Количественный состав комитета кредиторов

Кредиторы наряду с самим должником и управляющим являются ключевыми участниками процедуры банкротства. Собрание кредиторов выступает исполнительным органом, который действует в ходе процесса признания финансовой несостоятельности. Целью его создания является защита и представление интересов лиц, перед которыми у должника имеется задолженность по обязательствам. Статья 12 127-ФЗ регулирует вопросы состава собрания, его компетенцию и порядок его созыва.

Дорогие читатели! Для решения именно Вашей проблемы — звоните на горячую линию 8 (800) 350-34-85 или задайте вопрос на сайте. Это бесплатно.

По ст. 12 ФЗ «О банкротстве» регулируется вопрос проведения собраний кредиторов. Данная статья регламентирует общие правила, которые регулируют организацию и деятельность кредиторского собрания вне зависимости от текущей процедуры банкротства, введенной в отношении юрлица.

Статья структурно состоит из 7 частей. В ней затрагиваются следующие важные вопросы проведения собраний:

  • определения;
  • перечень участников с правами голоса и без них;
  • исключительная сфера полномочий, которые не допускается передать другим лицам;
  • правила учета голосов участников собрания;
  • условия для признания собрания правомочным;
  • правила и сроки подготовки протокола по его итогам;
  • возможный функционал и полномочия реестродержателя;
  • требования к хранению документов.

С полным текстом указанной статьи можно ознакомиться .

Понятие и отличительные черты собрания

В ч. 1 ст. 12 127-ФЗ приведено определение понятия собрания кредиторов.

Под ним понимается специальный орган, который представляет интересы кредиторов, созданный в случае инициации процедуры признания несостоятельности должника. В ходе процедуры признания финансовой несостоятельности юридическому лицу запрещено совершать действия, которые направлены на удовлетворение требований, в самостоятельном порядке в обход установленного процесса и очередности. В результате таких действий интересам отдельных кредиторов может быть причинен ущерб. От лица кредиторов все действия в отношении должника должны совершаться собранием или избранным комитетом компаний, перед которыми у потенциального банкрота возникли долговые обязательства.

По общим правилам первое кредиторское собрание созывает временный управляющий в период наблюдения в срок до 10 дней до заседания арбитражного суда. Исключениями являются ситуации, когда к должнику не может применяться процедура наблюдения. Это, например, банкротство кредитных учреждений (по ст. 182 127-ФЗ), банкротство юрлиц в стадии ликвидации или в отношении отсутствующих должников (с учетом положений ст. 225, 228 127-ФЗ).

В остальных главах Закона о банкротстве, которые регулируют отдельные этапы признания компании финансово несостоятельной, содержатся специальные нормы относительно порядка и условий деятельности собрания кредиторов. Они могут применяться в частном порядке при проведении соответствующих процедур: наблюдение, финансовое оздоровление, конкурсное производство, внешнее управление или мировое соглашение.

Участники собрания кредиторов с правом и без права голоса

На всех этапах процедуры банкротства участниками кредиторского собрания с правом голоса выступают конкурсные кредиторы, а также уполномоченные органы. Кредиторы из привилегированных групп, которые не входят в число конкурсных, не выступают участниками такого собрания с правом голоса, но вправе выступать по повестке дня. Речь идет о кредиторах, требования которых были подтверждены и обеспечены залогом.

Привилегированные конкурсные кредиторы, требования которых обеспечены залогом имущества, обладают правом голоса на собраниях:

  • в ходе процедуры наблюдения;
  • в ходе финансового оздоровления и внешнего управления, но только при отказе от реализации предмета залога;
  • по выбору управляющего или СРО;
  • по обращению в арбитражный суд с ходатайством об отстранении управляющего;
  • о прекращении конкурсного производства;
  • при реструктуризации задолженности должника-физлица;
  • при реализации имущества физлица.

В предыдущей версии Закона о банкротстве уполномоченные органы могли стать участниками кредиторского собрания только при первом таком собрании, которое проводилось в период наблюдения.

Теперь, согласно Закону о банкротстве по п. 1 ст. 12, уполномоченные органы с требованиями в области обязательных платежей являются полноправными участниками собрания с правом голоса.

Представитель работников должников и учредителей должника и собственника имущества также является участником кредиторского собрания и может выступать по повестке дня, но без права голоса.

Участник собрания кредиторов без права голоса — это также и арбитражный управляющий. Причем это не зависит от того, на каком этапе банкротства находится должник: это касается временного, административного, внешнего или конкурсного управляющего. Арбитражный управляющий лишен права голоса, так как он должен находить баланс между интересами должника и кредиторов.

На управляющего возложен целый ряд важных полномочий в деле о банкротстве:

  1. Созыв собрания (в частности, уведомление кредиторов о дате и месте его проведения).
  2. Подготовка материалов и обеспечение права на ознакомление с ними участников.
  3. Реализация решений собрания кредиторов и представление их на утверждение в арбитражный суд.

Ранее в судебно-арбитражной практике часто возникали проблемы, которые связаны с участием в деле о банкротстве единственного кредитора или уполномоченной инстанции. Теперь аналогичные проблемы решаются с учетом законодательно установленного права такого кредитора на единоличное разрешение вопросов, относящихся к компетенции собрания.

Как учитываются голоса

Число голосов, которыми обладают конкурсные кредиторы, а также уполномоченные органы, определено законом пропорционально включенным в реестр требованиям по денежным обязательствам и обязательным платежам (требования, которые не были включены в реестр, не учитываются). В данном случае учитывается общая сумма задолженности по гражданско-правовым договорам (требованиям, сформированным конкурсными кредиторами).

Количество голосов конкурсных кредиторов, налоговых органов и уполномоченных органов определяется пропорционально требованиям с учетом суммы задолженности по требованиям кредиторов и уполномоченных органов как в части денежных требований, так и обязательных платежей.

Не учитываются при определении числа голосов по п. 3 ст. 12 127-ФЗ штрафы и пени, проценты за просрочку, неисполнение обязанностей по уплате платежей.

Исключительная компетенция собрания

В п. 2 ст. 12 приведены права собрания, которые можно считать исключительными. В указанном пункте представлен перечень вопросов, по которым могут принимать решения только кредиторы должника на собрании, и они не являются исчерпывающими вопросами для его созыва.

Сфера исключительной компетенции исполнительного органа включает:

  1. Введение в отношении должника одной из процедуры банкротства: введение внешнего управления, финансовое оздоровление либо изменение сроков их проведения (с подобным ходатайством он обращается в суд).
  2. Утверждение плана внешнего управления или финансового оздоровления вместе с графиком погашения задолженности.
  3. Дополнительные требования к кандидатурам управляющего в деле о банкротстве.
  4. Выбор управляющего или СРО, из которых судом будет выбран управляющий.
  5. Определение дополнительного размера вознаграждения в пользу управляющего, увеличение фиксированной суммы его вознаграждения (оно состоит из фиксированной части и переменной, которая зависит от размера погашенных требований кредиторов).
  6. Выбор реестродержателя (он должен входить в аккредитованную управляющим СРО).
  7. Подписание мирового соглашения с должником.
  8. Обращение в арбитраж с ходатайством о признании должника банкротом и открытие конкурсного производства.
  9. Образование комитета кредиторов и определение его количественного состава, выбор его участников, досрочное прекращение полномочий, определение его полномочий.
  10. Избрание представителя собрания.

Прочие вопросы, решаемые на собраниях, содержатся в статьях, которые действуют применительно к отдельным процедурам банкротства и определены в соответствующих главах 127-ФЗ. Например:

  • в период финансового оздоровления собрание вправе принять решение об освобождении от исполнения обязанностей управляющего (хотя оно само не решает этот вопрос, но наделено полномочиями передачи соответствующего ходатайства в арбитраж по п. 5 ст. 83);
  • в период внешнего управления – решение о передаче согласия управляющему на совершение сделки и сделки с заинтересованностью определенного лица по п. 1 ст. 101 и решение по результатам представленной управляющим отчетности;
  • при конкурсном производстве – о порядке оплаты услуг оценщиков, привлеченных управляющим по п. 1 ст. 130, об утверждении разработанного управляющим порядка формирования конкурсной массы по ст. 139;
  • собрание также заслушивает отчет управляющего о расходовании денежных средств должника по п. 3 ст. 133 127-ФЗ.

Вместе с тем нужно понимать, что перечисленный в п. 2 ст. 12 перечень вопросов не вправе решать никто, кроме собрания. Их нельзя передать в пользу комитета кредиторов или на усмотрение определенных лиц или органов.

В каких случаях правомерно собрание кредиторов

Ранее действующее законодательств о банкротстве признавало собрание состоявшимся при соблюдении единственного условия – уведомить всех кредиторов о времени и месте его проведения.

Закон о банкротстве в нынешней своей версии в п. 4 ст. 12 127-ФЗ приводит четкие правила о кворуме собрания, при котором оно признается правомочным. Так, на нем должны присутствовать конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, которые обладают более 50% голосов от общей численности кредиторов и уполномоченных органов из реестра требований.

В случае проведения повторного собрания кредиторов его правомочность может быть обусловлена присутствием конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, которые обладают не менее 30% голосов при условии, что конкурсные кредиторы и уполномоченные органы были уведомлены о собрании должным образом.

В ситуации, если инициатива о проведении собрания исходила от комитета, отдельных конкурсных кредиторов или уполномоченных инстанций, управляющий обязан созвать его не позднее, чем через 3 недели после поступления подобного требования по п. 3 ст. 14 127-ФЗ. При этом, согласно п. 5 ст. 12, предусмотрены правовые последствия от невыполнения своей обязанности управляющим: заинтересованные лица могут провести собрание самостоятельно, не дожидаясь управляющего.

Функции реестродержателя, согласно п. 6 ст. 12 127-ФЗ

Часть технических функций может быть возложена управляющим и иными участниками дела о банкротстве на профессионального реестродержателя, который уполномочен за ведение реестра требований.

Возможный функционал реестродержателя, который ведет реестр требований кредиторов, в процессе проведения собрания может осуществлять такие полномочия:

  1. Проверять полномочия участников.
  2. Регистрировать их.
  3. Обеспечивать предусмотренный законом порядок голосования.
  4. Подсчитывать голоса.
  5. Подготавливать протокол по итогам голосования.

Протокол собрания

Порядок подготовки и оформления протокола собрания кредиторов, его представления в арбитражный суд прописаны в п. 7 ст. 12 127-ФЗ. Также здесь содержатся требования к срокам хранения документов по уже проведенным сборам и результатам голосования.

Протокол кредиторского собрания составляется в 2-х экземплярах, один из которых направляется в арбитраж. Сделать это управляющий обязан в течение 5 дней после проведения кредиторского собрания.

В исключительных ситуациях, когда за проведение собрания отвечает не арбитражный управляющий, а иные участники дела о признании финансовой несостоятельности, протокол следует составить в трех экземплярах. Один – для управляющего, второй – для арбитражного суда, а третий остается на хранении у организатора (кредитора или уполномоченного органа).

К подготовленному протоколу следует приложить определенный комплект документов, перечень которых содержится в п. 7 ст. 12 127-ФЗ. Он включает в свой состав:

  1. Реестр требований кредиторов (составленный на дату сбора кредиторов).
  2. Бюллетени для голосования, которые использовались в процессе вынесения решений по повестке дня (речь идет о заполненных участниками бюллетенях).
  3. Документы, которые подтверждают полномочия и правовой статус участников.
  4. Материалы, которые были представлены участникам для ознакомления или утверждения.
  5. Документы, которые свидетельствуют о надлежащем уведомлении кредиторов и уполномоченных органов о месте и времени сбора.
  6. Прочих документов, которые участники посчитают важными.

Оригиналы документов подлежат хранению управляющим или реестродержателем до завершения процедуры банкротства. Они в любой момент могут быть запрошены судом и предоставляются ответственным за хранение лицом по требованию.

Стоит отметить, что нормами законодательства могут быть предусмотрены иные более продолжительные сроки для хранения сведений при возникновении спорных ситуаций.

Иное

Статья 12 останавливается и на требованиях к размещению информации о банкротстве. Сообщение, которое содержит сведения о результатах сбора участников дела о признании компании несостоятельной, передается управляющим в ЕФРСБ. На это ему отводится 5 рабочих дней.

Если управляющий получил данные о проведенном собрании из присланного ему протокола (когда оно было проведено по п. 5 ст. 12 127-ФЗ), то у него есть 3 дня на размещение в открытом доступе данной информации.

В обязанности управляющего входит обеспечение доступа к копиям протокола и приложенным к нему документам:

  • участникам процедуры банкротства;
  • представителям работников должника;
  • представителям учредителя банкротившегося юрлица;
  • представителям собственника имущества должника в статусе унитарного предприятия.

Таким образом, в п. 1 ст. 12 127-ФЗ освещается вопрос проведения кредиторских собраний. Оно выступает органом, который защищает права и законные интересы кредиторов банкрота.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии 8 (800) 350-34-85. Это бесплатно.

Светлана Асадова Эксперт в сфере права и финансов Подпишитесь на нас в «Яндекс Дзен»

Собрания (комитет) кредиторов являются одними из ключевых фигур в рамках любого дела о банкротстве. Решения, принимаемые ими, имеют важное значение, которые непосредственно влияют на весь ход процедуры. Однако, правое регулирование деятельности собраний и комитетов кредиторов, существующее на сегодняшний день, оставляет на практике множество неразрешённых вопросов, с которыми ежедневно сталкиваются арбитражные управляющие и кредиторы. В данной статье мы попытаемся дать ответы не некоторые сложные и неоднозначные вопросы, касающиеся организации, проведения и работы собраний (комитетов) кредиторов, ответа на которые Закон о банкротстве не содержит.

  1. Может ли собрание кредиторов отменить принятое ранее им решение?

На практике возникает ситуация, при которой собрание кредитор сперва принимает одной решение, но в дальнейшем его реализация становится не выгодной тем, кто голосовал за него голосовал. Возможно ли в этом случае отменить или изменить решение, принятое ранее? Ответ на этот вопрос был дан в одном из недавних Определений Верховного суда РФ. Суд указал, что «Закон о банкротстве не содержит запрета на изменение гражданско-правовым сообществом, объединяющим кредиторов, позиции относительно тех или иных вопросов повестки дня собраний кредиторов. Собрание кредиторов вправе отменить ранее принятое решение, тем самым отозвав свое решение, и разрешить какой-либо вопрос иначе». Важно, однако, чтобы такая отмена не была злоупотреблением правом со стороны кредиторов.

Судебная практика: Определение от 26 апреля 2018 года N 305-ЭС-17-17321(2) по делу N А40-48876/2015.

  1. Правомерно ли объявление перерыва при проведении собрания кредиторов или комитета кредиторов?

Очень часто по воле арбитражного управляющего или кого-то из членов собрания (комитета) кредиторов объявляется т.н. «перерыв» или «отложение». Как правило, он нужен в том случае, если члены собрания не успели подготовить позицию по повестке дня или имеются какие-либо иные препятствия в проведении. Данное действие не предусмотрено Законом о банкротстве, в связи с чем его правомерность вызывает вопросы. Вместе с тем, большинство судом признают перерыв или отложение собрания допустимым. Так, например, в Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 февраля 2017 г. по делу № А26-5331/2015 указывается:

«Довод подателя жалобы о том, что Законом о банкротстве запрещено объявление перерывов в собрании кредиторов должника, не основан на нормах права, противоречит общему принципу гражданского права, согласно которому разрешено всё, что не запрещено.»

Аналогичная позиция содержится в Постановлении Первого арбитражного апелляционного суда от 27.04.2018 N 01АП-8182/2016 по делу N А79-5318/2016: «При этом суд апелляционной инстанции отклоняет доводы заявителей жалоб о том, что объявление перерыва в собрании кредиторов не предусмотрено, как несостоятельные. В частности, в законодательстве о банкротстве запрет на объявление перерыва при проведении собрания кредиторов не установлен, при этом арбитражный управляющий в силу пункта 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, что и было сделано в рассматриваемом случае.»

Дополнительно: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2018 N 09АП-66196/2017 по делу N А40-109713/14: Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2014 по делу N А19-2274/2009, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.05.2011 по делу N А50-8894/2009, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.07.2014 по делу N А76-16229/2012.

Важно при этом отметить, чтобы перерыв в собрании не был длительным, поскольку в противном случае суд может посчитать, что было назначено новое собрание кредиторов (Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.09.2010 по делу N А12-8206/2009).

Вопрос о правомерности объявления перерыва в собрании кредиторов влечет за собой еще вопросы, связанные с надлежащим оформлением такого действия арбитражного управляющего. В частности:

1) Необходимо ли делать публикацию в ЕФРСБ об отложении (перерыве) в собрании кредиторов?

Судебная практика не дает однозначный ответ на данный вопрос.

Судебные акты, в которых суд признал обязательность публикации: Постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 28.05.2015 N Ф06-16906/2013, Ф06-23797/2015 по делу N А65-28388/2013

Судебные акты, в которых суд посчитал публикацию необязательной: Первый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 05.07.2016 по делу N А11-6021/2012 (Постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 05.10.2016 N Ф01-3753/2016 данное Постановление оставлено без изменения.

2) Необходимо ли после перерыва в собрании кредиторов фиксировать явку лиц, присутствующих после перерыва?

Ответ: да, необходимо.

Судебная практика: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2017 N 09АП-59495/2017 по делу N А40-56477/14:

«При этом, действующее законодательство о банкротстве не запрещает арбитражному управляющему при объявлении перерыва провести вновь регистрацию участников собрания кредиторов после перерыва, а наоборот обязывает совершить его указанные действия, т.к. после перерыва состав представителей кредиторов может меняться и журнал регистрации участников собрания кредиторов фиксирует факт указанных изменений. В случае отсутствия фиксации участников собрания кредиторов, путем не заполнения журнала регистрации участников собрания кредиторов, будут нарушены права кредиторов должника, кроме того не будет определен кворум для принятия решений собранием кредиторов.»

  1. Необходимо ли публиковать сообщение о проведении заседания комитета кредиторов за 14 дней, как при проведении собрания кредиторов?

Во многих делах о банкротстве, где количество кредиторов превышает десяток, создается отдельный орган – комитет кредиторов, в компетенцию которого входит все то, что не отнесено к исключительной компетенции собрания кредиторов. Закон о банкротстве не содержит специального порядка созыва комитета кредиторов, в связи с чем возникает вопрос о том, обязательны ли правила о публикации сообщения о комитете кредиторов за 14 дней до его проведения.

В судебной практике однозначного ответа на данный вопрос найти не удалось. Суды по-разному оценивают данную обязанность. Одни суды полагают наличие такой публикации обязательной для арбитражного управляющего:

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 17.10.2017 N Ф02-4944/2017 по делу N А33-29890/2016:

«На 20.06.2016, 25.07.2016, 15.08.2016, 02.09.2016 Лебедевым П.В. к проведению назначены заседания комитета кредиторов.

Следовательно, арбитражный управляющий обязан был включить сообщения о проведении заседания кредиторов в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве не менее чем за четырнадцать дней до даты проведения собраний кредиторов, а именно, 06.06.2016, 11.07.2016, 01.08.2016, 19.08.2016 соответственно».

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 09.06.2017 по делу N А33-29890/2016:

«Таким образом, с учетом дат проведения заседаний комитета кредиторов и названных положений Закона о банкротстве, арбитражный управляющий обязан был включить сообщения о проведении заседания кредиторов в ЕФРСБ не менее чем за четырнадцать дней до даты проведения собраний кредиторов, а именно, 06.06.2016, 11.07.2016, 01.08.2016, 19.08.2016 соответственно. Вместе с тем, публикация сведений о проведении заседания комитетов кредиторов осуществлена с нарушением требований законодательства о банкротстве. Публикации о проведении заседания комитетов кредиторов датированы 14.06.2016 (за 6 дней до заседания комитета кредиторов), 15.07.2016 (за 10 дней до заседания комитета кредиторов), 03.08.2016 (за 11 дней до заседания комитета кредиторов), 22.08.2016 (за 10 дней до заседания комитета кредиторов)».

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.06.2018 N Ф05-8357/2016 по делу N А40-176180/2015:

«Исследовав и оценив доводы сторон и собранные по делу доказательства в соответствии с требованиями статей 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями действующего законодательства, суды первой и апелляционной инстанций правильно определили правовую природу спорных правоотношений, с достаточной полнотой выяснили имеющие значение для дела обстоятельства, установив факт того, что арбитражный управляющий обязан был включить сообщения о проведении заседания комитета кредиторов в ЕФРСБ не менее чем за 14 дней до даты проведения, однако, публикация сведений о проведении заседания комитетов кредиторов отсутствует, что является нарушением требований законодательства о банкротстве, суды обоснованно пришли к выводу об признании обоснованной жалобы ООО «НРК АКТИВ» на действия (бездействия) конкурсного управляющего должника Мелкумяна Т.Г., являющегося членом Ассоциации «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих ЦФО».»

Другие, наоборот, считают, что обязанность публикации сообщения за 14 дней отсутствует:

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 27.10.2017 по делу N А33-13971/2017:

«Суд, отказывая в удовлетворении требований прокуратуры муниципального образования о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ, разъяснил, что пунктом 4 статьи 13 Закона о банкротстве установлена обязанность арбитражного управляющего в определенный срок включить в ЕФРСБ сообщение о проведении собрания кредиторов, а не комитета кредиторов. О распространении данного правила на собрания комитета кредиторов, а соответственно, о возложении на арбитражного управляющего обязанности по публикации сообщений о проведении собраний комитета кредиторов в Законе о банкротстве не указано».

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.09.2016 N 15АП-12753/2016 по делу N А32-13701/2016:

«На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что при отсутствии обязанности по размещению информации о проведении заседании комитета кредиторов в ЕФРСБ, действия (бездействие) арбитражного управляющего Гончарова Н.И, не образуют состав вмененного административного правонарушения.

Апелляционной коллегией отклоняется довод заявителя о том, что поскольку комитету кредиторов переданы полномочия собрания кредиторов, то применяется порядок, аналогичный уведомлению о созыве собрания кредиторов, предусмотренный Законом о банкротстве, как не состоятельный.»

Примечание от автора. Данный вопрос был поднят в связи с тем, что в утвержденном Регламенте проведения комитета кредиторов было установлено следующее правило:

«о дате, месте, времени и повестке комитета кредиторов член комитета уведомляет конкурсного управляющего не позднее, чем за 8 (восемь) календарных дней до даты проведения комитета кредиторов путем направления соответствующего уведомления по электронной почте конкурсному управляющем».

В связи с этим возник вопрос о правомерности данного пункта Регламента, поскольку он блокирует возможность исполнить арбитражным управляющим обязанность по публикации сообщения в ЕФРСБ за 14 дней до заседания комитета кредиторов.

  1. Каков порядок уведомления членов комитета кредиторов о проведении заседания комитета кредиторов?

Суды исходят из того, что поскольку Законом не предусмотрен специальный порядок созыва комитета кредиторов, применяется общий порядок уведомления, если иное не предусмотрено Регламентом комитета.

Судебная практика: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2018 N 09АП-70639/2017 по делу N А40-176180/15 (Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 27.06.2018 N Ф05-8357/2016 данное постановление оставлено без изменения)

«В жалобе заявитель указывает, что 26.10.2016 г. утвержден регламент работы комитета кредиторов ООО «Эл-Фуд», согласно п. 3.4 которого, уведомление о проведении заседания комитета направляется членам комитета способом, обеспечивающим получение ими уведомления не позднее чем за 5 (пять) рабочих дней до даты проведения заседания.

П. 5.4 Регламента предусмотрены адреса электронной почты для обмена документами между членами комитета и конкурсным управляющим. Во исполнение своих обязанностей конкурсным управляющим обеспечено направление в установленные регламентом сроки уведомлений о проведении собраний комитета кредиторов.

Таким образом, поскольку регламентом работы комитета кредиторов ООО «Эл-Фуд» предусмотрен иной способ уведомления о проведении собрания комитета, кроме предусмотренного п. 4 ст. 13 Закона о банкротстве, конкурсным управляющим ООО «Эл-Фуд» соблюдены все требования, возложенные на него Законом о банкротстве.»

Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.05.2014 по делу N А14-1388/2009

«Поскольку для уведомления о заседании оспариваемого комитета кредиторов подлежал применению порядок, аналогичный уведомлению о созыве собрания кредиторов, то для уведомления о заседании 09.01.2014 г. лица, инициирующие заседание (члены комитета кредиторов Колесникова А.И. и Демина О.Н.), обязаны были использовать порядок извещения, предусмотренный статьей 13 Закона о банкротстве».

Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2012 по делу N А48-884/2010:

«Таким образом, для уведомления о заседании 21.09.2011 лицо, инициирующее заседание, обязано было использовать порядок извещения, предусмотренный статьей 13 Закона о банкротстве. Порядок уведомления членов комитета кредиторов мог быть определен регламентом проведения заседаний комитета кредиторов. В отсутствие такого регламента уведомление членов комитета кредиторов должно производиться в таком же порядке, что и уведомление кредиторов о проведении собрания кредиторов».

  1. Имеют ли право кредиторы, представители которых не вошли в состав комитета кредиторов, требовать об конкурсного управляющего информации о ходе конкурсного производства?

На практике встречаются случаи, когда арбитражные управляющие отказываются предоставлять какую-либо информацию о ходе процедуры тем кредиторам, которые не вошли в его состав. Данное обстоятельство становится поводом к обращению с жалобой в суд на действия (бездействие) управляющего. Суды при этом исходят из того, что избрание комитета кредиторов не лишает иных кредиторов права по осуществлению контроля за деятельностью конкурсного управляющего, а также на получение информации о ходе процедуры банкротства.

Судебная практика: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 16.11.2015 N 10АП-13419/2015 по делу N А41-13401/12:

«Само по себе избрание комитета кредиторов и предоставление ему собранием кредиторов соответствующих полномочий не влечет за собой в любом случае лишения иных кредиторов и уполномоченных органов, не вошедших в его состав, прав по осуществлению контроля за деятельностью конкурсного управляющего, а также на получение информации о ходе процедуры банкротства».;

Еще: Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 16.11.2015 N 10АП-13419/2015 по делу N А41-13401/12.

  1. Имеет ли право собрание (комитет) кредиторов обязывать управляющего совершать определенные действия или предоставить документы?

В целях контроля за действиями арбитражного управляющего кредиторы или побуждением его к определенным действиям, будь то оспаривание сделки или обращение в суд с заявлением о привлечении руководства должника к субсидиарной ответственности, кредиторы могут созвать собрание или комитет на повестку которого ставится соответствующий вопрос. Или же кто-то из кредиторов отправляет управляющему запрос с требование предоставить сведения или документы, относящиеся к процедуре банкротства должника.

В связи с этим возникает вопрос о правомерности таки действий. Иными словами, может собрание (комитет) кредиторов своим решением обязать арбитражного управляющего обратиться в суд с каким-либо заявлением или предоставить ему документы, касающиеся деятельности должника?

Судебная практика исходит из неправомерности таких решений. Суды исходят из того, что Законом о банкротстве не предусмотрено обязанности арбитражного управляющего по представлению собранию кредиторов или комитету кредиторов конкретных документов, поскольку информированность кредиторов о положении должника достигается через представление арбитражным управляющим отчетов о своей деятельности. Более того, что собрание (комитет) кредиторов не обладает компетенцией обязывать арбитражного управляющего осуществить конкретное действие, поскольку их компетенция прямо предусмотрена Законом.

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.11.2017 N 13АП-25517/2017 по делу N А56-33705/2015/осп.реш.2

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.03.2018 N 13АП-2483/2018 по делу N А56-33705/2015/осп.реш.6

«Как правомерно указал суд первой инстанции, из совокупности изложенных норм права не следует, что арбитражный управляющий обязан представлять материалы, представляемые для ознакомления накануне комитета кредиторов должника, его председателю. Более того, Законом не предусмотрено обязанности арбитражного управляющего по представлению собранию кредиторов или комитету кредиторов конкретных документов, поскольку информированность кредиторов о положении должника достигается через представление арбитражным управляющим отчетов о своей деятельности.

Наличие не признанных незаконными решений собраний кредиторов должника об обязании конкурсного управляющего должником представить конкретные документы не изменяет установленного Законом о банкротстве порядка представления документов для ознакомления, при том, что, как установлено судом и не опровергнуто подателем жалобы, Компанией не конкретизировано, какие документы во исполнение решений собрания кредиторов должника были или не были представлены конкурсным управляющим должником. В любом случае принимая решения по конкретным вопросам повестки дня, собрание кредиторов (комитет кредиторов) должно соотносить данные вопросы с установленной Законом о банкротстве компетенцией. Кроме того, избранный комитетом кредиторов способ защиты права — принятие решений об обязании конкурсного управляющего должником исполнить ранее принятые решения собраний кредиторов должника — не соответствует положениям статьи 60 Закона о банкротстве.»

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2018 N 13АП-6058/2018 по делу N А56-33705/2015/СОБР.8

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.06.2018 N 13АП-12830/2018 по делу N А56-33705/2015/СОБР.9

«Арбитражный управляющий в целом и конкурсный управляющий в частности, как ключевая фигура в деле о банкротстве конкретного должника, является самостоятельным субъектом, его отношения с кредиторами должника не строятся на отношениях подчинения. Осуществляя те или иные действия (воздерживаясь от них), арбитражный управляющий обязан исходить из принципов добросовестности и разумности этих действий (бездействия) (статья 20.3 Закона о банкротстве).

Отдельный конкурсный кредитор или их группа осуществляют контроль над деятельностью утвержденного в конкретном деле о банкротстве арбитражного управляющего через свое участие в собраниях (комитетах) кредиторов, посредством обжалования тех или иных действий (бездействия) арбитражного управляющего в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, а также — вынесение разногласий на разрешение арбитражным судом.

Тем не менее, данный контроль не является абсолютным в силу того, что, как указано ранее, отношения арбитражного управляющего и кредиторов должника не строятся на началах подчинения.

Собрание (комитет) кредиторов не обладает компетенцией обязывать арбитражного управляющего осуществить конкретное действие. Действия, требующие согласования с собранием кредиторов должника, прямо оговорены в Законе о банкротстве.

Решение собрания кредиторов должника об обязании конкурсного управляющего должником оспорить решения налогового органа о взыскании текущего обязательного платежа принято за пределами компетенции собрания и, кроме того, избранный кредиторами способ защиты своих прав не является надлежащим, поскольку Законом о банкротстве в таком случае предусмотрен иной способ защиты. В частности, при бездействии арбитражного управляющего, не соответствующего требованиям Закона о банкротстве и (или) нарушающего права и законные интересы заинтересованного лица, указанного в статье 60 Закона, последнее вправе его оспорить с обязанием арбитражного управляющего устранить данное бездействие. Кроме того, в любом случае как при избранном в данном случае способе защиты права, так и при предусмотренном Законом о банкротстве — мотивы защиты права не должны носить декларативный характер. В рассматриваемом случае, как следует из материалов спора, кредиторы не привели мотивированного обоснования со ссылками на конкретные обстоятельства необходимости оспаривания решения налогового органа.»

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2018 N 09АП-30044/2018 по делу N А40-245007/16

«Собрание (комитет) кредиторов не обладает компетенцией обязывать арбитражного управляющего осуществить конкретное действие. Действия, требующие согласования с собранием кредиторов должника, прямо оговорены в Законе о банкротстве.

В соответствии с положениями Закона о банкротстве (статьи 129, 139, 140) конкурсный управляющий в силу его профессиональной компетенции, самостоятельно определяет стратегию конкурсного производства в отношении должника, согласовывая только часть своих действий с собранием кредиторов (статьи 130, 139 — 141 Закона о банкротстве).»

  1. В каком случае бюллетень для голосования может быть признан недействительным?

При проведении собраний (комитетов) кредиторов возникают ситуации, когда кредиторы намеренно портят выданный им бюллетень, вписывают туда варианты решений, не соответствующие повестке дня или же вовсе не возвращают его по окончанию голосования. Как в этой ситуации действовать арбитражному управляющему? Имеет ли он право не учитывать голоса кредитора в этом случае?

Исходя из Приказа Минэкономразвития РФ от 01.09.2004 N 235 «Об утверждении типовых форм бюллетеня для голосования и журнала регистрации участников собрания кредиторов», бюллетень для голосования может быть признан недействительным только в следующих случаях: если в бюллетени знак поставлен более чем в одном квадрате, либо не поставлен ни в одном из них, а также бюллетень, подписанный лицом, не зарегистрированным в журнале регистрации, либо неподписанный бюллетень.

Из этого следует, что бюллетень для голосования может быть признан недействительным в случаях, когда нельзя установить факт голосования лицом, имеющим на это право либо невозможно достоверно установить волеизъявление проголосовавшего конкурсного кредитора (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2018 N 15АП-14398/2018 по делу N А32-42808/2013).

Так, например, бюллетень будет признан недействительным, если вместо отметки в соответствующей графе «ЗА» или «ПРОТИВ» кредитор напишет что-либо иное (Постановление 15ААС от 23 сентября 2018 г. N 15АП-14398/2018):

«В материалы дела конкурсный управляющий представила копии бюллетеней N 1 и N 2 для голосования участников собрания кредиторов должника, в которых Банк вместо знака в квадрате с выбранным вариантом голосования, в графе «ЗА» поставил отметку «В редакции, предложенной Банком ВТБ (ПАО)».

Данная отметка не может считаться выражением воли голосующего, так как несет самостоятельную смысловую нагрузку. Таким образом, представителем кредитора были допущены исправления и дописки, в связи этим, арбитражным управляющим законно признаны недействительными бюллетени Банка ВТБ (ПАО) по второму и третьему вопросу повестки дня собрания кредиторов 10-16.01.2018.»

Бюллетень также будет признан недействительным, если кредитор перечеркнет его (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 26.04.2011 по делу N А19-23565/2009) или вовсе поставит знака в квадрате с выбранным вариантом голосования (Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2014 N 06АП-2298/2014 по делу N А73-12978/2011)

В другом деле был признан недействительным бюллетень, не возвращенный конкурсному управляющему по итогу голосования (Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.11.2017 N 11АП-15692/2017 по делу N А55-6934/2016):

«Как указывалось выше и подтверждается материалами дела, при голосовании Смоленинов С.А., равно как и заявитель по обособленному спору — ООО «МСТ», присутствуя на собрании кредиторов уклонились от голосования, их бюллетени, розданные для голосования признаны недействительными, так как не были возвращены конкурсному управляющему для подсчета голосов»

Главная

Вопросы и ответы

Карта сайта

О нас

Комитет кредиторов: порядок избрания, компетенция, порядок созыва и проведения

Методический материал

Дата: 2019-01-05

Переход на главную

Комитет кредиторов: порядок избрания, компетенция, порядок созыва и проведения

Комитет кредиторов – особый орган, представляющий интересы конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. Комитет осуществляет следующие функции:
— представление законных интересов кредиторов и уполномоченных органов;
— контроль за действиями арбитражных управляющих;
— иные полномочия, предусмотренные Законом.

Решения об образовании комитета, его количественном составе и полномочиях принимаются исключительно собранием кредиторов большинством от общего количества голосов кредиторов и уполномоченных органов, указанных в реестре. Однако, если кредиторов менее 50, комитет может не образовываться.
Участниками комитета являются не конкурсные кредиторы — юридические лица, а их представители. Представитель кредитора в комитете действует самостоятельно, от собственного имени. Минимальный количественный состав комитета – 3 чел., максимальный – 11. Один участник комитета обладает одним голосом, решения принимаются большинством голосов. Целесообразно выбирать в комитет нечетное количество человек — иначе не исключены ситуации, когда комитет принять решение не сможет, поскольку права решающего голоса Закон не предоставляет никому. Передача права голоса (т.е. права участия в комитете) членом комитета другому лицу не допускается.
Комитет собирается и функционирует на основании регламента, который сам принимает и в котором определяются внутренние вопросы его деятельности.
Примерный перечень прав комитета, которые он может реализовывать в процессе осуществления своих функций:
— требовать предоставления информации о финансовом состоянии должника и о ходе процедур банкротства;
— обжаловать действия управляющего в арбитражный суд;
— принимать решения о созыве собраний кредиторов;
— принимать решения об обращении к собранию кредиторов с просьбой отстранить управляющего от исполнения его обязанностей;
— осуществлять иные полномочия, предоставленные собранием, по принятию определенных решений и совершению определенных действий.
Комитет кредиторов может реализовывать свои полномочия через представителя, избираемого на заседании комитета; соответствующее решение должно быть оформлено протоколом заседания комитета.
Комитет функционирует на любой из стадий конкурсного процесса — наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, конкурсного производства. Переход к следующей процедуре банкротства не является основанием переизбрания комитета.
Физические лица — кандидаты в члены комитета предлагаются конкурсными кредиторами и уполномоченными органами. Кредиторы вольны избирать в комитет того, кого считают нужным с позиций наибольшей целесообразности для представления своих интересов.
Избрание комитета происходит в порядке кумулятивного голосования: каждый субъект (кредитор либо уполномоченный орган) имеет количество голосов, получившееся в результате умножения размера требований на число членов комитета кредиторов. Соответственно, эти голоса могут быть отданы за одну из кандидатур либо распределены в произвольном порядке между всеми кандидатами по списку. Избранными считаются кандидаты, набравшие наибольшее количество голосов (естественно, при этом предполагается, что в списке кандидатов больше, чем необходимо избрать в комитет).
Нет четкого указания на то, что полномочия комитета кредиторов могут быть прекращены только для всех участников одновременно. Избрание председателя комитета необязательно.

В банкротном праве собрания отличаются от сообществ, действующих в рамках иных отраслей, отсутствием признака добровольности. В связи с этим проблема подчинения большинству здесь встает особенно остро, так как кредиторы о своем участии в собрании в принципе не договаривались и не могли договориться, не в пример корпоративному праву, где собрание является следствием договора между участниками. В качестве инструмента защиты от произвола мажоритарного кредитора в банкротном праве выступает в том числе комитет кредиторов. Почему именно он?

В конце октября состоялась конференция Ассоциации выпускников Российской школы частного права и Lextorium, посвященная решениям собраний. Осветить все темы, поднятые конференцией, на страницах одного номера газеты не представляется возможным, поэтому сегодня мы предлагаем вниманию читателей лишь одну из них — цель кумулятивного избрания комитета кредиторов собранием и место этого института в законодательстве о банкротстве.

К другим заявленным проблематикам мы вернемся в следующих номерах газеты. А пока предоставим слово доценту кафедры общих проблем гражданского права РШЧП, к.ю.н. Олегу Зайцеву.

Недобровольность как характерная черта банкротного права

Сессию, посвященную решениям собраний в банкротстве, Олег Зайцев открыл докладом о цели кумулятивного избрания комитета кредиторов собранием кредиторов и его последствиях в законодательстве о банкротстве.

Как правило, решения собраний, с которыми мы часто имеем дело на практике, — это все решения добровольных сообществ — сособственников в общей долевой собственности, собственников квартир в многоквартирных домах, акционеров.Другими словами, это все люди, которые объединились по своей воле. Решения собраний в банкротной теме интересны тем, что речь идет не о добровольном сообществе кредиторов, и поэтому многие вещи, которые имеют свое решение применительно к добровольным сообществам, через диспозитивность регулирования, в банкротном праве не применимы. Для банкротного права фундаментальный принцип в решении собрания — принцип большинства — особенно напряжен. Именно потому, что люди не договаривались на паритетных началах о взаимодействии.

Одна из весьма распространенных теорий, особенно в американском праве, исходит из того, что банкротное право — это такое право, о котором кредиторы, скорее всего, договорились бы, если бы у них была такая возможность. Эта теория подвергается большой критике. И действительно — могли бы кредиторы договориться о принципе большинства? Сомнения в этом есть, и серьезные. Докладчик признался, что, размышляя над тематикой субординации займов акционеров, пришел к следующему выводу: для России, в отличие от многих других юрисдикций, вопрос о субординации чаще ставится не ради субординации как таковой, не ради того, чтобы решить, как делить конкурсную массу. Вопрос субординации поднимается ради того, чтобы не допустить того или иного кредитора к голосованию. Это обусловлено тем, что в России сложилась уникальная ситуация какой-то «безумной» концентрации власти над процедурой, которую априори имеет мажоритарный кредитор. Неслучайно в проекте Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением требований контролирующих лиц в процедурах банкротства, ВС РФ не раз упоминает, что мотивом субординации является недопущение мажоритария к влиянию на процедуру банкротства.

Цитируем документ

<…> Смысл процедур банкротства заключается в том, что мажоритарный участник (акционер) либо другое контролирующее должника лицо лишается возможности определять действия должника.

Пункт 9 Проекта

В правопорядках, в которых хорошо развита субординация, вопрос об ограничении влияния контролирующих лиц не является ключевым. Это связано с тем, что здесь мажоритарный кредитор особого влияния на процедуру не имеет. И догматически это предопределено именно недобровольным характером собраний в банкротстве. А у нас же мажоритарный кредитор решает практически все — он решает, кто будет управляющим, устанавливает порядок торгов, контролирует процедуру.

Но даже в нашем, промажоритарном, действующем законодательстве, оказывается, есть инструменты, которые направлены на ослабление произвола мажоритарного кредитора. Комитет кредиторов является одним из таковых. Этот институт пока является «спящим», он мало востребован, но может и должен стать одним из инструментов, позволяющих постепенно снивелировать возможности произвола мажоритарного кредитора.

Эффект кумулятивного голосования

Итак, повторимся, в банкротстве собрания отличаются отсутствием признака добровольности участия. И именно ввиду этого обстоятельства проблема подчинения миноритарных кредиторов мажоритарию делает инструменты защиты слабой стороны более чем актуальными. Банкротной практике не чужды все те проблемы, которые имеются в отношении решений собраний, существующие в других отраслях права. А действующее регулирование не отвечает на все вопросы, которые жизнь ставит перед участниками правоотношений в банкротстве. Многими экспертами в ходе дискуссий, выступлений, научных разработок отстаивается тезис об общности решений собраний и, как следствие, возможности «экспортировать» справедливые решения из одних областей в другие. Так же можно поступить и здесь, закрывая прорехи банкротного законодательства нормами, принятыми в иных отраслях права.

В качестве инструмента защиты от произвола мажоритарного кредитора выступает в том числе комитет кредиторов.

Цель создания комитета — защита и представление интересов конкурсных кредиторов. Избранный орган вправе контролировать управляющего на арбитражной основе, комитет кредиторов располагает и другими полномочиями, их регламентируют законы РФ и предоставляет собрание. В случае если количество конкурсных кредиторов, уполномоченных органов составляет менее пятидесяти, собрание кредиторов может не принимать решение об образовании комитета кредиторов (ст. 17 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее — Закон о банкротстве).

Особенностью избрания комитета кредиторов является то, что выбор его состава осуществляется по правилам кумулятивного голосования.

Цитируем документ

Выборы комитета кредиторов осуществляются кумулятивным голосованием.

При избрании комитета кредиторов каждый конкурсный кредитор и каждый уполномоченный орган обладают числом голосов, равным размеру его требования в рублях, умноженному на число членов комитета кредиторов. Конкурсный кредитор и уполномоченный орган вправе отдать принадлежащие каждому из них голоса за одного кандидата или распределить их между несколькими кандидатами в члены комитета кредиторов.

Избранными в состав комитета кредиторов считаются кандидаты, набравшие наибольшее число голосов.

Пункт 2 ст. 18 Закона о банкротстве

Цель кумулятивного голосования заключается в том, чтобы обеспечить участие миноритарного кредитора в комитете, в отличие от многих других решений кредиторов, принятие которых требует большинства голосов.

Но зачастую именно защита миноритарных кредиторов диктует необходимость переизбрания того или иного члена комитета. А действующее регулирование таково, что если мажоритарный кредитор буквально не захочет такого переизбрания, то сделать это будет довольно затруднительно. Почему?

Для начала ответим на другой вопрос: может ли собрание кредиторов прекратить полномочия не всех, а лишь одного члена комитета?

В Обзоре судебной практики по вопросам, связанным с признанием недействительными решений собраний и комитетов кредиторов в процедурах банкротства (утв. Президиумом ВС РФ от 26.12.2018), Верховный суд РФ ответил на этот вопрос отрицательно.

Цитируем документ

Собрание кредиторов не вправе переизбирать отдельных членов комитета кредиторов.

<…> Особенность избрания комитета кредиторов заключается в том, что выбор его состава осуществляется по правилам кумулятивного голосования (пункт 2 статьи 18 Закона о банкротстве). Такой порядок исключает возможность последующего переизбрания отдельного члена комитета кредиторов.

Таким образом, собрание кредиторов правомочно принимать решение о досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов в целом, то есть всех его членов, а не одного из них. При досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов все входящие в его состав лица подлежат переизбранию.

Пункт 5 Обзора

Как видим, ВС РФ утверждает, что кумулятивное голосование — это ценность, которую надо защищать. В чем смысл такого порядка? В том, чтобы обеспечить представительство миноритарных кредиторов в комитете кредиторов. Наличие такого порядка принятия решений означает, что хотя бы одного своего представителя миноритарные кредиторы смогут провести в состав комитета.

И из этого следует очень много такого, что пока у нас не принято замечать, но на самом деле напрямую из кумулятивного голосования вытекает. Когда мы говорим, что мы обеспечиваем представительство миноритарных кредиторов, это значит, что мы хотим защитить миноритарных кредиторов от их мажоритарного «собрата». При таком представительстве миноритарные кредиторы получат большее количество голосов в комитете, чем то, которое они имеют на собрании.

По нашему закону информационные права предоставлены именно комитету кредиторов. Про информационные права каждого конкретного кредитора ничего в законе не говорится, а о комитете законодатель упоминает — о его праве запрашивать у арбитражного управляющего информацию о ходе процедуры. Так или иначе, мы видим желание законодателя, чтобы комитет кредиторов имел реальные возможности влияния на процедуру.

Мажоритарному кредитору выгодно быть супер-мажоритарным

Однако надо заметить, что кумулятивное голосование не всегда способно выполнять свою функцию. Это происходит в случае, когда контролирующее лицо является супермажоритарным кредитором. Система кумулятивного голосования неплохо работает, если есть просто мажоритарный кредитор (50+1% голосов) и мелкие кредиторы, имеющие в совокупности 49%. А если в процедуре задействован мажоритарий, владеющий 99% голосов, и множество мелких кредиторов, математическая модель кумулятивного голосования может начинает давать сбои. Здесь возможна ситуация, когда мелкие кредиторы, даже если они все объединятся, не смогут провести ни одного кандидата в комитет. И так, к сожалению, иногда случается. Более того, до недавнего времени такая ситуация была актуальна, например, при банкротстве кредитных организаций. Когда главным кредитором оказывалось Агентство по страхованию вкладов, которое вследствие выплаты страхового возмещения вставало на место кредитора первой очереди и оказывалось самым крупным кредитором. Сейчас эта ситуация невозможна, потому что АСВ запретили голосовать на собраниях кредиторов банков, но возможность возникновения подобного казуса в других процедурах осталась. При появлении в процедуре супермажоритарного кредитора риск того, что он не будет должным образом заботиться об интересах других кредиторов, только возрастает. И тогда, если опираться не только на математику, но и на этиологию кумулятивного голосования, то мы должны признать, что в этой ситуации решение супермажоритарного кредитора о формировании комитета кредиторов, который по существу своему будет тождественен самому мажоритарию, по сути является злоупотребительным. Ибо в такой комитет кредиторов войдут только те лица, которых мажоритарий же и предложил. И мы должны признать, что хотя бы один представитель от миноритарных кредиторов должен войти в состав комитета. И этот вопрос ждет своего урегулирования. А вот другие вопросы, ответы на которые не содержатся в банкротном праве, вполне можно решить, пользуясь аналогией закона.

Взять хотя бы проблему с переизбранием отдельных членов комитета кредиторов.

Мы хорошо понимаем, что исторически для отдельных их видов собраний было закреплено неодинаковое регулирование (и произошло это до того, как единообразно институт был закреплен в Гражданском кодексе РФ). Но мы также принимаем общность института решения собраний. То есть, столкнувшись с недорегулированностью одного вида собраний, мы можем через аналогию закона подглядывать возможные правильные ответы в других видах, в которых аналогичные проблемы успешно решены регулированием.

Исходя из требований закона и судебной практики, прекратить полномочия одного члена комитета кредиторов невозможно. Допускается лишение полномочий всего комитета в целом. Но дело в том, что решение о прекращении полномочий всех членов проводится уже большинством голосов, не кумулятивно. Получается, что пока мажоритарный кредитор не хочет прекращения полномочий комитета, миноритарные кредиторы, недовольные своим же представителем в комитете кредиторов, не могут его сменить. А мажоритарный кредитор, которого все устраивает, не собирается этого делать.

И тут самое время вспомнить о том, что этот вопрос, хоть и примитивным образом, но урегулирован в корпоративном законе. Да, совет директоров может избираться кумулятивным голосованием, и прекращение полномочий осуществляется большинством голосов. Но корпоративное право знает, что есть случаи, когда переизбрание члена СД обязательно. Есть случаи, когда миноритарные кредиторы могут потребовать переизбрания комитета кредиторов. И самое первое, что можно сказать, опираясь на закон, что хотя бы раз в год СД должен переизбираться.

Цитируем документ

Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества избираются общим собранием акционеров в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом и уставом общества, на срок до следующего годового общего собрания акционеров. Если годовое общее собрание акционеров не было проведено в сроки, установленные пунктом 1 статьи 47 настоящего Федерального закона, полномочия совета директоров (наблюдательного совета) общества прекращаются, за исключением полномочий по подготовке, созыву и проведению годового общего собрания акционеров.

Пункт 1 ст. 66 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»

Это позволяет миноритарным акционерам обеспечивать приведение в соответствие их интересам состава комитета кредиторов.

А мы помним, что кумулятивное голосование в комитет кредиторов имеет ту же цель — обеспечение представительства миноритариев и смягчение власти мажоритарного кредитора. Очевидно, что и в банкротном праве имеется возможность хотя бы раз в год обеспечить миноритарным кредиторам право потребовать переизбрать комитет кредиторов, имея в виду, что здесь уже воля мажоритарного кредитора не может препятствовать переизбранию состава комитета кредиторов.

Заменить умершего члена комитета кредиторов возможно

Следующий вопрос, актуальный в банкротном праве, тоже урегулирован в корпоративном законе. Что делать, если умер член комитета кредиторов? Участие в комитете строго личное и по наследству не передается. Эта проблема также известна корпоративному праву. По общему правилу смерть одного из членов СД не приведет к необходимости переизбрания всего совета, если только количество его членов не станет меньше кворума, необходимого для проведения СД. Это не самое удачное регулирование, но этот недочет смягчается диспозитивностью. Нормальный инвестор, вкладывающий серьезные деньги в компанию, конечно, оговорит в Уставе, что смерть любого члена совета директоров является основанием для переизбрания совета. В противном случае его представительство в руководстве компании, возможно, не будет обеспечено. Регулирование проблемы в корпоративном праве показывает: идея о том, что в случае смерти одного из членов коллегиальных органов миноритарному участнику сообщества можно требовать переизбрания, известна нашему праву о решениях собраний. А значит, эту идею можно принять и в банкротном праве. И не надо ждать год для возможности переизбрания комитета кредиторов в случае смерти одного из его членов (а также в случае его тяжелой болезни, ареста, потери дееспособности и т.д.).

Однако, апеллируя к аналогии закона, следует помнить, что в корпоративном праве сообщество добровольное, и в обоснование своих требований миноритарным кредиторам нужно опираться на ту норму, которую могли бы выбрать кредиторы, если бы могли договориться.

«Увольнение» за неисполнение своих обязанностей

А как быть, если член комитета кредиторов не умер, не заболел, не арестован, но нарушает свои фидуциарные обязанности? Например, он устойчиво голосует так же, как представитель мажоритарного кредитора, и миноритарным кредиторам из раза в раз приходится обжаловать решения комитета кредиторов, и суд их признает незаконными. Или просто не приходит на заседания комитета. Может ли член комитета кредиторов потребовать перевыборов комитета не только когда обнаружилась невозможность участия одного из членов комитета, но и когда обнаружилось неисполнение им обязанности действия в интересах кредиторов? Это тема, которая не развита даже в корпоративном законодательстве. Здесь мы можем посмотреть на общие нормы Гражданского кодекса РФ. Потому что в целом, если искать аналогию между комитетом кредиторов и общими положениями ГК РФ, то на кого члены комитета кредиторов «похожи»? Какой институт явно близок к комитету кредиторов? Институт представительства, безотзывные доверенности.

Цитируем документ

В целях исполнения или обеспечения исполнения обязательства представляемого перед представителем или лицами, от имени или в интересах которых действует представитель, в случаях, если такое обязательство связано с осуществлением предпринимательской деятельности, представляемый может указать в доверенности, выданной представителю, на то, что эта доверенность не может быть отменена до окончания срока ее действия либо может быть отменена только в предусмотренных в доверенности случаях (безотзывная доверенность).

Такая доверенность в любом случае может быть отменена после прекращения того обязательства, для исполнения или обеспечения исполнения которого она выдана, а также в любое время в случае злоупотребления представителем своими полномочиями, равно как и при возникновении обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что данное злоупотребление может произойти.

Пункт 1 ст. 188.1 ГК РФ

Безотзывную доверенность, как говорится в ГК РФ, отозвать нельзя, за исключением случаев, когда ее обладатель нарушает возложенные на него обязательства. Безотзывная доверенность — это своего рода договор. Договор ограничивает право отозвать доверенность, но если договор нарушается, значит, он перестает действовать. Применяя эту норму в банкротном праве, мы можем из нее вывести и право миноритарного кредитора потребовать перевыборов члена комитета.

Смена контроля как повод сменить комитет кредиторов

Вопрос, связанный со сменой контроля, косвенно затрагивается корпоративным законом, но и здесь решается не до конца удовлетворительно. Как быть, если поменялся состав миноритарных кредиторов? Когда, например, кого-то из кредиторов исключили из реестра или право требования было выкуплено. Если мы посмотрим на то, как в Федеральном законе от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» прописывается, почему раз в год надо переизбирать совет директоров, то одно из объяснений будет такое: акционеры, которые приобрели корпоративный контроль, должны привести органы управления в соответствие со своим контролем. Реконструируя, уверен О. Зайцев, мы должны в банкротном праве признать, что если существенно поменялся состав миноритарных кредиторов, то они также должны иметь возможность потребовать смены комитета, потому что в противном случае мы не достигаем той цели, о которой нам рассказал ВС РФ, — обеспечить представительство миноритарных кредиторов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *