забывать и условия объективной реальности. В четвертом квартале компаниям предстоит погасить внешние долги в объеме до $40 млрд, а в следующем году — около $85 млрд.

Юлия Локшина, Виталий Гайдаев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *