Кража с банковской карты ч 3

  • 18.01.201902.03.2019
  • Прокуратура разъясняет, Разъяснения прокурора
  • Просмотров: 12354

Федеральным законом от 23 апреля 2018 года № 111-ФЗ, вступившим в законную силу 4 мая 2018 года, статья 158 УК РФ, предусматривающая ответственность за совершение кражи, дополнена квалифицирующим признаком — с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств.

Действия лица, виновного в краже денежных средств с банковского счёта, а равно электронных денежных средств, при отсутствии иных квалифицирующих признаков, с указанной даты квалифицируются по пункту «г» части 3 статьи 158 УК РФ.

Преступление является тяжким и предусматривает наказание до 6 лет лишения свободы со штрафом в размере до 80 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

Этим же законом усилена санкция статьи 159.3 УК РФ, которая предусматривает ответственность за мошенничество с использованием электронных средств платежа. Приведённые составы преступления отличаются способом совершения преступления.

Пункт «г» части 3 статьи 158 УК РФ предусматривает ответственность за тайное хищение денежных средств с банковского счёта или электронных денежных средств. Например, гражданин тайно похитил банковскую карту с пин-кодом к ней, после чего через устройство самообслуживания снял денежные средства с банковского счёта потерпевшего.

Статья 159.3 УК РФ предусматривает ответственность в случае, когда граждаин похищает чужое имущество или приобретает право на чужое имущество при обмане или злоупотреблении доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо передают имущество или право на него другому лицу либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другим лицом.

В соответствии с разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.11.2017 года № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» в случае, когда хищение имущества осуществлялось с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу кредитной, расчетной или иной платежной карты, путем сообщения уполномоченному работнику кредитной, торговой или иной организации заведомо ложных сведений о принадлежности указанному лицу такой карты, преступление квалифицируется, как мошенничество.

В случае, когда лицо похитило безналичные денежные средства, воспользовавшись необходимой для получения доступа к ним конфиденциальной информацией держателя платежной карты (например, персональными данными владельца, данными платежной карты, контрольной информацией, паролями), переданной злоумышленнику самим держателем платежной карты под воздействием обмана или злоупотребления доверием, преступление будет квалифицировано, как кража.

Усиление ответственности за совершение хищений с банковского счета, а также электронных денежных средств связано с расширением применения информационных технологий в финансовом секторе.

Следует отметить, что число указанных противоправных деяний продолжает увеличиваться. Высокая степень общественной опасности таких преступлений подтверждается их спецификой — совершить их могут лишь лица, обладающие специальными знаниями и использующие технические средства именно в криминальных целях, что приводит к нарушению не только права собственности, но и банковской тайны.

Статья 25.1. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа

1. Суд по собственной инициативе или по результатам рассмотрения ходатайства, поданного следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора, в порядке, установленном настоящим Кодексом, в случаях, предусмотренных статьей 76.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, и назначить данному лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

2. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа допускается в любой момент производства по уголовному делу до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

Да, действительно, необходимо официальное место работы, подтвержденное справкой, а также постоянная регистрация. На это также обращают внимание.

У Вас скользкое дело в плане квалификации преступного деяния 158-159, лучше нанять адвоката, решить вопрос о том, чтобы следователь направил ходатайство прокурору с согласия начальника следственного органа.

Также по данным эпизодам, возможно примирение, если речь идет о 159 УК РФ.

и умудрился через приложение

Значит в данном случае Вы никого не могли вводить в заблуждение или обманывать, поэтому здесь квалификация кража ст. 158 УК РФ ч. 3 п. «г»

-с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьей 159.3 настоящего Кодекса), —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до полутора лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

В данном случае пограничная ситуация.

Учитывать будут также и смягчающие обстоятельства:

«Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 23.04.2019) УК РФ

Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание

1. Смягчающими обстоятельствами признаются:

а) совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств;
б) несовершеннолетие виновного;

в) беременность;

г) наличие малолетних детей у виновного;
д) совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания;
е) совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;
ж) совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения;
з) противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления;
и) явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления; к) оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

2. При назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой настоящей статьи.

— например. наличие иждивенцев.

3. Если смягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

При третьей части берите особый порядок, приложите как можно больше положительных характеристик, грамот, возможно жена забеременеет, обязательно нужно работать официально, если этих сведений в деле нет, то справку о том, что вы работаете, заверенную печатью, предоставьте в суд.

В этом деле нужна юридическая помощь защитника.

Вестник Омского университета. Серия «Право». 2019. Т. 16, № 3. С. 138-145.

УДК 343.3

Б01 10.25513/1990-5173.2019.16(3).138-145

ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ХИЩЕНИЙ С БАНКОВСКОГО СЧЁТА ЛИБО ЭЛЕКТРОННЫХ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ

К. Н. Карпов

Омская академия МВД России, г. Омск, Россия

Введение. Внесённые законодателем изменения в ст. 158 Уголовного кодекса РФ, закрепляющие ответственность за хищение электронных денежных средств и денежных средств с банковского счёта, требуют уточнения и изменения ранее устоявшихся подходов к квалификации хищения имущества. В ходе анализа рассматриваются варианты квалификации различных случаев хищения имущества и подходы к разграничению данных преступлений. Цель. Цель работы состоит в разработке подходов к квалификации хищений имущества, связанных с завладением денежных средств с банковского счёта либо электронных денежных средств. Методология. В процессе подготовки работы использованы общенаучные методы: анализ, синтез, индукция, дедукция, а также частнонаучные методы уголовно-правовых исследований: логико-юридический, формально-юридический и лингвистический. Результаты. В ходе исследования автор формулирует выводы относительно квалификации случаев хищения безналичных денежных средств либо денежных средств, с банковского счёта: 1) как приготовление к краже (ч. 1 ст. 30 ст. 158 Уголовного кодекса РФ) необходимо квалифицировать случаи открытого завладения банковской картой (средств доступа к электронным средствам платежа) потерпевшего, если изъятие денежных средств впоследствии производилось тайно; 2) нападение в целях завладения банковской картой (средств доступа к электронным средствам платежа) с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, должно оцениваться как разбой (ст. 162 Уголовного кодекса РФ) вне зависимости от того, получило ли лицо возможность распоряжаться денежными средствами, находящимися на банковском счёте (в электронном кошельке). Кроме того, автор приходит к выводу о необходимости дополнения норм Уголовного кодекса РФ, предусматривающих ответственность за хищение имущества. Заключение. Полученные выводы и предложения могут быть использованы при проведении дальнейших научных исследований в сфере уголовного права и криминологии, а также при осуществлении правоприменительной деятельности, связанной с квалификацией преступлений против собственности.

Ключевые слова: хищение; грабёж; мошенничество; банковский счёт; электронные денежные средства; электронный кошелёк; кража; насилие.

1. Введение

Внесение изменений в статьи Уголовно -го кодекса Российской Федерации (далее -УК РФ), предусматривающие ответственность за хищения — преступления, которые можно отнести к категории классических и распространённых, порождает сложности в применении указанных норм. В соответствии с Федеральным законом № 111-ФЗ от 23 апреля 2018 г. в ч. 3 ст. 158 УК РФ (кража) был введён квалифицирующий признак «совершённая с банковского счёта, а равно в отношении электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьёй 1593 УК РФ)».

Не углубляясь в вопросы обоснованно -сти криминализации указанного обстоятель-

ства, а также критерии общественной опасности подобного деяния (расположение в ч. 3 ст. 158 УК РФ и отнесение к категории тяжких преступлений без учёта размера похищенного имущества — до 6 лет лишения свободы), обозначенных, например, в работах С. Т. Сулеймановой, В. Э. Панферчевой , необходимо обратить внимание на возникновение ряда проблем, связанных с применением данных норм, «вызываемых объективными элементами избыточности либо пробель-ности уголовного закона» .

2. Методология

Использование логико-юридического, формально-юридического и лингвистического методов позволили выявить ряд проблем конструирования и применения норм УК РФ,

предусматривающих ответственность за хищение чужого имущества.

3. Анализ проблем правоприменения

Использованная законодателем формулировка характеризует особенности предмета хищения (электронных денежных средств) в совокупности со способом совершения такого хищения (с банковского счёта). При этом хищение с банковского счёта предполагает не физическое месторасположение электронных денежных средств, так как буквально это местонахождение сервера, электронного хранилища, жёсткого диска, на которых имеется запись в цифровом виде. Расположение данного предмета не имеет принципиального значения для квалификации по ст. 158, 159, 1593, 1596 УК РФ. Несмотря на классическое понимание возможности обмана и злоупотребления доверием только между людьми, ранее определённое в доктрине уголовного права (например, в работах: Н. А. Лопашенко1, П. С. Яни , Н. А. Третьяковой ), действующее уголовное законодательство и его толкование Верховным Судом Российской Федерации требуют вменения состава мошенничества в случаях хищения с использованием электронных средств платежа (ст. 1593 УК РФ) либо хищения в сфере компьютерной информации (ст. 1596 УК РФ). Данный подход является распространённым не только в России, но и в других странах (об этом говорится, например, в работах А. Ляскало) ).

Для понимания признаков данного преступления необходимо обращение к таким понятиям, как «банковский счёт» и «электронные денежные средства». Банковский счёт — это счёт, открываемый банком юридическим или физическим лицам для их участия в безналичном денежном обороте и аккумулировании на счёте безналичных денежных средств для целевого использования.

В соответствии с п. 18 ст. 3 Федерального закона от 27 июня 2011 г. № 161 «О национальной платёжной системе» электронные денежные средства — это денежные средства, которые предварительно предоставлены одним лицом (лицом, предоставившим денежные средства) другому лицу, учитывающему информацию о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского

счёта (обязанному лицу), для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денежные средства, перед третьими лицами и в отношении которых лицо, предоставившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа. Таким образом, принципиальным отличием является то, что электронные деньги — денежные средства, которые находятся у гаранта и по распоряжению владельца могут быть перечислены по электронным каналам без открытия банковского счёта. Указанные операции обеспечиваются так называемыми платёжными системами (электронными кошельками): WebMoney, Qiwi, Yandex.Money, PayPal, Perfect Money, Advanced Cash и др., в том числе и криптовалюты: Bitcoin, Эфири-ум, Рипл, Лайткоин, EOS, Stellar и т. д.

Как правило, подобные действия сводятся к двум основным формам: 1) получение удалённого доступа к распоряжению денежными средствами через информационно-телекоммуникационные сети; 2) различные манипуляции со специальным оборудованием, предоставляющим удалённый доступ к банковским счетам (банкоматы), например «внесение» в банкомат испорченных (разделённых на части) денежных купюр либо неоднократное помещение купюр в технологические отверстия (купюроприёмник) с последующим быстрым их изъятием до момента закрытия крышки купюроприёмника (например, при помощи скотча, нити и т. д.) и последующее подтверждение операции по внесению денежных средств на счёт. Такие действия, вне зависимости от незначительных деталей получения доступа, образуют хищение денежных средств с банковского счёта и должны быть квалифицированы по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

В то же время «взлом» компьютерной системы банкомата, связанный с изменением работы программного обеспечения, и последующие манипуляции (снятие денежных средств, увеличение номинала вносимых купюр, изменение номинала изымаемых купюр, изменение курса обмена валюты и т. д.), если данные действия непосредственно позволили изъять денежные средства (распорядиться ими), образуют преступление, предусмотренное ст. 1596 УК РФ. Если же перечислен-

ные действия только лишь облегчили доступ к банковскому счёту либо непосредственно хранилищу наличных денежных средств, тогда они соответствуют признакам тайного хищения чужого имущества, должны квалифицироваться по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ, и, при наличии к тому оснований, по ст. 272, 273 УК РФ.

Большинство иных способов хищения, отличающихся некоторыми деталями получения доступа к банковскому счёту (личному кабинету электронного кошелька) либо хранилищу наличных денежных средств в бан-комате2, укладываются в уже указанные алгоритмы квалификации. Относительно схожести правовой регламентации ответственности за хищения безналичных денежных средств в России и зарубежных странах указывают Д. Зыков и М. Ефремова .

Таким образом, использование электронных (программных) средств, позволяющих осуществлять ввод, удаление, блокирование, модификацию компьютерной информации либо иное вмешательство в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей, как способ совершения хищения образует признаки преступления, предусмотренного ст. 1596 УК РФ.

В случае если использованный способ получения доступа к чужому банковскому счёту либо способ распоряжаться электронными средствами платежа не был связан с обманом потерпевшего либо иного лица, то данные действия следует квалифицировать по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ. Если же доступ и распоряжение имуществом осуществлялись с помощью специального оборудования и программного обеспечения, то такие действия образуют мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 1596 УК РФ).

В таком случае следует согласиться с мнением З. И. Хисамовой, рассматривающей наиболее оптимальный вариант квалификации подобных случаев следующим образом: «…как кража следует квалифицировать хищения, совершённые с использованием электронных средств платежа, доступ к которым был получен без незаконного воздействия на программное обеспечение, а по ст. 1593 УК РФ надлежит квалифицировать все действия

по хищению денежных средств с использованием электронных средств платежа и посредством целенаправленного воздействия на них. В таком случае в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ ст. 1593 УК РФ будет являться специальной по отношению к ст. 1596 УК РФ»3.

Для правильной квалификации рассматриваемых деяний необходимо учитывать, что ст. 158 УК РФ и ст. 159 УК РФ не соотносятся между собой как общая и специальная нормы и предусматривают ответственность за различные формы хищения. В то же время ст. 159 и ст. 1593, 1596 УК РФ соотносятся как общая и специальные нормы, при конкуренции которых предпочтение должно отдаваться специальной норме.

Моментом окончания хищения электронных денежных средств следует считать момент распоряжения денежными средствами (перевод денежных средств со счёта потерпевшего на другой счёт, оплата покупки или счёта и т. д.). В то же время получение доступа к чужому банковскому счёту через банкомат при помощи заранее похищенной банковской карты будет содержать все признаки оконченного хищения только в случае обналичивания денежных средств, перевода (распоряжения) денег на другой счёт либо оплаты услуг. При этом не имеет принципиального значения, в чью пользу осуществляется перевод денежных средств. То есть если фактическим выгодоприобретателем будет выступать даже незнакомое лицо, то это не означает отсутствия признаков хищения.

Необходимо также иметь в виду, что на квалификацию влияет не только способ, используемый непосредственно в момент обналичивания денежных средств (изъятие из банкомата, совершение денежного перевода и т. д.), но и способ, которым были заполучены предметы, идентифицирующие клиента и предоставляющие удалённый доступ к банковскому счёту (электронному кошельку).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Относительно рассматриваемых способов хищений Пленум Верховного Суда РФ ранее давал следующие разъяснения: «В случаях когда лицо похитило безналичные денежные средства, воспользовавшись необходимой для получения доступа к ним конфиденциальной информацией держателя платёжной карты (например, персональными

данными владельца, данными платёжной карты, контрольной информацией, паролями), переданной злоумышленнику самим держателем платёжной карты под воздействием обмана или злоупотребления доверием, действия виновного квалифицируются как кража» (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»). В данном разъяснении Пленум Верховного Суда РФ акцентирует внимание только на обманном завладении пластиковой картой и иной информацией для получения доступа и не уточняет подходов к квалификации, если эти действия были совершены открыто, с применением различного рода насилия или под угрозой его применения.

В судебной практике встречаются следующие подходы к квалификации случаев открытого либо насильственного получения средств доступа к банковскому счёту (пластиковых карт, паролей, пин-кодов и т. д.). Так, если виновный открыто похищает непосредственно банковскую карточку, знает или при помощи применения насилия к потерпевшему узнает пин-код, такие действия, несмотря на последующее снятие денежных средств посредством банкомата в отсутствие потерпевшего, по мнению Т. Н. Долгих, надлежит квалифицировать в зависимости от конкретных обстоятельств по ст. 161 или 162 УК РФ4.

Другие авторы (например, Л. В. Горбу -нова) указывают на несколько иной подход к квалификации открытого завладения пластиковой картой . Суды же, в свою очередь, квалифицируют совершённые деяния как грабёж, только когда виновные, открыто завладевая картой, похищают и денежные средства, снятые со счёта в присутствии потерпевшего. Каждая из указанных позиций имеет определённые логические и юридические обоснования.

Необходимо учитывать следующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в Постановлении «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»: «Открытым хищением чужого имущества, предусмотренным ст. 161 УК РФ (грабёж), является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного

владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознаёт, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет»5.

В приведённых решениях судами делается вывод о том, что «сама банковская карта представляет материальную ценность и соответственно является предметом преступления против собственности ввиду нахождения там денежных средств, доступных для похитителей в связи с обладанием сведениями о пин-коде»6. Представляется, что используемая формулировка является не вполне корректной и противоречит разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, данным ранее в постановлении по делам о мошенничестве, присвоении и растрате, а также представлениям о предметах, не выступающих в роли предмета хищения в силу отсутствия у них экономических признаков (ключей, жетонов в гардеробе, пластиковых карт, 81М-карт и т. д.)7.

Данный подход не является устоявшимся и однозначно принимаемым всеми учёными и практиками по следующим причинам:

1. В случае обманного завладения различными средствами идентификации (чеком с указанными на нём логином и паролями для доступа с помощью средств удалённого доступа через сеть Интернет, электронными ключами и т. д.) такие действия, исходя из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, квалифицируются как приготовление к дальнейшему хищению имущества. То есть обманный способ получения доступа к банковскому счёту не влияет на квалификацию хищения как тайного, если само изъятие денежных средств происходило при отсутствии собственника.

2. Традиционное понимание предмета хищения требует наличия физических, юридических и экономических признаков, отсутствие всей совокупности которых не позволяет рассматривать различного рода легити-мационные знаки (жетоны, номерки в гардеробе и т. д.) как предметы хищения . Пластиковая карта по своему функциональному предназначению и экономическим признакам обладает аналогичными свойствами

и не рассматривается как предмет хищения . Ряд авторов (например, А. В. Шес-лер) относительно предмета хищений утверждают, что «кредитные (расчётные) карты вообще не обладают свойством предмета хищения, а являются орудием его совершения» . Аналогичными свойствами могут обладать и иные предметы (в том числе информационные носители, выступающие в роли электронных ключей, а также содержащие логины и пароли), предоставляющие доступ к банкоматам, электронным средствам платежа и т. д. В случае же признания их предметами хищения придётся признавать хищением и факт завладения информацией (например, логином и паролем, распечатанными на чеке), позволяющей получить возможность удалённого доступа к банковскому счёту (электронному ко -шельку).

Факт завладения подобными предметами не всегда однозначно свидетельствует о наличии умысла на хищение имущества. Данные действия могут быть совершены, например, из хулиганских побуждений либо личных неприязненных отношений, а полученная возможность доступа к имуществу (денежным средствам) не обязательно будет реализована. И только в случае завладения самим имуществом (обналичивания денежных средств) можно говорить о завершённости хищения. Кроме того, доступ к банковскому счёту может быть приостановлен (заблокирован) по заявлению владельца карты (счёта) до момента их хищения либо же могут потребоваться дополнительные подтверждения на право осуществления операций по снятию либо переводу денежных средств (подтверждение по одноразовому паролю, смс-коду и т. д.), о наличии которых достоверно знает собственник, в связи с чем спокойно передаёт банковскую карту, не опасаясь за денежные средства, имеющиеся на его банковском счёте.

Так как составы кражи и грабежа являются материальными, момент окончания данных преступлений одинаково связан с наступлением материальных последствий. Так, в случае завладения пластиковой картой, если на банковском счёте отсутствовали денежные средства либо если последующее снятие (распоряжение) денежными средст-

вами не удалось совершить по причине блокировки счёта и т. д., такие действия в любом случае должны признаваться покушением на тайное хищение, если при этом были совершены действия, направленные на получение (обналичивание) денежных средств либо распоряжение ими, а в случае пресечения преступной деятельности лица на более ранней стадии — как приготовление к краже (грабежу).

Значимым при этом будет то обстоятельство, что санкции данных статей не являются одинаковыми: ч. 3 ст. 158 УК РФ предусматривает наказание до 6 лет лишения свободы; ч. 1 ст. 159 УК РФ — до 2 лет лишения свободы; ч. 2 ст. 1593 УК РФ — до 3 лет лишения свободы; ч. 1 ст. 1596 УК РФ не предусматривает наказание в виде лишения свободы. Санкция ч. 1 ст. 161 УК РФ предусматривает наказание до 4 лет лишения свободы. По причине того, что в ст. 161 УК РФ отсутствует квалифицирующий признак, соответствующий предусмотренному в п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, совершая, по сути (в классическом представлении), более тяжкое преступление — открытое завладение имуществом, лицо подлежало бы менее строгой ответственности. Таким образом, квалификация по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ является наиболее строгой из всех вышеприведённых. Учитывая, что в действительности нередки случаи открытого нападения на лиц именно в момент получения денежных средств из банкомата, логичным было бы введение указанного признака и в ст. 160, 161, 162 УК РФ.

В то же время возникает ситуация, когда и виновный, и потерпевший осознают, что данные действия совершаются с целью хищения имущества. С учётом формулировки, используемой при описании признаков разбоя (ст. 162 УК РФ), его объективная сторона не отождествляется с самими действиями по завладению чужим имуществом, а может охватывать и иные действия, направленные на хищение имущества, если при этом они относятся к категории «нападение». Примером таких действий может служить введение в организм потерпевшего различных «опасных для жизни или здоровья сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние» (п. 23 Постанов-

ления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже грабеже и разбое»). Указанные действия Пленум Верховного Суда РФ предлагает квалифицировать по ст. 162 УК РФ. При этом необходимо учитывать, что непосредственно изъятие имущества может быть отделено как в пространстве, так и во времени от факта применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

4. Заключение

Таким образом, если лицо, совершая нападение (содержащее признаки, описанные в ст. 162 УК РФ), изымает банковскую карту либо иной предмет (либо информационный носитель), обеспечивающий доступ к банковскому счёту или электронному кошельку, с целью дальнейшего хищения имущества, то фактически не имеет значения, отсутствовал ли предмет хищения непосредственно в момент нападения. Данные действия должны быть квалифицированы как разбойное нападение.

В то же время при совершении открытого завладения пластиковой картой либо иными средствами доступа к банковскому счёту (электронному кошельку), а также в случае применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, или угрозы такого насилия содеянное не может быть квалифицировано как грабёж в связи с отсутствием самого предмета хищения. Содеянное следует квалифицировать как приготовление к совершению кражи по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ. Последующее же завладение денежными средствами, находящимися на банковском счёте, подлежит квалификации как оконченное хищение в зависимости от фактического способа завладения (открытое либо тайное) в момент доступа к банковскому счёту. Например, если снятие денежных средств происходит в присутствии самого потерпевшего либо иных лиц, которые осознают противоправность подобных действий, то данные действия образуют состав грабежа.

Однако при данном подходе может остаться без уголовно-правовой оценки факт применения насилия, не опасного для жизни и здоровья. Представляется, что при наличии к тому оснований он может подлежать самостоятельной оценке по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за применение насилия, не повлёкшего вреда здоро-

вью (ст. 116, 126, 127 УК РФ и др.), либо за совершение хулиганства (ст. 213 УК РФ) при отсутствии / недоказанности корыстной цели.

Подводя итог рассмотрению вопросов квалификации хищения имущества, предусмотренного п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ («с банковского счёта, а равно в отношении электронных денежных средств»), следует отметить, что законодатель верно определил необходимость квалификации подобных деяний именно как тайных (ст. 158 УК РФ), достаточно точно обозначил понятия электронных денежных средств, и средств, находящихся на банковском счёте, а также подтвердил необходимость восприятия их как предметов хищения, несмотря на их виртуальный характер.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Энциклопедия уголовного права / Н. А. Ло-пашенко . — СПб. : Изд-во проф. В. Б. Ма-линина, 2011. — Т. 18. — 1018 с.

3 Хисамова З. И. Об уголовной ответственности за хищения, совершённые с использованием it-технологий: анализ изменений законодательства и правоприменительной практики . — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

4 Долгих Т. Н. Ответственность за хищение денежных средств с банковской карты . — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

5 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» . — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

6 Постановление Московского городского суда от 22 января 2018 г. № 4у-0362/2018; Апелляционное определение Верховного суда Чувашской Республики от 10 октября 2017 г. по делу № 22-2299/2017.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7 Приговор Райчихинского городского суда Амурской области № 1-329/2016 1-9/2017 от 7 марта 2017 г. по делу № 1-329/2016 ; Приговор Ейского районного суда Краснодарского края от 7 августа 2013 г. по делу № 1-93/2013.

ЛИТЕРАТУРА

5. Ляскало А. Разграничение хищения и мошенничества // Уголовное право. — 2017. — № 1. — С. 67-75. -DOI: 10.24147/2542-1514.2017.1(3).135-142.

7. Efremova M. Computer fraud // European science review. — 2015. — № 2. — P. 126-128.

8. Горбунова Л. В. Вопросы квалификации с использованием банковских карт // Марийский юридический вестник. — 2016. — № 1. — С. 46-47.

9. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. А. И. Рарога. — 12-е изд. — М. : Проспект, 2018. — 887 с.

10. Курс уголовного права : в 5 т. Т. 3. Особенная часть / под ред. Г. Н. Борзенкова, В. А. Комиссарова. -М. : Зерцало, 2002. — 470 с.

11. Шеслер А. В. Хищения: понятия и признаки // Вестник Томского государственного университета. Право. — 2012. — № 4. — С. 70-80.

Информация об авторе

Карпов Кирилл Николаевич — кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права

Омская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации

Адрес для корреспонденции: 644092, Россия, Омск, пр-т Комарова, 7

E-mail: kkn83@mail.ru

SPIN-код: 9314-3802, AuthorlD: 518660

Информация о статье

Дата поступления — 19 апреля 2019 г. Дата принятия в печать — 15 июля 2019 г.

Для цитирования

PECULIARITIES OF QUALIFICATION OF THEFT IN BANK ACCOUNT OR ANY ELECTRONIC MONEY

K.N. Karpov

Omsk Academy of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, Omsk, Russia

Keywords: theft; robbery; fraud; bank account; electronic money; electronic wallet; secret theft; violence.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Efremova M. Computer fraud. European science review, 2015, no. 2, pp. 126-128.

8. Gorbunova L.V. Qualification Issues with Bank Cards. Mariiskii yuridicheskii vestnik, 2016, no. 1, pp. 4647. (In Russ.).

9. Rarog A.I. (ed.). Commentary on the Criminal Code of the Russian Federation, 12th ed. Moscow, Prospekt Publ., 2002. 887 p. (In Russ.).

About the author

Karpov Kirill — Ph.D. in Law, Associate Professor at the Department of Criminal Law

Omsk Academy of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

Postal address: 7, Komarova pr., Omsk, 644092, Russia

E-mail: kkn83@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *