Когда выдавали паспорт в СССР

Внешне почти невидимая и не бросающаяся в глаза, а потому страшная вдвойне, паспортная система явилась надежным и мощным средством закабаления русских людей. Первоначально с ее помощью вся страна была превращена в большую зону, а затем уже отпочковывались ее меньшие части — «режимные» города, лагеря, колхозы и совхозы. Они являлись пунктами прикрепления и изоляции людей, тогда как паспортная система сделала возможным само прикрепление.
Количественные показатели представлены в таблице. Если учесть, что к началу 1934 г. в СССР насчитывалось 168 млн. человек, то примерно 1/3 населения страны была охвачена паспортизацией. Приведенная оценка должна корректироваться с учетом следующих обстоятельств. Дети и подростки до 16 лет составляли в 1934 г. примерно 40% всей численности населения. Они вписывались в паспорта родителей или лиц на иждивении которых состояли.
Рост числа выданных паспортов в 1936 г. (25,5 млн.) объясняется проведением в апреле—декабре этого года обмена паспортов, которые получило в 1933 г. население «нережимных местностей». Приказ НКВД СССР № 019 от 8 февраля 1936 г. предписывал милицейским органам «не прибегать в этой работе к методам, применявшимся в 1933 г., как-то: собрания жактов, митинги, публикации и т.д.»26. Новые паспорта выдавались на пять лет; для окончивших службу в армии — на один год. В ходе обмена милиции пришлось выполнить большой объем работы «для выявления и задержания лиц, живущих по похищенным, смытым или поддельным паспортам».
В 1940 г. проводился обмен паспортов в Москве, Ленинграде, Киеве и других «режимных» городах. Как и в 1936 г. НКВД СССР требовало проводить обмен «в порядке текущей плановой работы, не придавая ему характер массовой кампании и без создания для этой цели специального аппарата». К концу 30х годов советскому руководству можно было с полным правом заявить на весь мир о «построении основ социализма в СССР», т.к. окончательное складывание паспортного режима служило самым убедительным аргументом для подобного вывода.
Чтобы правильно оценить характер перемен в правовом положении русского народа, коротко рассмотрим основные положения паспортной системы царской России. Основным документом был «Устав о паспортах», изданный в 1903 г.27. По нему все, проживающие по месту постоянного жительства, не обязывались иметь паспорта. Под постоянным местом жительства понималось: для дворян, купцов, чиновников, почетных граждан и разночинцев — место где они имели недвижимое имущество или домашнее обзаведение, или были заняты по службе; для мещан и ремесленников — город или местечко, где они были причислены к мещанскому или ремесленному обществу; для крестьян — сельское общество или волость, к которой они были приписаны. На фабриках, заводах, мануфактурах и горных промыслах, на которые распространялось действие правил о надзоре за заведениями фабрично-заводской промышленности, все рабочие обязаны были иметь паспорта, даже в случаях, когда предприятие находилось в месте постоянного жительства этих рабочих.
Сведения о количестве выданных паспортных документов в СССР (тысяч)25
Выдано паспортных документов
Годы паспортных книжек годичных паспортов временных удостоверений всего
1933 27 542,5 3 867,4 2 721,7 34 131,5
1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 Итого за 1933—1940
13 604,5 11 518,5 25 485,1
4 720,0 10 610,6
5 630,2 13 533,4
112 644,7
5 796,5
7 295,7 9 448,9 1 315,0
8 746,3 8 995,3
6 751,2
52 216,3
2 495,9 1 888,0 1 791,3 315,0 1 594,6 1 480,3 1 974,3 14 261,2
21 896,9
20 702,2
36 725,4
6 350,0 20 951,6 16 105,8
22 258,8
179 086,3
Не надо было получать паспорта в тех случаях, когда люди отлучались с постоянного места жительства в пределах своего уезда или за него, но не далее чем на 50 верст и на срок не более полугода. Также можно было наниматься на сельские работы без ограничения срока отлучки и не получать паспорт, если работать приходилось в соседних со своим уездом волостях.
В остальных случаях при перемене места постоянного жительства выдавались паспорта: бессрочные — не служащим дворянам; уволенным с государственной службы; офицерам запаса; почетным гражданам; купцам и разночинцам; пятилетние — мещанам, ремесленникам и сельским обывателям. Если за последними числились недоимки по общественным, государственным, земским или мирским сборам, паспорта выдавались только с согласия обществ, к которым они были приписаны. Однако и в этих случаях ремесленники, мещане и сельские обыватели могли получить паспорт на срок до одного года, но возобновлять его могли только с согласия общества.
Лица мужского пола до 17летнего возраста, не состоявшие на государственной службе, и женского пола до 21летнего возраста могли получить самостоятельные паспорта только с согласия своих родителей и опекунов, в паспорта которых они были внесены. Замужние женщины получали паспорта только с согласия мужей (исключения делались только для тех, чьи мужья находились в безвестном отсутствии, в местах заключения, ссылке или страдали умопомешательством).
Членам крестьянских семей, в том числе совершеннолетним, паспорта выдавались и возобновлялись только с согласия хозяина крестьянского двора. Без его согласия паспорта могли быть выданы только по распоряжению земского или крестьянского начальника или других высокопоставленных лиц. Учащимся учебных заведений вместо паспортов выдавалось особое бесплатное свидетельство. Высланным за нищенство паспорта выдавались не ранее двух лет по истечении времени высылки.
Отбывшие наказание в исправительноарестантских отделениях, тюрьмах и крепостях в соответствии с Уложением о наказаниях (в отдельных случаях по решению Особых Совещаний при министре внутренних дел) отдавались под особый надзор полиции. Этим лицам паспорта выдавались только с разрешения полиции, а в паспортах делалась отметка о судимости их владельца и производилась запись: «Предъявитель сего вида не имеет права жительства или пребывания: 1) в столицах и во всех местностях столичных губерний; 2) в губернских городах, их уездах и во всех местностях, отстоящих от губернских городов ближе 25 верст; 3) во всех крепостях и местностях, отстоящих от крепостей ближе 25 верст; 4) в тех городах или местностях, в коих Высочайшим Повелением не разрешается водворение поднадзорных». Внимательное и непредвзятое знакомство с обыденной жизнью российских революционеров всех политических оттенков, сведения о которых в большинстве случаев автобиографичны, показывает, что существовавший в Российской империи паспортный режим не мешал им после отбытия наказания за особо опасные преступления не только не чувствовать себя изгоями в обществе, но и жить в сносных человеческих условиях, менять местожительство, заниматься революционными делами дальше, выезжать за границу.
Вот один из характерных примеров паспортных ограничений Российской империи для революционеров. «Вернувшись из ссылки в феврале 1900 г.,— свидетельствует старшая сестра Ленина А.И. УльяноваЕлизарова, — Владимир Ильич после посещения родных в Москве поехал в Псков, избранный им местом жительства (все университетские города и крупные промышленные были исключены для возвращающихся из ссылки) …у Владимира Ильича созрела Мысль о том, что партию надо попробовать объединить… вокруг газеты, издаваемой за пределами досягаемости, за границей… Было решено, что для выполнения ее (ленинской мысли. — В.П.) он, Потресов и Мартов поедут за границу.
Все трое выхлопотали заграничные паспорта, — в то время департамент полиции пускал довольно легко за границу (выделено мною. — В.П.), ибо тогдашний опыт показывал, что люди, — особенно литераторы и научные работники, — всасывались за границей и становились более или менее безвредными с точки зрения революционной работы»28. Заграничный паспорт был выдан, как явствует из приведенных воспоминаний, без особых мытарств брату казненного государственного преступника, активному приверженцу свержения существующей царской власти, который открыто выступал с пропагандой своих идей. Даже смешно представить возможность чеголибо подобного в советской России после введения в ней паспортной системы.
К числу существенных черт паспортных систем царской и советской России, имеющих формальное сходство, относятся ограничения, налагаемые на сельских жителей. Однако и здесь можно легко видеть различные цели, которые преследовались при введении паспортных норм. В дореволюционной России при подавляющем преобладании деревенского населения над городским «отходничество» служило не только способом сглаживания сезонности сельского труда, но и дополнительным заработком для крестьян, что позволяло им расплачиваться с налогами и недоимками.
В отношении правовых ограничений даже советские историки вынуждены признать, что царский указ от 5 октября 1906 г. представлял крестьянам «одинаковые в отношении государственной службы права» с другими сословиями и «свободу избрания места постоянного жительства» без увольнительных общественных приговоров. Ведь без этого было невозможно проводить столыпинскую реформу. Цель же советской паспортной системы состояла в том, чтобы прикрепить людей к колхозным работам; традиционный термин «отходничество» должен был замаскировать бегство людей от ужасов «коллективизации».
Диктат дореволюционного главы крестьянского двора (семьи) в отношении разрешения на выдачу паспортов членам своей семьи, вопервых, опирался на хозяйственную и религиозную традицию, выработанную веками и обусловленную способом ведения крестьянского хозяйства, а вовторых, не шел ни в какое сравнение с произволом советских органов при выдаче паспортов колхозникам. Итак, паспортная система, которая распространялась на русское население царской России, ее сравнение с советским паспортным режимом показывает их принципиальное отличие прежде всего в поставленных целях и задачах.
Вторая мировая война продемонстрировала новые возможности советской паспортной системы.
С включением западных территорий в состав СССР (1939 г.) их население подверглось насильственной советизации. 21 января 1940 г, была введена в действие временная инструкция по проведению паспортной системы в западных областях Украинской и Белорусской ССР, которая ничем не отличалась от действующей в СССР.
В 1940 г. постановлением Совнаркома СССР от 10 сентября № 1667 в действие вводится новое положение о паспортах и новая инструкция НКВД СССР по его применению29. Новое положение имело одно существенное отличие от декабрьского постановления 1932 г., т.к. расширяло территорию, на которую распространялась паспортизация за счет районных центров и населенных пунктов, где были расположены МТС. И это не случайно. Для колхозников заветная черта, за которой начиналась жизнь с паспортом, приблизилась.
Власть как бы делала сельчанам приглашающий жест. Миграция из деревень усилилась. На новом месте, устроившись работать на предприятия, бывшие сельские жители сразу подпадали под действие указа от 26 июня 1940 г., по которому под страхом уголовного наказания запрещался самовольный уход рабочих и служащих с предприятий. «Либерализация» паспортной системы на деле вышла боком тем, кто клюнул на нее. Производилось как бы непрерывное «измерение» склонности русского народа к бегству из родных мест, постоянно и целенаправленно осуществлялось его переселение и готовилось будущее обезлюдивание деревень.
Помимо названного нововведения положение о паспортах учитывало перемены, которые произошли после 1932 г. Уточнялись границы режимных местностей в связи с территориальными захватами СССР 1939—1940 гг.; законодательно оформлялось распространение паспортной системы на жителей новых земель; определялся порядок выдачи паспортов кочующим цыганам и лицам, принятым в гражданство СССР (например, из германского гражданства); закреплялась на неопределенный срок практика изъятия у рабочих и служащих оборонной и угольной промышленности, железнодорожного транспорта паспортов и выдача взамен специальных удостоверений и некоторые другие новшества. Орденоносцы, лица достигшие 55летнего возраста, инвалиды и пенсионеры отныне должны были получать бессрочные паспорта; пятилетние выдавались гражданам от 16 до 55 лет. Сохранялась практика выдачи временных удостоверений «гражданам, выезжающим из местностей, где не введена паспортная система».
Как отмечалось, в июне 1940г, запрещается самовольный уход рабочих и служащих с предприятий и учреждений, а в декабре 1941 г. устанавливается уголовная ответственность (от пяти до восьми лет лагерей) для всех работников военной промышленности, в том числе тех предприятий, которые работали на оборону «по принципу кооперации». Самовольно ушедшие с этих предприятий объявлялись законом «дезертирами» и подлежали суду военных трибуналов. Дополнительными указами это положение в 1942 г. распространялось на рабочих и служащих угольной и нефтяной промышленности, транспорта, вольнонаемный состав работающих в лагерях и колониях НКВД СССР, а также рабочих и служащих отдельных предприятий (например, Магнитстроя)30. Так, в необходимых случаях, паспортная система дополнялась изменением трудового законодательства.
Отечественная война 1941—1945 гг. потребовала от советской милиции дополнительных усилий по поддержанию паспортного режима в стране. Совершенно секретный циркуляр НКВД СССР № 171сс от 17 июля 1941 г. предписывал всем наркомам внутренних дел республик и начальникам управлений НКВД краев и областей следующий порядок «документации граждан, прибывающих без паспортов в тыл в связи с военными событиями». Первоначально необходимо было проверить всех, кто прибывал в тыл без паспортов: подробно допросить об обстоятельствах утраты паспортов, установить где люди получали их, послать туда запрос и фотокарточку заявителя. И только после получения ответа, «подтверждающего выдачу паспорта и тождественность фотокарточки», можно было выдать паспорт.
Если из-за немецкой оккупации нельзя было провести проверку, а у людей имелись другие документы, подтверждающие их личность, они получали временные удостоверения сроком на три месяца. Если люди утрачивали все документы, они подлежали тщательному личному допросу, результаты которого перепроверялись допросами их знакомых. Тогда выдавалась справка, которая не могла служить документом, удостоверяющим личность владельца, но позволяла временную прописку и служила разрешением на получение работы. Если проверка заканчивалась успешно, человек взамен справки получал временное удостоверение31.
Этот дополнительный штрих к характеристике советской паспортной системы, на первый взгляд как будто излишний, на самом деле схватывает ее суть. Трудно представить, чтобы немецкие агенты внедрялись на советскую территорию, не имея соответствующих легенде паспортных документов. Это хорошо понимали в НКВД. Без какой-либо видимой цели в условиях военного времени усилия огромного государственного аппарата (НКВД) тратились в бесконечных (и по большей части бессмысленных) проверках, допросах, перепроверках для выяснения очевидного.
А именно, что имярек такой-то, спасаясь от гибели и не желая оставаться в оккупации, бежал в тыл и при этом потерял или уничтожил (из-за страха попасть в плен) документы. Он попал к своим, спасся от гибели, для него это радость, и он вправе ожидать участия к своей судьбе. Вместо этого власти ставят его на п р а в е ж . У властей появляется зацепка, «компрометирующие данные» о пребывании человека на временно оккупированной врагом территории. И всю последующую жизнь он обязан был указывать об этом факте во всех анкетах. Утаить невозможно — существует железный порядок получения паспорта, существуют кустовые адресные бюро и их картотеки, ЦАБ, спецотделы НКВД СССР. Этот маленький, объемом в одну машинописную страницу, циркуляр решающим образом повлиял на судьбы сотен тысяч людей; он был отменен только в 1949 г.
После завершения ожесточенных боев зимойвесной 1941—1942 гг. 3 апреля 1942 г. приказом НКВД СССР № 0114 с вводилась в действие временная инструкция «по восстановлению паспортной работы в местностях, освобожденных от немецкофашистских захватчиков». В ней подтверждалась необходимость продолжения работы по «документированию граждан, не имеющих паспортов» и ставились очередные задачи: проведение перепрописки населения, установление паспортного режима, восстановление учета военнообязанных и даже розыск неплательщиков алиментов32.
Перепрописка должна была, по замыслу НКВД, восстановить учет движения населения, оказать содействие «судебноследственным и административным органам в розыске необходимых им лиц», способствовать налаживанию справочной работы для учреждений и частных лиц. Работа строилась по схеме: проверялись паспорта, спецудостоверения, военные билеты, адресные листки, проводились «личные беседы с перепрописываемыми», посылались запросы на места и проч. Результаты фиксировались на адресных листках, которые помещались в картотеки адресных бюро, кустовых адресных бюро и ЦАБ; старые материалы из картотек изымались и хранились отдельно в архиве. Все, кто имел «компрометирующие данные», заносились в списки учета по особой форме. Прошедшим советское чистилище людям в паспорте ставился штамп «прописан». Для восстановления паспортного режима помимо милиции привлекались местные органы НКВД и Особые отделы Красной Армии.
По данным паспортного отдела Главного управления милиции НКВД СССР за 1943 г. в ходе перепрописки населения в местностях, освобожденных от немецких оккупантов, органы милиции выявили: 14 гестаповцев и 639 полицейских, 95 старшин и 543 старост, трех шпионов и 193 пособника немцев, 66,5 тыс. человек, «работавших по обслуживанию немецких армий и в немецких учреждениях», 12,8 тыс. человек, чьи ближайшие родственники ушли с немцами, около 2 тыс. человек «уголовнопреступного элемента», 3,3 тыс. дезертиров Красной Армии и уклоняющихся от призыва и мобилизации. В 1944 г. цифры были следующие: 22,7 тыс. уклоняющихся от мобилизации, 18,7 тыс. дезертиров, 19,5 тыс. уголовников, 66,1 тыс. человек, «работавших в немецких учреждениях», 34,3 тыс. «ставленников и пособников немецких войск», 419 изменников и члены их семей33. Работа в немецких учреждениях на оккупированной территории (при отсутствии в тот период советских учреждений) была, следовательно, таким же преступлением, как дезертирство, пособничество немецким войскам (часто вынужденное, под угрозой расстрела, уклонение от мобилизации.
Так трагически для многих безвинных людей закончилась победоносная Отечественная война.
Меньше всего в СССР церемонились с заключенными. 19 декабря 1933 г. совершенно секретным циркуляром ОГПУ № 124 всем подведомственным органам сообщался порядок освобождения из «исправительно-трудовых лагерей ОГПУ, в связи с установлением паспортного режима». К освобождающимся из лагерей предписывалось применять «дифференцированный подход». Пункт третий циркуляра гласил:
«Допускать в виде изъятия (т.е. исключения из действующей паспортной нормы. — В.П.) выдачу удостоверений лагерями ОГПУ и возможность получения по ним паспортов в режимных точках, перечисленных в пункте 2 (речь шла о режимных местностях, перечень которых определялся правительственными постановлениями. — В.П.), кроме стокилометровой погранполосы, в исключительных случаях, для особо отличившихся ударников, на деле доказавших свой отказ от преступного прошлого, активно принимавших участие в культурной и общественной жизни лагеря, перевыполнявших производственные задания, при условии наличия в режимных точках родных, занятых общественнополезным трудом и могущих представить освобожденному жилплощадь»34. Тем самым исключалась возможность перехода границы тех, кто лучше всех в стране узнал правду о «первом в мире социалистическом государстве рабочих и крестьян». Упоминание о родственниках не было случайным, а свидетельствовало об укоренении в СССР института заложничества.
Среди отверженных советским режимом на самом дне находились крестьяне. В официальных государственных документах мало найдется таких, которые свидетельствовали об этой истине более достоверно, чем циркуляр № 13 Главного управления милиции НКВД СССР от 3 февраля 1935 г. Он основывался на постановлении ЦИК СССР от 25 января 1935 г., в котором устанавливалось, что «восстановление в гражданских правах высланных кулаков не дает им права выезда с места поселения».
Согласно циркуляру всем высланным «кулакам, восстановленным в гражданских правах» паспорта выдавались «исключительно по месту расположения трудпоселения» на основе списков, представленных райкомендатурами трудпоселений. В паспорте следовало обязательно указать, что он выдан «на основании списка такой-то комендатуры трудпоселения, такогото района, номер и дату списка». Пункт третий обязывал: «Лиц, имеющих в паспортах указанную запись — не прописывать нигде, кроме мест поселения. При обнаружении этих лиц в других местностях, задерживать их, как бежавших и направлять этапом к месту поселения»35.
(Окончание следует)
Василий Попов, кандидат исторических наук
ПРИМЕЧАНИЯ
25 ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1. Д. 4155. Л. 199—201.
26 ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 137. Л. 149—153.
27 Фактический материал взят из «Краткой справки о паспортной системе, действовавшей в царской
России». которая подготовлена начальником паспортнорегистрационного отдела ГУМ МВД СССР
Подузовым 20 апреля 1953 г. (ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1. Д. 4155. Л. 214—219). Документ представляет боль
шой интерес, т. к. отражает точку зрения профессионала, который счел нужным выделить самые
существенные черты паспортной системы Российской империи.
28 Деятели СССР и Октябрьской Революции. Энциклопедический Словарь Русского Библиографического
института Гранат. М., 1989. С. 314—315.
29 Постановления Совнаркома СССР за сентябрь 1940 г. С. 146—155; ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 233. Т. 1.
Л. 3—15.
30 ГАРФ. Ф. 7523. Он. 12. Д. 78. Л. 1—11.
31 ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 233. Т. 1. Л. 194.
32 Там же. Д. 233. Т. 1. Л. 133—136.
33 ГАРФ. Ф. 9415. Оп. З.Д. 1408. Л. 13; Д. 1412. Л. 18.
34 ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 137. Л. 70—71. Всем, освободившимся из мест заключения, выдавались паспор
та в местных управлениях милиции, на территории которых располагались места заключения.
35 Там же. Д. 137. Л. 236.
Tags: большевики, коллективизация, сталинизм


С 1933 г. тайно (в особых учетных формах милиции), а с 8 августа 1936 г. тайно и явно (в учетных формах милиции и в паспорте) делалась отметка о судимости. Найти хорошую работу в СССР человеку, которого советская власть отнесла к «социально-чуждому элементу» или сама насильственно превратила в «уголовный элемент», было трудно. Для миллионов людей путь домой, к семьям был закрыт. Всю оставшуюся жизнь они были вынуждены скитаться по родной стране, каждый день их могли уволить с работы без какого-либо объяснения причины.
О том, что истинное существо паспортной системы в СССР и ее потаенный смысл не всегда понимали представители высшего государственно-партийного аппарата, свидетельствуют многие факты. Приведем некоторые. Как отмечалось, паспортная система прямо способствовала прикреплению крестьян к колхозным работам. Для колхозников был установлен обязательный минимум трудодней, которые они должны были выработать.
В апреле 1942 г. этот минимум был повышен для всех колхозников и распространен на членов их семей— подростков в возрасте от 12 до 16 лет. За не выработку «без уважительных причин» обязательного минимума все виновные подлежали уголовной ответственности: исправительно-трудовым работам в колхозах с удержанием от оплаты трудодней до 25% в пользу колхоза. Постановление Совмина СССР от 31 мая 1947 г. названный закон оставляло в силе. Ухудшение деревенской жизни после войны привело к усилению бегства из деревни, 8
которое не могли остановить паспортные ограничения. В этой связи правительственные чиновники предлагали усилить репрессии в отношении беглецов. «Одни суды считают, — доносил министр юстиции СССР К.П. Горшенин 25 декабря 1950 г. секретарю ЦК ВКП(б) Г.М. Маленкову,— что по действующему законодательству самовольный уход колхозников в отход не наказуем в уголовном порядке и выносят в таких случаях оправдательные приговоры.
Другие выносят в этих случаях обвинительные приговоры. Министерство юстиции СССР считает, что колхозники, не выработавшие обязательного минимума трудодней в связи с самовольным, без разрешения колхоза, уходом в отход, должны нести ответственность по указу от 15 апреля 1942 г. за тот период, в течение которого они ушли из колхоза, с Отбыванием наказания по месту работы»36.
Такие же точно суровые меры министр предлагал и в отношении детей колхозников, достигших 16-летнего возраста, даже «в случаях, когда их членство в колхозе не оформлено». Советские порядки в отношении закрепощения крестьян своей жестокостью превосходили законодательство «крепостнической России» XVIII—первой половины XIX вв. Для упорядочения судебной практики и избавления своего ведомства от ненужной, с его точки зрения, волокиты и проволочек в таком важном деле, министр вносил следующее предложение: «Министерство юстиции считает, что следовало бы установить определенный порядок оформления членства членов семей колхозников, достигших 16-летнего возраста, с тем, однако, чтобы это не было связано с проведением какой-либо сложной процедуры». Предложение принято не было. Сохранялась все та же система — внешне противоречивая, но цельная по содержанию, которая поддерживала в стране иллюзию возможной свободы и никоим образом не давала ее.

Об этом свидетельствует и другой факт. 3 марта 1949 г. на Бюро Совмина СССР рассматривались вопрос о введении паспорта нового образца и проект нового положения о паспортной системе в СССР. Разработка велась МВД СССР по личному указанию и инициативе заместителя председателя Совмина СССР, члена Политбюро ЦК ВКП(б) Л.П. Берия 37. Предложение мотивировалось тем, что «во время войны значительная часть бланков действующих паспортов и инструкций по применению положения о паспортах попала в руки врага и уголовно-преступного элемента, чем была в значительной мере расшифрована техника паспортной работы в СССР».
Утверждалось, что действующий паспорт был «недостаточно защищен от подделки» и это «облегчает преступному элементу возможность укрываться от преследования». Важнейшим отличием предлагаемого проекта было то, что положение о паспортной системе в СССР предусматривало «выдачу паспортов не только городскому, но и сельскому населению». Не следует рассматривать эту попытку как действительную либерализацию советского режима. Скорее наоборот.
Паспортизация всего населения страны в возрасте 16 лет и старше в тех условиях означала абсолютно полный контроль за жизнью каждого: ведь владение паспортом создавало только видимость прав человека — гражданина СССР, т.к. главным в определении его судьбы по прежнему оставались бы «компрометирующие данные», которые хранились в кустовых и Центральном адресных бюро. Переход к полной паспортизации населения страны сулил немалые выгоды Министерству внутренних дел и лично его куратору Л.П. Берия, поскольку выросло бы значение министерства, что давало дополнительные шансы в борьбе за власть.
С точки зрения государственной — полный контроль за жизнью каждого члена общества — имелись все резоны принять предложение. Но оно было отклонено со следующей формулировкой, не объясняющей причин отказа: «Предложено МВД доработать на основе мнений на Бюро». Больше к вопросу о наделении паспортами всего сельского населения (включая колхозников) не возвращались до 1974 г., хотя после смерти И.В. Сталина было принято новое положение о паспортах в октябре 1953 г.
Отклонение бериевского проекта вызывает недоумение, т.к. он долго готовился и был согласован во всех соответствующих министерствах. Еще в январе 1948 г. по распоряжению министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова была создана авторитетная комиссия по рассмотрению проекта положения о паспортной системе в СССР. В нее вошли: начальники главных управлений милиции и погранвойск, управления войск по охране особо важных объектов промышленности и железных дорог, ГУЛАГа, тюремного управления, спецотделов, которые ведали особым учетом населения, отдела по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью, отдела спецпоселений.
Проект был согласован с министром юстиции и генеральным прокурором СССР. И все-таки он не прошел. И это вопреки прямой поддержке Л.П, Берия, считавшегося в те годы всесильным.
Итак, два высокопоставленных государственных чиновника пытались унифицировать закон: один — порядок оформления членства в колхозе совершеннолетних детей колхозников и судебную практику, определяющую ответственность за невыработку минимума трудодней, а другой — паспортный режим в стране.
В данном случае высокие профессиональные качества служили только помехой: не могло быть никакого единообразия там, где применение закона по замыслу его истинных создателей не подлежало единому судебному толкованию. Ведь именно эта двусмысленная и неопределенная ситуация создавала для людей ловушку. Что же говорить об исполнителях рангом ниже, местных работниках?
Одни суды судили колхозников жестче, потому что исполнители были вполне советскими, прошедшими суровую школу отбора и были взяты из той же народной массы — такие особенно рьяны, злы и опасны. Другие, у кого оставалась капля совести и сострадания, пытались быть помягче. За такими строго следили и примерно наказывали, чтобы другим было неповадно. Срабатывал воспитательный момент — всем исполнителям настойчиво и ежедневно внедрялась в сознание мысль — лучше перегнуть палку, чем недогнуть ее.
Единственное, чего удалось добиться JI.П. Берия во время пика карьеры, когда в марте 1953 г. он был назначен первым заместителем председателя Совмина СССР и вернул себе пост министра внутренних дел, — успеть протолкнуть до своего ареста и расстрела в правительство проект постановления «О сокращении режимных местностей и паспортных ограничений» Докладная на имя нового председателя Совмина СССР Г.М. Маленкова за подписью Л.П. Берия была отправлена 13 мая 1953 г. Соответствующие копии докладной были посланы всем членам Президиума ЦК КПСС — В.М. Молотову, К.Е. Ворошилову, Н.С. Хрущеву, Н.А. Булганину, JI.M. Кагановичу, А.И. Микояну, М.З. Сабурову, М.Г. Первухину38. 21 мая 1953 г. представленный проект быт утвержден в качестве постановления Совмина СССР № 1305515 сс.
Основные изменения сводились к исключению из числа режимных около 150 городов и местностей, всех железнодорожных узлов и станций (режимные ограничения сохранялись в Москве и 24 районах Московской области, в Ленинграде и пяти районах Ленинградской области, во Владивостоке, Севастополе и Кронштадте); уменьшению размеров запретной пограничной полосы (за исключением полосы на границе с Турцией, Ираном, Афганистаном, Карельском перешейке); сокращению перечня преступлений, судимость за которые влекла запрещение проживать в режимных местностях (сохранялись все «контрреволюционные преступления», бандитизм, хулиганство, умышленное убийство, повторные кражи и разбой). Но задуманное Л.П.Берия реформирование паспортной системы, как отмечалось, имело более глубокий смысл. Это подтверждают многочисленные справочные материалы (в том числе о паспортной системе Российской империи), подготовленные аппаратом МВД в апреле 1953 г.
Изданный в развитие правительственного постановления приказ Министерства внутренних дел № 00375 сс от 16 июня 1953 г. за подписью Л.П.Берия, которым упразднялись паспортные ограничения, дышит прямо отеческой заботой о нуждах бывших заключенных и их семей: «При существующем положении граждане, отбывшие наказание в местах заключения или ссылки и искупившие тем самым свою вину перед обществом, продолжают испытывать лишения (…)
Наличие в стране широких паспортных ограничений создает трудности в устройстве не только для граждан, отбывших наказание, но и для членов их семей, которые также в связи с этим оказываются в затруднительном положении» 39. Далее отмечалось, что «режим и паспортные ограничения, введенные в этих районах (режимной зоне, которая простирается на сотни километров вглубь страны.— В.П.), тормозят их экономическое развитие». Именно эти основания были изложены в приказе для объяснения смягчения паспортного режима в стране.

После устранения Л.П. Берия из руководства страны постановлением Совмина СССР № 26661124 с от 21 октября 1953 г. вводится новое положение о паспортах, которое без особых принципиальных изменений действовало до 1974 г.
Оно вводило одно изменение большой важности. Из первого пункта, определяющего, граждане каких территорий страны обязаны иметь паспорта, «исчезли», т.е. не были упомянуты, в отличие от положения 1940 г., граждане СССР, проживающие в населенных пунктах, где были расположены МТС, и работающие в совхозах 40. Это никак не задевало тех совхозных рабочих и служащих, жителей поселков машинно-тракторных станций, которые уже имели паспорта, но серьезно ограничивало возможности подрастающего поколения.
К чему приводило на практике это «изъятие», если обратиться к последующим событиям в деревне? Со второй половины 50х и в 60е годы происходит рост совхозной системы: совхозы в массовом порядке образовывались на базе так называемых экономически слабых колхозов или создавались вновь в районах освоения целинных и залежных земель. Бывшие колхозники, ставшие в результате реорганизации совхозными рабочими, ничего не выигрывали в плане получения паспортов.
В 1958 г. в стране проводится реорганизация МТС, работники которых, по мысли авторов «реформы», должны были перейти работать в колхозы, купившие технику машинно-тракторных станций. Но в этом случае дети бывших работников МТС с достижением 16-летнего возраста также не могли получить паспорта. Поэтому реорганизация МТС привела к новому витку бегства людей из деревни. Получается, что названное паспортное нововведение не столько ограничивало свободу передвижения по стране, сколько способствовало усилению стихийной миграции.
Однако правительство отвергло ходатайство МВД СССР о наделении сельских жителей паспортами, поданное министром С.Н. Кругловым в октябре 1953 г. А.И. Микояну и Н.А. Булганину 41. Предложение исходило от начальника паспортно-регистрационного отдела Главного управления милиции МВД СССР Подузова, который принимал активное участие в подготовке проекта паспортного положения при Л.П. Берия. В секретной докладной записке от 24 сентября 1953 г.
Подузов писал министру: «В разработанном проекте положения о паспортах (утверждено Совмином СССР 21 октября 1953 г. — В.П.) предусмотрено, что жители сельских местностей страны паспортов иметь не обязаны… В связи с вытекающими из решений сентябрьского Пленума ЦК КПСС задачами МТС и совхозов, в частности заменой сезонных кадров постоянными — не следует ли внести в проект положения дополнение о том, что постоянные местные жители сельских местностей, работающие в МТС и совхозах на штатных должностях, обязаны иметь паспорта. Тем самым постоянные кадры рабочих МТС и сохозов в отношении документирования личности будут приравнены к рабочим городских предприятий.
Кроме того, это ликвидирует существующее положение, при котором постоянные кадровые работники, прибывшие в МТС и совхозы из городов, имеют паспорта, а местные постоянные работники паспортов не имеют» 42. Трудно сказать точно, какими истинными мотивами руководствовался Подузов, скорее всего он стремился использовать шанс для служебной карьеры, угадывая по решениям сентябрьского (1953 г.) пленума ЦК КПСС, что подули ветры «оттепели».
Пометы на документе свидетельствуют, что записка Подузова была первый раз послана А.И. Микояну еще 25 сентября 1953 г. Мы не располагаем документами, по которым можно было бы установить, кто конкретно из членов правительства, отвечающих за подготовку нового положения о паспортах, наложил вето на предложение МВД, и каковы были причины запрета. Но жизненная ситуация свидетельствовала, что своего главного врага — русского крестьянина — советская власть продолжала держать на паспортном «крючке».
И, по положению о паспортах от 21 октября 1953 г., в сельских местностях (за исключением режимных) продолжали проживать без паспортов. Если они привлекались временно сроком не более чем на один месяц на сельхозработы, лесозаготовки, торфоразработки в пределах своей области, края, республики (не имеющей областного деления), им выдавалась справка сельсовета, удостоверяющая их личность и цель выезда.
Такой же порядок сохранялся для деревенских жителей непаспортизированных местностей, если они выезжали в санатории, дома отдыха, на совещания, съезды, в командировки. Если выезжали за пределы своего района в другие местности страны на срок свыше 30 дней, они были обязаны получить паспорта «в органах милиции по месту жительства» 43. Таким образом, процедура получения паспорта для сельского населения непаспортизированных районов не изменилась по сравнению с 30-ми годами.
После смерти И.В. Сталина крестьянину как будто жить стало легче: в 1953 г. изменен порядок обложения крестьянских хозяйств сельхозналогом, с 1958 г. отменены обязательные поставки всех сельхозпродуктов с хозяйств колхозников, мартовская (1953 г.) амнистия прекращала исполнение всех без исключения приговоров; по которым колхозники осуждались к исправительно-трудовым работам за невыработку обязательного минимума трудодней 44. Для тех, кто постоянно работал в колхозе, амнистия являлась значительным облегчением жизни. Колхозники, ушедшие в «отход» без разрешения правлений колхозов, в связи с амнистией почувствовали себя свободными. Это был самообман, т.к. в правовом положении колхозника не произошло никаких существенных перемен: продолжал действовать примерный устав сельхозартели, в годовом отчете колхоза «отходники» продолжали учитываться государством как рабочая сила, числящаяся за колхозами. Следовательно,
По закону в любой момент всех, кто самовольно ушел в «отход», правительство могло принудительно вернуть в колхозы. Меч был занесен над головами, но не рубил, его как бы «забыли» опустить. Отменяя судебное решение о преследовании колхозников за нарушение ими постановления об обязательном минимуме трудодней, советский режим стремился создать в обществе надежды на возможные перемены к лучшему и психологически подготовить людей к хрущевской «оттепели»: крестьянство вновь «подталкивалось» в города.
Наряду с указанными послаблениями продолжали сохраняться ограничения в паспортных правах для сельских жителей, их «второсортность» хотя и стала менее заметной, но сохранялась властями сознательно, продолжала уязвлять народную душу. Так, в секретном циркуляре № 42 с от 27 февраля 1958 г. министра внутренних дел СССР Дудорова, адресованном министрам союзных республик предписывалось: «Не допускать направления граждан из сельской непаспортированной местности за пределы области, края, республики (не имеющей областного деления) на сезонные работы по справкам сельских Советов или колхозов, обеспечивая выдачу этой категории граждан краткосрочных паспортов на срок действия заключенных ими договоров (выделено мною. — В.П.)» 45. Таким образом, юридически паспортные ограничения для колхозников 50х годов не отличались от таковых в 30е годы. Возможно, приведенный циркуляр в сочетании с практикой выдачи краткосрочных паспортов послужили основой для создания устойчивого мифа о том, что «раскрепощение» колхозников началось еще при Н.С. Хрущеве.

Так велика сила общественного мнения, замешанная на предрассудках о незнании важнейших фактов отечественной истории. Имеется и психологический подтекст — для тех, кому удалось убежать из деревни в город в годы «оттепели» и получить паспорт, этот вопрос потерял всякую остроту и перестал замечаться как один из основных в сельской жизни. В действительности только 28 августа 1974 г. постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР «О мерах по дальнейшему совершенствованию паспортной системы в СССР» принимается решение о введении с 1976 г. паспорта гражданина СССР нового образца 46.
Новое положение о паспортной системе 1976 г. устанавливало, что «паспорт гражданина СССР обязаны иметь все советские граждане, достигшие 16-летнего возраста». Выдача и обмен новых паспортов должны были проводиться с 1976 по 1981 гг. Почему крестьяне были уравнены в правах с остальными гражданами страны спустя более сорока лет после введения паспортной системы в СССР? Потому что именно такой срок понадобился для переделки русского народа в советский.
Этот исторический факт и был зафиксирован в преамбуле Конституции СССР (принята 7 октября 1977 г.): «В СССР построено развитое социалистическое общество… Это — общество зрелых социалистических общественных отношений, в котором на основе сближения всех классов и социальных слоев, юридического и фактического равенства всех наций и народностей, их братского сотрудничества сложилась новая историческая общность — с о в е т с к и й н а р о д» 47. В то время как села России уничтожались, города росли и развивались, пока своими размерами и смешением языков не стали напоминать древний Вавилон. Основная масса людей переместилась в города и стала пленниками этих каменных мешков с присущей им «цивилизацией». Национальная русская культура, питающаяся соками деревенской жизни, сохранилась преимущественно в литературе. Появились невиданные ранее ни при каких гулагах возможности управлять жизнью, сознанием и душами людей.
Василий Попов, кандидат исторических наук
ПРИМЕЧАНИЯ
36 ГАРФ. Ф.5446. Оп. 60. Д. 6990. Л. 21—27.
37 ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 53. Д. 5020. Л. 1—28.
38 ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 1. Д. 4155. Л. 170—181.
39 ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 233. Т. 3. Б.н.
40Там же. Д. 233. Т. 3. Б.н.
41 ГАРФ. Ф. 9415. Оп. 3. Д. 1440. Л. 227—236.
Там же. Д. 1440. Л. 227—227 об. Как и в предшествующие годы, для большинства сельских жителей получение паспорта в период хрущевской «оттепели» попрежнему зависело от произвола местных органов. Так. приказ министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова №0240 от 24 апреля 1954 г., объявлял инструкцию о порядке применения положения о паспортах 1953 г., в которой имелся следующий пункт: «В виде исключения разрешается выдавать паспорта по месту жительства также лицам, хотя и являющимся постоянными жителями сельской местности, но работающим в учреждениях, на предприятиях, в МТС и совхозах (выделено мною. — В.П.)». См.: ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 233. Т. 3. Б.н.
43 ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 233. Т. 3. Б.н.
44 ГАРФ. Ф. 9492. Оп. 1. Д. 284. Л. 5.
45 ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 12. Д. 233. Т. 2. Б.н.
46 СП СССР. 1974. № 19 Ст. 109.
47 Кукушкин ЮС, Чистяков ОМ. Очерк истории Советской Конституции. 2е изд. М., 1987. С. 316. В 70е годы вышло множество книг, брошюр, статей советских историков, философов, социологов, которые на большом фактическом материале доказывали реальное существование «советского народа».

27 декабря 1932 года в Москве председателем ЦИК СССР М. И. Калининым, председателем Совнаркома СССР В. М. Молотовым и секретарем ЦИК СССР А. С. Енукидзе было подписано Постановление № 57/1917 «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов».
Во всех паспортизированных местностях паспорт становится единственным документом, «удостоверяющим личность владельца». В п. 10 предписывалось: Паспортные книжки и бланки изготавливать по единому для всего Союза ССР образцу. Текст паспортных книжек и бланков для граждан различных союзных и автономных республик печатать на двух языках; на русском и на языке, общеупотребительном в данной союзной или автономной республике.
В паспортах образца 1932 года указывались следующие сведения: имя, отчество, фамилия, время и место рождения, национальность, социальное положение постоянное местожительство и место работы, прохождение обязательной военной службы… и документы, на основании которых выдавался паспорт.
Одновременно с постановлением ЦИК и СНК СССР (Об Установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов) 27 декабря 1932 года было издано постановление «Об образовании Главного управления рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ Союза ССР». Этот орган создавался для общего руководства работой управления рабоче-крестьянской милиции союзных республик, а также для введения по всему Советскому Союзу единой паспортной системы, прописки паспортов и для непосредственного руководства этим делом.
В областных и городских управлениях РКМ были образованы паспортные отделы, а в отделениях милиции — паспортные столы. Была также проведена реорганизация адресно-справочных бюро.
Ответственность за проведение в жизнь паспортной системы и за состояние паспортной работы несли начальники городских и районных управлений милиции. Они организовали эту работу и руководили ею через паспортные аппарата (отделы, столы) подчиненных органов милиции.
К функциям органов милиции по осуществлению паспортной системы были отнесены:
выдача, обмен и изъятие (прием) паспортов;
осуществление прописки и выписки;
выдача гражданам пропусков и разрешений на въезд 1 пограничную зону;
организация адресно-справочной работы (адресно-розыскной);
осуществление административного надзора за соблюдением гражданами и должностными лицами правил паспортного режима;
проведение массово-разъяснительной работы среди населения;
выявление в процессе паспортной работы лиц, скрывающихся от органов советской власти…
Осуществление перечисленных функций составляло сущность организации паспортной работы.
Общее руководство работой управления РКМ союзных республик, в том числе и осуществление паспортной системы, было возложено на ГУ РКМ при ОГТУ Союза ССР. На него возлагалось:
а) оперативное руководство всеми республиканскими и местными аппаратами милиции, выделенными для проведения паспортизации;
б) назначение, смещение всего руководящего состава паспортных аппаратов милиции;
в) издание инструкций и распоряжений, обязательных для всех республиканских и местных органов милиции по вопросам, связанным с паспортной системой и пропиской паспортов.
При районных и городских Советах для надзора за соблюдением законности при выдаче паспортов были созданы специальные комиссии, которые рассматривали жалобы граждан на неправильные действия должностных лиц. Следует заметить, что непосредственным поводом к ведению и ужесточению требований паспортной системы в СССР явился резкий скачек уголовной преступности, особенно в крупных городах. Это произошло в результате бурной индустриализации в городах и коллективизации в сельском хозяйстве, нехваткой продовольственных и промышленных товаров.
Введение паспортной системы остро поставило вопрос об укреплении паспортных отделов достаточно квалифицированными кадрами.
На работу в паспортные отделы милиции направлялись выпускники учебных заведений системы НКВД СССР, других учебных заведений, мобилизовывались активисты предприятий и учреждений.
Введенная в 1932 году единая паспортная система в последующие годы изменялась и совершенствовалась в интересах укрепления государства, улучшения обслуживания населения.
Заметным этапом в истории формирования и деятельности паспортно-визовой службы явилось постановление СНК СССР от 4 октября 1935 года «О передаче в ведение НКВД и его местных органов иностранных отделов и столов исполнительных комитетов», которые до этого времени подчинялись органам ОГПУ.
На основе Постановления СНК СССР от 4 октября 1935 года в Главном управлении милиции, управлениях милиции республик, краев и областей были созданы отделы, отделения и группы виз и регистрации иностранцев (ОВиР).
Эти структуры работали в течение 30-х и 40-х годов самостоятельно. В дальнейшем они неоднократно объединялись с паспортными аппаратами органов милиции в единые структурные подразделения и выделялись из них.
Для улучшения идентификации гражданина СССР с октября 1937 года в паспорта стали наклеивать фотографическую карточку, второй экземпляр которой хранился в милиции по месту выдачи документа.
Во избежание подделок ГУМ ввело специальные чернила для заполнения бланков паспортов и спец. мастику для печатей, штампы по креплению фотокарточек.
Кроме того, периодически рассылало во все отделения милиции оперативно-методические ориентировки о способах распознания поддельных документов.
В тех случаях, когда при получении паспортов предъявлялись свидетельства о рождении из других областей и республик, милицию обязывали предварительно запрашивать пункты выдачи свидетельств, чтобы последние подтвердил подлинность документов.
С 8 августа 1936 года в паспортах бывших заключенных «лишенцев» и «перебежчиков» (перешедших границу СССР «самовольно») делалась отметка следующего содержания «Выдан на основании пункта 11 Постановления СНК СССР за№ 861 от 28 апреля 1933 года».
Постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 в качестве одной из мер борьбы с легкомысленным отношением к семье и семейным обязанностям установлено, что при вступлении в брак и при разводе в паспортах производилась соответствующая отметка органами ЗАГС.
К 1937 году паспортизация населения в определен, правительством местностях была повсеместно закончена,’ паспортные аппараты выполнили задачи, которые на них возлагались.
В декабре 1936 года паспортный отдел ГУ РКМ НКВД СССР был передан в отдел наружной службы. В июле 1937 года паспортные аппараты на местах также вошли в состав отделов и отделений службы управлений рабоче-крестьянской милиции. На их сотрудников возлагалась обязанность повседневного поддержания паспортного режима.
В конце 30-ых годов вносятся существенные изменения в паспортную систему. Ужесточалась административная и уголовная ответственность за нарушение правил паспортного режима.
Верховный Совет СССР 1 сентября 1939 года принял Закон «О всеобщей воинской обязанности», а 5 июня 1940 года приказом народного комиссара Обороны СССР объявлены руководящие правила, определившие и задачи милиции в области проведения воинского учета…
В военно-учетных столах отделений милиции (в сельских местностях и поселках в соответствующих исполкомах Советов) велся первичный учет всех военнообязанных и призывников, персональный (качественный) учет рядового и младшего начальствующего состава запаса.
Военно-учетные столы проводили свою работу в тесном контакте с районными военными комиссариатами. Эта работа продолжалась вплоть до начала Великой Отечественной войны (22 июня 1941 года).
Отдельные нормы паспортной системы 1932 года в силу сложившихся к 1940 году внутренней и международной обстановки нуждались в уточнении и дополнении.
Эту проблему в значительной мере решило постановление СНК от 10 сентября 1940 года, утвердившее новое Положение о паспортах. Данный нормативный акт значительно расширил область применения Положения о паспортах, распространив его на пограничные зоны, сотрудников и рабочих ряда отраслей народного хозяйства.
Великая Отечественная война (1941-1945 гг.) потребовала от советской милиции дополнительных усилий по поддержанию паспортного режима в стране.
Циркуляр НКВД СССР № 171 от 17 июля 1941 года предписывал наркомам внутренних дел республик и начальникам Управлений НКВД краев и областей следующий порядок документирования граждан, прибывающих без паспортов в тыл в связи с военными событиями: в случае утраты всех документов, проводить тщательный допрос и перепроверять все показания. После этого выдавать справку с анкетными данными (со слов).
Данная справка не могла служить удостоверением личности владельца, но облегчала ему временную прописку и устройство на работу.
Этот циркуляр был отменен только в 1949 году.
С первых дней войны вся деятельность милиции, ее служб и подразделений существенно изменилась и расширилась и была приспособлена к условиям военного времени.
Одним из важных средств укрепления советского тыла, охраны общественного порядка и борьбы с преступностью была паспортная система.
Так, 9 августа 1941 года постановлением СНК СССР было утверждено Положение о прописке граждан, эвакуированных из прифронтовой полосы. Все эвакуированные, прибывшие на место расселения, как в организованном, так и в индивидуальном порядке, были обязаны прописать свои паспорта в милиции в течение 24 часов.
Учитывая, что вместе с эвакуированным населением в глубь страны устремились и преступные элементы, которые пытались скрыться от органов власти, НКВД СССР в сентябре 1941 года установил обязательную личную явку в милицию граждан для получения разрешения на прописку.
Расширение задач паспортных аппаратов в условиях войны вызвало к жизни новые организационные формы по их выполнению.
Приказом НКВД СССР от 5 июня 1942 года в штаты паспортных отделов управлений милиции были введены должности инспекторов-экспертов, на которых возлагалось:
а) исследование и дача заключений по выявленным фактам подделок паспортов, поступающих из милиции;
б) проверка паспортов лиц, допускаемых к особо важным государственным документам, а также к работе на предприятиях и в учреждениях, имеющих оборонное значение;
в) проверка хранения бланков паспортов в милиции т.д.
Исключительно важное значение в годы войны приобрела проблема розыска детей, потерявших связь с родителями. 23 января 1942 года СНК СССР принял постановление «Об устройстве детей, оставшихся без родителей». В соответствии с данным постановлением при ГУМ НКВД СССР был образован Центральный детский адресный стол и соответствующие подразделения на местах. Центральный справочный детский адресный стол располагался в городе Бугу-руслане Чкаловской (ныне Оренбургской) области.
Первоначально детские адресные столы входили в состав отделов и служб боевой подготовки органов милиции, а в 1944 году приказом НКВД СССР были переданы в паспортные столы.
К 1 июня 1942 года в адресные детские столы страны было направлено 41.107 заявлений о розыске детей, при этом было установлено местонахождение 13.414 детей или 32,6% от общего числа разыскиваемых.
Всего уже за военные годы было разыскано более двадцати тысяч детей.
Большая работа была проведена по установлению местожительства эвакуированных граждан.
В марте 1942 года при паспортном отделе ГУМ НКВД СССР было создано Центральное справочное бюро.
Аналогичные бюро были созданы и при паспортных отделах управлений милиции республик, краев и областей.
Ежедневно в Центральное справочное бюро поступало 10-11 тысяч заявлений об установлении места жительства эвакуированных. Работниками этого бюро было установлено свыше двух миллионов разыскиваемых.
Используя материалы прописки паспортов (заполненные адресные листки) кустовые адресные бюро городов также способствовали населению страны в установлении места жительства их родных и близких.
В послевоенные годы паспортная работа проводилась в широких масштабах. Работники паспортных аппаратов налаживали учет населения городов и рабочих поселков, выдавали возвращавшимся гражданам большое количество различного рода справок и ответов на запросы о без вести пропавших или потерявших связь с родственниками.
Правовой основой по учету послевоенного населения послужило Постановление СНК СССР от 4 октября 1945 года «О паспортизации населения». Оно имело целью определение общей численности его по всей территории страны, установление соотношения сельского и городского населения…
Достоверные данные о численности, составе и размещении населения служили основой государственного управления, планирования экономического и социального развития.
В 1952 году был организован паспортно-регистрационный отдел (ПРО), утверждены его структура и штаты. А 21 октября 1953 года Постановлением Совета Министров СССР утверждено новое Положение о паспортах.
Положение устанавливало единый для СССР образец паспорта с текстом на русском языке и языке соответствующей союзной или автономной республики.
Вместо выдававшихся ранее в большинстве случаев пятилетних паспортов устанавливались бессрочные, десятилетние, пятилетние и краткосрочные.
В 1955 году введено в действие Положение о паспортно-регистрационном отделе. На этот отдел возлагались следующие функции:
а) организация и руководство всей деятельностью работы по проведению в жизнь паспортной системы;
б) выдача и обмен паспортов;
в) прописка и выписка населения;
г) ведение адресно-справочной работы;
д) выявление преступников, разыскиваемых оперативными и судебно-следственными органами;
е) выявление и удаление из местности с особым паспортным режимом лиц, подпадающих под паспортные ограничения;
ж) выдача гражданам пропусков на въезд в запретную пограничную зону;
и) регистрация актов гражданского состояния (рождений, смертей, браков, разводов, усыновления и т.д.).
Паспортно-регистрационный отдел, кроме того, оказывал практическую помощь паспортным аппаратам на местах, командируя туда своих работников, разрабатывал и предъявлял руководству ГУМ проекты приказов и других руководящих документов по осуществлению паспортной системы и регистрации актов гражданского состояния; обеспечивал милицию бланками паспортов, свидетельствами регистрации актов гражданского состояния, пропусками и т.д.; вел учет разыскиваемых и принимал меры по заявлениям и жалобам граждан, поступающим в отдел; решал кадровые вопросы.
В целях активизации адресно-справочной работы, повышения ее уровня — вместо кустовых адресных бюро в большинстве управлений милиции были созданы единые республиканские, краевые, областные адресные бюро.
19 июля 1959 года Совет Министров утвердил Положение въезда в СССР и выезда за границу. Это Положение было дополнено перечнем лиц, которым выдавались дипломатические и служебные паспорта, а также разрешался въезд и выезд не только по заграничным паспортам, но и по документам их заменяющим (удостоверениям и внутренним паспортам).
В последующий период для зарубежных поездок в дружественные страны по служебным и частным делам вводились специальные удостоверения (серии «АВ» и «НЖ»), совершались безвизовые поездки по внутренним паспортам СССР со специальным вкладышем.
В 1959 году ЦК КПСС и СМ СССР приняли Постановление «Об участии трудящихся в охране общественного порядка в стране». В это время в нашей стране на первый плац выдвинулись задачи усиления организаторской и идеологи, ческой работы среди населения по укреплению социалистической законности и правопорядка, предупреждению и пре, сечению преступлений и нарушений общественного порядка.
После принятия Постановления появились специализированные группы и внештатные сотрудники по поддержанию паспортного режима в крупных населенных пунктах и городах СССР. Большую помощь паспортным аппаратам оказывали домовые, уличные и квартальные комитеты и объединяемый ими актив, в состав которого, как правило, входили работники домоуправлений данной территории.
Важным шагом, направленным на улучшение деятельности органов милиции, явилось утверждение СМ СССР от 17 августа 1962 года нового Положения о Советской милиции.
В Положении были закреплены принципы советской паспортной системы, определены конкретные задачи по ее осуществлению.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 апреля 1968 года «Об основных правах и обязанностях сельских и поселковых Советов депутатов трудящихся» (объявлен Приказом МВД СССР № 1258-196Эг) были введены новые правила прописки и выписки граждан в сельской местности.
За органами внутренних дел сохранилась функция прописки в районных центрах и поселках в тех местностях, где имеются штатные работники паспортных аппаратов, а также в населенных пунктах, отнесенных к пограничной зоне.
22 сентября 1970 года Совет Министров СССР утвердил новое Положение о въезде в СССР и выезде из СССР, в которое были внесены существенные изменения и дополнения.
Впервые в законодательной практике страны были определены основания отказа гражданам о выдаче разрешения на выезд за границу по частным делам.
ЦК КПСС и Совет Министров СССР в августе 1974 года рассмотрели вопрос «О мерах по дальнейшему совершенствованию паспортной системы в СССР», а 28 августа 1974 года Совет Министров СССР утвердил новое Положение «О паспортной системе в СССР».
Данное Положение установило единый для всего населения страны порядок, предусматривающий обязанность иметь паспорт всем гражданам СССР, достигшим шестнадцати лет независимо от места проживания (город или село).
Введение всеобщей паспортизации стало главной обязанностью сотрудников всех паспортных аппаратов.
Действие нового паспорта не ограничивалось каким-либо сроком. Для того чтобы учесть внешние изменения черт лица владельца паспорта, связанные с возрастом, предусматривается последовательная вклейка трех фотокарточек:
Первая — при получении паспорта, достигшим 16-ти лет;
Вторая — по достижении 25-ти лет;
Третья — по достижении 45-ти летнего возраста.
В новом паспорте сократилось количество граф, содержащих сведения о личности гражданина и обязательные отметки.
Сведения о социальном положении вообще исключены из паспорта, так как в процессе жизни социальное положение постоянно меняется.
Не записываются в паспорт сведения о приеме на работу и увольнении, поскольку есть трудовая книжка.
Новое Положение вводилось в действие (за исключение выдачи самих паспортов) с 1 июля 1975 года.
В течение шести лет (до 31 декабря 1981 года) предстояло заменить и выдать паспорта миллионам городских и сельских жителей.
В органах внутренних дел был проведен большой комплекс организационных и практических мероприятий по современной паспортизации населения.
В 70-х и 80-х годах на формирования и деятельное, паспортно-визовой службы значительное влияние оказали участие СССР в Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБЕ — ОБСЕ) и начавшийся процесс пере, стройки.
После подписания Заключительного акта СБСЕ в Хельсинки в 1975 году службой было реализовано остановление Совета Министров, обязывающее МВД и МИД СССР либерализовать практику рассмотрения заявлений граждан о выезде и въезде.
Ранее наши правовые акты и инструкции, регламентирующие работу паспортной службы, на протяжении десятилетий составлялись без учета международных обязательств, На протяжении девяностых годов наша страна приводит свое национальное законодательство в полное соответствии с международными обязательствами…
С учетом итогов Венской встречи СБСЕ в 1986-1989 гг. были осуществлены дальнейшие изменения в законодательстве и либерализации правил, касающихся порядка выезда и въезда, правил пребывания иностранных граждан. В частности, действующее положение о въезде в СССР и выезде из СССР решением Правительства дополнено открытым разделом о порядке рассмотрения заявлений о выезде из СССР и въезде в СССР по частным делам. С 1987 года были практически отменены все существующие ограничения на выезд из страны во все страны мира, в том числе на постоянное место жительства, за исключением случаев, связанных с безопасностью государства.
В Венском итоговом документе (19 января 1989 года) подробно (в отличие от Хельсинского заключительного акта 1975 года) говорится о гражданских и политических правах, в том числе о религиозных свободах, свободе передвижения, праве на защиту в суде и т.п. (Итоговый документ Венской встречи представителей государств-участников совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. М., 1989 г. стр. 12-15).
Наиболее сложная проблема для России — это осуществить свободное передвижение граждан и выбор места жительства. В настоящее время во многих странах ограничений этого права нет. В исключительных случаях они могут устанавливаться только законом.
В СССР с 1925 года существовал порядок прописки, которого нет в других странах.
Однако, отказываться от нее не так-то легко, потому что это социальная проблема, которая крепко переплетена с экономическими проблемами. В то же время ее решение имеет большое политическое значение.
В процессе строительства правового государства остро обозначилась задача создания гарантий правовой и социальной защищенности человека.
5 сентября 1991 года на съезде народных депутатов СССР была принята Декларация прав и свобод человека. Статья 21 Декларации гласит: «Каждый человек имеет право на свободное передвижение внутри страны, выбор места жительства и места пребывания. Ограничения этого права могут устанавливаться только законом».
22 декабря 1991 года Постановление Верховного Совета РСФСР утвердило Декларацию прав человека и гражданина, где в статье 12-ой закрепляются права граждан на свободное передвижение и выбор жительства.
Эти права нашли отражение в Законе Российской Федерации от 25 июня 1993 года «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации».
В Конституции Российской Федерации (принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 года) в статье 27 записано: каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.
Каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации. Гражданин РФ может беспрепятственно возвращаться в РФ.
С принятием в 1991 году Закона РФ «О гражданстве Российской Федерации» на паспортно-визовую службу были также возложены обязанности по решению вопросов гражданства.
Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 15 февраля 1993 года № 124 управления (отделы) виз, регистрации и паспортной работы, а также паспортные отделения (паспортные столы) и отделения (группы) виз и регистрации милиции были реорганизованы в паспортно-визовую службу органов внутренних дел Российской Федерации, как в центре, так и на местах.
На УПВС (ОПВС) и их подразделения возложены функции по выдаче паспортов, пропусков на въезд в пограничную зону, осуществлению регистрации граждан, адресно-справочной работе, регистрации иностранных граждан и лиц без гражданства (пребывающих на территории России), выдаче им документов на право проживания; оформление документов и разрешений на въезд в Российскую Федерацию и выезд за границу, исполнению законодательства по вопросам гражданства.
Паспортно-визовая служба, используя свои возможности, принимает активное участие в борьбе с преступностью, обеспечении правопорядка и профилактики правонарушений.
Кроме того, в части, относящейся к ее компетенции, она осуществляет реализацию законодательных актов в области обеспечения прав и свобод человека.
В целях создания необходимых условий для обеспечения конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации впредь до принятия соответствующего федерального закона об основном документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации, Указом Президента РФ от 13 марта 1997 года № 232 введен в действие паспорт гражданина Российской Федерации. Во исполнение данного Указа Правительство Российской Федерации 8 июля 1997 года (№ 828) утвердило Положение о паспорте гражданина Российской Федерации, образец бланка и описание паспорта гражданина Российской Федерации. В том же Постановлении Правительства Министерству внутренних дел предписывалось:
а) приступить с 1 октября 1997 года к выдаче паспортов гражданина РФ;
б) произвести выдачу паспортов в первоочередном порядке гражданам, достигшим 14-16-летнего возраста, военнослужащим, а также другим гражданам в случаях, определяемых МВД РФ;
в) осуществить до 31 декабря 2003 года поэтапную замену паспорта гражданина СССР на паспорт гражданина Российской Федерации.
В органах внутренних дел ныне проводится большой комплекс организационных и практических мероприятий по реализации Указа Президента от 13 марта 1997 года и Постановления Правительства от 8 июля 1997 года.
Приказом МВД России от 7 октября 2003 года № 776 Паспортно-визовое управление МВД России преобразовано в Главное паспортно-визовое управление МВД России, а Центр паспортно-визовой информации в Центр паспортно-визовых информационных ресурсов МВД России, Центр обращений граждан по паспортно-визовым вопросам МВД России и Центр оформления приглашений иностранным гражданам МВД России.
В соответствии с п. 13 Указа Президента РФ от 09.03.2004 года № 314 образовано ФМС России, которой переданы правоприменительные функции, функции по контролю и надзору и функции по оказанию государственных услуг в сфере миграции МВД России

Метки: Россия, СССР, внутренний паспорт, загранпаспорт, закон, история

Подробности Категория: Цех историков Опубликовано: 08 июня 2018 Просмотров: 12292

Паспортная система антидемократична – так утверждали в начале XX в. российские социал-демократы. В. И. Ленин (Ульянов) прямо писал в 1903 г.: «Социал-демократы требуют для народа полной свободы передвижения и промыслов.

Что это значит: свобода передвижения?.. Это значит, чтобы и в России были уничтожены паспорта (в других государствах давно уже нет паспортов), чтобы ни один урядник, ни один земской начальник не смел мешать никакому крестьянину селиться и работать, где ему угодно».

Указом от 8 октября 1906 г. правительство П. А. Столыпина уничтожило ряд ограничений, существовавших для крестьян и других лиц бывших податных сословий. Местом постоянного жительства для них стало считаться не место приписки к тому или иному обществу (городскому или сельскому), а место фактического проживания, которое можно было выбрать свободно.

Парадоксально, что после захвата власти именно партия, возглавляемая Лениным, восстановила «крепостную зависимость» народа от государства в таком масштабе, какой и не снился предреволюционной России.

Сразу после Октябрьской революции 1917 г. большевики в одном из первых своих постановлений – декрете «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» от 11 ноября 1917 г. – полностью ликвидировали паспортную систему Российской империи. С конца 1918 г. главным удостоверением личности в стране стала трудовая книжка. Однако в реальности ее могли получить только жители Москвы, Петрограда и нескольких промышленно развитых губерний. С 1923 г. в СССР был введен новый основной документ – удостоверение личности, выдаваемое по желанию граждан на три года.

«Великий перелом» конца 1920-х – начала 1930-х гг. покончил с последними иллюзиями о свободе в государстве рабочих и крестьян. 27 декабря 1932 г. председателем ЦИК СССР М. И. Калининым, председателем Совнаркома СССР В. М. Молотовым (Скрябиным) и секретарем ЦИК СССР А. С. Енукидзе было подписано Постановление № 57/1917 «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов». Паспортизация проводилась для ужесточения государственного контроля над населением Страны Советов – «в целях лучшего учета населения городов, рабочих поселков, новостроек и разгрузки этих населенных мест от лиц, не связанных с производством и работой в учреждениях или школах», а также «в целях очистки этих населенных мест от укрывающихся кулацких… и иных антиобщественных элементов». Этот документ стал юридической основой советской паспортной системы. Он устанавливал, что отныне «все граждане Союза ССР в возрасте от 16 лет, постоянно проживающие в городах, рабочих поселках, работающие на транспорте, в совхозах и на новостройках, обязаны иметь паспорта». Таким образом, далеко не вся страна была охвачена паспортизацией: за пределами последней осталось подавляющее большинство крестьянства, особые удостоверения выдавались военнослужащим.

Удостоверение личности гражданина СССР. 1923 г.

Паспорт теперь являлся единственным документом, «удостоверяющим личность владельца». Все бумаги, исполнявшие прежде роль вида на жительство, отменялись. Вводилась обязательная прописка паспортов в органах милиции «не позднее 24 часов по прибытии на новое местожительство». Обязательной стала и выписка – для тех, кто выбывал «из пределов данного населенного пункта совсем или на срок более двух месяцев», а также для обменивающих паспорта, заключенных, арестованных, содержащихся под стражей более двух месяцев.

В паспорте указывались имя, отчество, фамилия, дата и место рождения, национальная принадлежность, социальное положение («рабочий», «крестьянин-единоличник», «служащий», «учащийся» и т. д.), адрес постоянного проживания, место работы или прохождения военной службы, а также сведения о документах, на основании которых выдан паспорт. В нем имелось место для фотографии, которую долгое время вклеивали только при необходимости, однако с октября 1937 г. это стало обязательным. Предприятия и учреждения должны были требовать от принимаемых на работу паспорта (или временные удостоверения), отмечая в них время зачисления в штат. С 8 августа 1936 г. в паспортах лиц, имевших судимость, делали секретную отметку, которая затрудняла устройство на работу для осужденных по политическим мотивам.

Крестьяне на строительстве Днепрогэса. Конец 1920-х – начало 1930-х гг.

Процесс паспортизации, разумеется, происходил не одномоментно. В первую очередь ее провели в Москве, Ленинграде, Харькове и в обширных зонах рядом с ними (100 км вокруг Москвы и Ленинграда, 50 км вокруг Харькова). Эти территории объявили режимными, т. е. запрещалось выдавать паспорта и проживать там лицам, в которых советская власть видела прямую или косвенную угрозу своему существованию: «не занятым общественно-полезным трудом» на производстве, в учреждениях, школах (за исключением инвалидов и пенсионеров); убежавшим из деревень «кулакам» и «раскулаченным» (хотя бы они и «работали на предприятиях или состояли на службе в советских учреждениях»); «перебежчикам из-за границы»; прибывшим из других городов и сел страны после 1 января 1931 г. «без приглашения на работу учреждением или предприятием, если они не имеют в настоящее время определенных занятий или хотя и работают в учреждениях или предприятиях, но являются явными летунами или подвергались увольнению за дезорганизацию производства»; «лишенцам» – людям, лишенным советским законом избирательных прав, представителям «бывших эксплуататорских классов»; бывшим заключенным и ссыльным; а также членам семей граждан всех вышеперечисленных групп. Они подлежали выдворению в другие местности страны в течение десяти дней, где получали «право беспрепятственного проживания» с выдачей паспорта.

К 1953 г. режимными в СССР считались уже 340 городов (среди них Одесса, Ростов-на-Дону, Сталинград, Горький, Магнитогорск, Челябинск, Грозный, Севастополь и др.), железнодорожных узлов с обширными зонами вокруг них (от 15 до 500 км) и отдельных местностей. Закарпатская, Калининградская и Сахалинская области, Приморский и Хабаровский края, Камчатка были объявлены полностью режимными.

Как уже говорилось, паспортизация не распространялась на крестьян (за исключением жителей режимных территорий). Тех же, кто желал покинуть деревню, ожидала длинная и мучительная процедура получения паспортов. Формально вроде бы все было просто. Закон гласил: «В тех случаях, когда лица, проживающие в сельских местностях, выбывают на длительное или постоянное жительство в местности, где введена паспортная система, они получают паспорта в районных или городских управлениях рабоче-крестьянской милиции по месту своего прежнего жительства сроком на один год. По истечении годичного срока лица, приехавшие на постоянное жительство, получают по новому месту жительства паспорта на общих основаниях». На практике же закон «корректировался» до неузнаваемости.

Согласно постановлению ЦИК и Совнаркома СССР от 17 марта 1933 г., крестьянин-«отходник» должен был иметь на руках «зарегистрированный в правлении колхоза договор с хозорганами», т. е. с представителями предприятия, бравшего «отходника» на работу по «орг­набору». 19 сентября 1934 г. было принято закрытое постановление Совнаркома СССР, в котором уточнялось, что в паспортизированных местностях предприятия могут принимать на работу колхозников, ушедших в отход без зарегистрированного в правлении колхоза договора с хозорганами, «лишь при наличии у этих колхозников паспортов, полученных по прежнему местожительству, и справки правления колхоза о его согласии на отход колхозника». Таким образом, возможность крестьянина уйти из колхоза полностью ставилась под контроль местного начальства. Уходившие же самовольно серьезно рисковали. Согласно постановлению о паспортах, «беспаспортные» подвергались штрафу до 100 рублей и «удалению распоряжением органов милиции». Повторное нарушение влекло за собой уголовную ответственность. Введенная 1 июля 1934 г. в УК РСФСР статья 192-а предусматривала за нарушение паспортного режима лишение свободы на срок до двух лет. Большая советская энциклопедия 1939 г. формулировала суть советской паспортной системы весьма откровенно: «…порядок административного учета, контроля и регулирования передвижения населения посредством введения для последнего паспортов. Советское законодательство, в отличие от буржуазного, никогда не вуалировало классовую сущность своей П. с. , пользуясь последней в соответствии с условиями классовой борьбы и с задачами диктатуры рабочего класса на разных этапах строительства социализма».

Крестьяне на строительстве Днепрогэса. Конец 1920-х – начало 1930-х гг.

Современный историк В. П. Попов так описывает ситуацию с получением паспорта на селе: «Перед крестьянами, решившими уехать из деревни с соблюдением паспортных законов, о которых они знали понаслышке, стояла трудноразрешимая задача: надо было иметь договор с предприятием – только тогда они могли получить в милиции паспорт и уехать. Если договора не было, приходилось идти на поклон к председателю колхоза и просить справку на «отход”. Но не для того создавалась колхозная система, чтобы сельским невольникам разрешалось свободно «разгуливать” по стране. Председатель колхоза хорошо понимал этот «политический момент” и свою задачу: «держать и не пущать”… Попытаемся представить мытарства крестьянина для получения «вольной”. Договора, как правило, в руках нет, так как государство внимательно контролировало и регулировало «оргнабор” в деревне. В зависимости от положения с кадрами в той или иной отрасли, на стройке, заводе, шахте оно то разрешало государственным вербовщикам набирать рабочую силу по деревням… то закрывало эту лазейку. Значит, перво-наперво крестьянину следовало идти за справкой к председателю колхоза. Тот отказывает прямо или тянет, предлагает подождать с уходом до завершения сельскохозяйственных работ. Ничего не добившись в колхозе, крестьянин пытается начать с другого конца – сначала заручиться согласием в сельсовете. Председатель сельсовета – такая же «тварь дрожащая”, как и председатель колхоза, существо зависимое, ценящее свое место «начальника” больше всего на свете. Естественно, он спрашивает крестьянина, есть ли у того справка из правления, просит ее показать. Если справки нет, разговор окончен, круг замкнулся. Остается только возможность подкупить сельских чиновников или подделать необходимую справку. Но на то и милиция, чтобы проверять все документы до точки, а при необходимости запрашивать ту инстанцию, которая выдала справку. Так создается почва для сращивания местной власти – колхозной, советской, милицейской, которая становится безраздельным хозяином деревни».

Положение «паспортизованных» жителей городов было чуть более свободным. Передвигаться по стране они могли, но выбор постоянного места жительства был ограничен необходимостью прописки, причем паспорт стал единственно допустимым для этого документом. Таким образом, механизм прописки служил мощным инструментом регулирования расселения граждан по территории СССР. Разрешая прописку или отказывая в ней, можно было эффективно влиять на выбор места жительства. Проживание без прописки каралось штрафом, а при рецидиве – исправительно-трудовыми работами на срок до 6 месяцев (уже упомянутая статья 192-а УК РСФСР). Колоссально возросли возможности контроля над гражданами, резко облегчился механизм полицейского сыска: возникла система «всесоюзного розыска» через сеть паспортных столов – специальных справочных центров, созданных в населенных пунктах.

С начала Второй мировой войны паспортный режим в городах ужесточился. В мае 1940 г. НКВД СССР распорядился выдавать работникам угольной промышленности вместо паспортов спецудостоверения. Паспорта хранились в отделах кадров предприятий и выдавались на руки в исключительных случаях (например, для предъявления документа в загсе при перемене фамилии, вступлении в брак или при разводе). В 1940–1944 гг. это распоряжение распространилось на работников предприятий черной и цветной металлургии, химической промышленности, тяжелой индустрии, судостроения, железнодорожного, морского и речного транспорта, системы Главного управления трудовых резервов. Такой порядок отменили только в мае 1948 г.

В 1949 г. Бюро Совмина СССР по инициативе министра внутренних дел Л. П. Берии рассматривало вопрос о реформе паспортной системы, предусматривавшей введение паспорта нового образца и «выдачу паспортов не только городскому, но и сельскому населению». Однако предложение было отклонено. Зато в мае 1953 г. Совмин утвердил проект того же Берии «О сокращении режимных местностей и паспортных ограничений», исключавший из числа режимных около 150 городов и местностей, все железнодорожные узлы и станции. С октября 1953 г. вступило в силу новое положение, несколько расширившее список местностей, где граждане были обязаны иметь паспорта. Лицам, достигшим 40 лет, выдавались бессрочные документы, лицам в возрасте от 20 до 40 лет – десятилетние, лицам в возрасте от 16 до 20 лет – пятилетние. Краткосрочный паспорт (на срок не более 6 месяцев) выдавался в случаях, когда люди не могли представить все необходимые для получения паспорта справки, при утрате паспортов, а также выбывающим из сельской местности на сезонные работы (в «отход»). Но в целом основы советской паспортной системы и режима прописки остались неприкосновенными. Сохранена была и уголовная ответственность за нарушение паспортного режима.

В отношении крестьянства никакой либерализации системы ни после окончания Великой Отечественной войны, ни после смерти Сталина, ни во время хрущёвской оттепели так и не последовало. Только 28 августа 1974 г. Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР «О мерах по дальнейшему совершенствованию паспортной системы в СССР» было принято решение о введении с 1976 г. паспорта гражданина СССР нового образца. Отныне «паспорт гражданина СССР обязаны иметь все советские граждане, достигшие 16-летнего возраста». Выдача и обмен документов должны были проводиться с 1976 по 1981 г. За шесть лет в сельской местности впервые было выдано 50 млн паспортов (на отдаленных территориях процесс продолжался до 1989 г.).

Паспорт стал бессрочным, были ликвидированы буквенно-цифровые коды, которыми отмечались документы бывших заключенных, военнопленных или лиц, находившихся на оккупированной территории. Для учета изменения внешних черт владельца паспорта ввели последовательную вклейку 3 фотографий: при получении паспорта в 16 лет, при достижении 25 и 45 лет. Однако режим прописки новое Положение о паспортах оставило практически неизменным. Чуть более либеральными стали ее сроки.

Советские паспорта продолжали действовать на территории Российской Федерации практически все 1990-е и в начале 2000-х гг. В июле 1997 г. правительство утвердило положение о российском паспорте и его описание. Обмен старых советских паспортов на новые российские завершился лишь в 2008 г.

Сергей Михайлов, кандидат исторических наук

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *