МВД видеофиксация

Наверняка многим знакома такая ситуация: едете вы на своем автомобиле по дороге, и вдруг вас останавливает инспектор ГИБДД. Он заявляет о том, что вы нарушили правила дорожного движения или, просит предъявить документы. На вопрос о возможности увидеть доказательства правонарушения ответ поступает отрицательный. Сотрудник ГИБДД ссылается на то, что видео и фотоматериалы будут предоставлены в административный суд. Ничего удивительного, что возникает вопрос — обязан ли инспектор ГИБДД показывать видеозапись нарушения?

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с видеозаписью нарушения, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи, связанные с видеозаписью нарушения, уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выполнить любой из предложенных вариантов:

  • Обратиться за консультацией через форму.
  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу.
  • Позвонить:
    • ☎ Федеральный номер: 8 (800) 500-27-29 доб. 844

Обязанности водителя при остановке инспектором

По законодательству каждый водитель обязан иметь при себе определенный перечень документов и по требованию предъявлять для проверки. Речь идет о следующих:

  • удостоверение водителя соответствующей категории;
  • регистрационные документы на транспортное средство, если есть прицеп, то и на него;
  • полис обязательного страхования гражданской ответственности.

Инспекторам хотелось бы, чтобы водители всегда предоставляли для проверки интересующие их документы, но вот по закону выполнять подобное требование автомобилисты имеют право, только если для остановки их транспортного средства были основания. Именно поэтому многих интересует ответ на вопрос, должен ли инспектор ГИБДД предоставлять видеозапись нарушения. По приказу МВД №185 основанием для остановки могут быть признаки нарушений правил дорожного движения, установленные визуальным способом или с использованием технических средств. Из этого следует, что, если инспектор увидел, что автомобиль выехал на встречку, он останавливает его, и просит водителя предъявить документы, тот в ответ должен предоставить их.

Внимание! Если вас остановили без причины, то вы имеете права не предъявлять документы. Но! Требуются доказательства того, что остановка незаконна. В противном случае вы будете привлечены к ответственности по статье 19.3 Кодекса об административных правонарушениях.

Предполагаемое развитие событий

Если вы четко не знаете, обязан ли инспектор ДПС предъявлять видео о нарушениях, не нужно рисковать и нарушать закон. Если ему не повиноваться, можно быть привлеченным к ответственности и понести наказание в виде наложения штрафа в пределах 500-1000 рублей, а также ареста до 15 суток. В большинстве случаев инспекторы стараются применить максимально строгое наказание по отношению к водителю, безосновательно не согласившегося предоставить для проверки удостоверение, регистрационный документ и страховой полис.

Если вам поступило предложение пройти в автомобиль ДПС с целью составления протокола, вы также можете отказаться и не согласиться в предъявляемыми обвинениями. Что касается того, должен ли инспектор ДПС предъявлять доказательства нарушения, то по закону автомобилист имеет право потребовать их. Но данная ситуация неоднозначна. До того момента, как инспектор не начал составлять протокол об административном нарушении, а также до возбуждения дела, требование со стороны водителя ознакомить его с материалами по делу является безосновательным.

Как инспектор ДПС должен доказать ваше нарушение? Перед тем, как ответить на вопрос, хотелось бы отметить, что презумпция невиновности в данном случае не действует. Это означает, что представитель дорожно-патрульной службы должен предоставить доказательственные материалы, но обосновывать их он не обязан. Водителям предоставляется возможность обжалования решения суда о привлечении к административной ответственности, но в этом случае свою правоту придется доказывать самостоятельно. В этом случае лучше воспользоваться услугами профессионального адвоката.

Интересно! Описываемая категория дел не облагается государственной пошлиной. Остановленным можно быть даже за выезд на встречку на перекрестке.

Как вы уже поняли, ответ на вопрос: обязан ли инспектор ДПС предъявлять доказательства правонарушения, положительный. Если сотрудником автоинспекции были ограничены права и свободы того, кто находился за рулем, то уполномоченным лицом должны быть разъяснены основания и повод примененных ограничений. Не исключением является предоставление информации о правах и обязанностях гражданина.

Какие можно сделать выводы по теме?

Должен ли сотрудник ДПС показать видео о нарушениях? Должен, но только если им составляется протокол об административном правонарушении, заводится делопроизводство. В документе инспектор должен в обязательном порядке указать, каким образом было зафиксировано нарушение правил дорожного движения, а также название прибора, его номер и срок действия проверки согласно свидетельству. Для сверки документ показывается водителю, если он отказывается это сделать, в протоколе делается соответствующая запись.

Внимание! По регламенту водителю, так же, как и сотруднику ГИБДД, разрешается записывать разговор. Если водитель отказался подписывать протокол, ссылаясь на непредоставление ему доказательств правонарушения, такое действие будет воспринято в суде, как виновность.

Если вы уверены в том, что остановка вашего автомобиля является незаконной, стоит напомнить инспектору о его ответственности согласно статье 12.35 КоАП РФ.

Российская полиция следует мировому тренду: считается, что запись работы полицейских может существенно снизить количество ситуаций, когда они берут взятки или избивают людей. Видеофиксация должна дисциплинировать и задержанных.

Еще в 2015 году было объявлено о планах МВД закупить 200 тысяч видеорегистраторов — всего в министерстве работает около миллиона человек. Видеорегистраторы стали массовым явлением в московской полиции. Постепенно их внедряют в регионах и используют на мероприятиях, к которым приковано повышенное внимание. Например, раздают полицейским, охраняющим избирательные участки.

Омбудсмен Татьяна Москалькова предлагала МВД и Росгвардии фиксировать на видео все задержания на акциях протеста. Но пока в жизнь эта идея не воплощена.

Покупали сами

О том, как видеофиксация входила в жизнь полиции, ОВД-Инфо рассказал Федор, администратор паблика «ВКонтакте» «Полиция 2.0». Федор — бывший сотрудник МВД и участник нескольких проектов в соцсетях, посвященных правам полицейских. Он говорит, что сначала полицейские видеорегистраторы были опробованы в ГИБДД. Потом они постепенно распространялись на другие подразделения.

— Раньше видеорегистраторы выдавались в очень малом числе отделов, единичные случаи в масштабах системы, но сейчас их выдают все больше. Происходят резонансные происшествия с полицейскими, когда правильность их действий подтверждается только с их слов против слов другой стороны. Как правило, ситуация разворачивается не в пользу сотрудников полиции, — говорит Федор.

Он приводит в пример дело полицейского Кирилла Шукурова, обвиненного в избиении задержанного, и дело о смерти задержанного Станислава Головко в отделе полиции. В пабликах в соцсетях о правах полицейских требовали, чтобы сотрудники добивались выдачи регистраторов. Если не выдают — покупать самим.

— Сотрудники стали покупать и носить видеорегистраторы, потом их стали выдавать в подразделениях. И вот сейчас начались жалобы от сотрудников уже на сами регистраторы. Полицейские просят подсказать, как откосить от их ношения, — рассказывает Федор. — Личный регистратор на то и личный: куплен за твои деньги, является твоей собственностью, его выключил и унес домой. А служебные сдаются после смены — удалить или отредактировать видео сотрудники не могут. Любое отступление от правил несения службы они сами же и зафиксируют, а руководитель вечером отсмотрит запись в кабинете и накажет. Ему даже нет необходимости бегать по улице и проверять наряды.

Федор говорит, что никакой единой системы сбора и учета видео с регистраторов в МВД не существует. Что делать с записями, решает руководство конкретного подразделения.

— Были случаи, когда от сотрудников хотели избавиться. Поднимали записи, слушали, что они там говорят, находили мат в общении полицейских друг с другом и давали за это взыскания. Сотрудник должен понимать, что его все время пишут, — рассказывает Михаил Пашкин, председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии.

— Не все любят пользоваться регистраторами. Кто-то, бывает, «случайно» уронит видеорегистратор в унитаз. У нас был такой случай: запись на регистраторе восстановили, и стало понятно, что сотрудник кинул его специально. Ему за это ничего не было: он был членом нашего профсоюза, с ним не захотели связываться. Но мы его из профсоюза исключили, — продолжает он.

По словам Пашкина, за порчу регистратора с полицейского могут взыскать его стоимость. Если сотрудник самовольно выключил запись, наказание происходит на усмотрение его руководителя.

Пашкин рассказывает, что в Москве видеорегистраторы в первую очередь раздают в ГИБДД, ППС и тем полицейским, кто несет службу в метрополитене. Записи с видеорегистраторов хранятся 1–2 месяца. Полицейскому профсоюзу удается использовать видеофиксацию, чтобы отстоять интересы своих членов.

— У нас было дело по ОВД «Таганский». Замначальница толкнула беременную сотрудницу, члена нашего профсоюза. Затем пошла в дежурную часть и велела стереть запись. Но следователь молодец, через три дня изъял компьютер. Запись полгода восстанавливали и восстановить смогли. Стоило это очень дорого, а фирма, восстановившая запись, получила благодарность от Бастрыкина. Толкнувшую осудили на четыре года условно, — рассказывает лидер профсоюза.

Пашкин признает: если в случае конфликта с гражданским человеком видео будет не в пользу полицейского, вероятно, оно «пропадет».

Не несут ответственность

Если видеорегистраторы у полицейских — новая для России практика, то тюремщики носят их давно. До этого отделы полиции и объекты ФСИН были оборудованы стационарными видеокамерами.

Ситуация с видеофиксацией у правоохранителей подробно разбирается в докладе российских правозащитников в Комитет против пыток ООН 2018 года, подготовленном при участии ОВД-Инфо.

В докладе отмечается, что видеофиксация не прописана в законодательстве. Эти вопросы регулируют ведомственные приказы ФСИН и МВД, которых часто нет в открытом доступе. Никаких наказаний за фальсификацию или уничтожение видеозаписей закон не предусматривает.

Глава российского Комитета против пыток (КПП) Игорь Каляпин рассказал ОВД-Инфо, что к делам, которые ведет КПП, видеозаписи обычно не приобщают — хотя это важнейшие свидетельства в конфликтных ситуаций между гражданами и правоохранителями.

— Следователи стабильно затягивают отправку запросов об изъятии видео. Потом им очень медленно отвечают, и положенный срок хранения проходит. Ничем другим, кроме согласованности действий Следственного комитета с МВД и ФСИН, я объяснить это не могу, — говорит Каляпин.

Он подчеркивает, что в худшем случае за утрату видеозаписи правоохранители несут дисциплинарную ответственность — им объявляют выговор. Но иногда не происходит даже этого.

— Просто придумываются причины, почему камера не работала: была в ремонте, технический сбой. Громкое дело Оюба Титиева в Чечне: сколько камер там? Никто их проверять не стал, хотя защита об этом ходатайствовала, — продолжает Каляпин.

Глава Комитета против пыток приводит еще один пример. Когда на его сотрудников и сопровождавших их журналистов напали и сожгли автобус, по всей трассе стояли камеры, но все оказались «неработающими». В Нижнем Новгороде несколько лет назад полковника ФСБ убили в одиночной камере, рассказывает Каляпин. Полковник был особо важным обвиняемым, его специально посадили в «одиночку» с видеокамерой. Ночью туда зашли, забили его насмерть. Видеокамера в этот момент была выключена.

Хранить на стороне

В делах о причинении вреда полицейским следствие может отказаться смотреть записи уличных камер, полностью положившись на показания правоохранителей. Так было, например, в случае с Вячеславом Шатровским, осужденным за конфликт с полицейским во время «революции Мальцева». С такой же практикой сталкивается фонд «Общественный вердикт»:

— По нашим уголовным делам мы никогда не получаем нужный нам видеоархив. По делу Мухамедьяновой (об избиении и изнасиловании в отделе полиции в Магнитогорске — ОВД-Инфо) нам с трудом удалось добиться выдачи нужной нам видеозаписи, хотя и Следственный комитет на этом настаивал. Но мы получили ее очевидно монтированной, — рассказывает сотрудник фонда Асмик Новикова. — Из дела Макарова (о пытках в ярославской ИК-1 — ОВД-Инфо) следует, что видео с пытками снимали для отчета начальству: что было проведено воспитательное мероприятие.

Когда возбудили уголовное дело, следователь запрашивал видео из колонии. Ему прислали запись, но другую. На ней Макарова выводят из камеры, и он говорит, что не намерен выполнять приказы тюремщиков, к нему применяют силу.

— У нас есть дело Битаева — он заключенный, сидит в Красноярском крае. Его, как мы считаем, несколько раз необоснованно направляли в ЕПКТ и ШИЗО. Мы запрашивали видеоподтверждения нарушений, в которых его обвиняют. У нас есть шесть взаимоисключающих ответов, почему нам видео не могут предоставить, — говорит Новикова.

Сначала во ФСИН сказали, что у них был сбой электричества. Тогда правозащитники подали запрос в энергетическую компанию, ответственную за эту колонию. Им официально ответили, что сбоя электричества не было. Затем ФСИН сослалась на какие-то проблемы с жестким диском.

Сейчас правозащитные организации, по словам Новиковой, в вопросе видеофиксации больше занимаются ФСИН, чем МВД. Добиваются, чтобы хранением видеозаписей занималась структура, не связанная с ФСИН.

— Полиция не настолько изолированная структура. Всегда можно найти кого-то, то сидел в соседней камере и кого отпустили. Есть люди с улицы, которые видели, как человек целый и невредимый заходил в полицию, а через три часа его увезли на скорой. В колонии независимых свидетелей найти нельзя. Возможные свидетели в колонии — другие заключенные, которые, как и потерпевший, находятся в зависимости от потенциальных нарушителей, — поясняет она.

Республиканская автоинспекция закупила полтысячи чудо-устройств. Главная цель — уберечь постовых от клеветы

«Теперь это как табельное оружие, как жезл, как любой другой необходимый атрибут для несения службы», — так оценивают татарстанские гаишники новшество — нагрудные видеорегистраторы. С их помощью все конфликтные ситуации будут беспрерывно снимать в формате SuperHD. Китайское устройство уже помогло инспекторам поставить на место нескольких обнаглевших лихачей. О том, сколько Рифкат Минниханов потратил на новинку и поможет ли она победить дорожную коррупцию, — в материале «БИЗНЕС Online».

Республиканская автоинспекция закупила полтысячи нагрудных видеорегистраторов, которые будут беспрерывно снимать все конфликтные ситуации Фото: Максим Кирилов

НОВАЯ «ИГРУШКА» ИНСПЕКТОРОВ ГАИ

В середине сентября сотрудники ГИБДД Татарстана задержали пьяного агрессивно настроенного лихача на LADA Kalina. Молодой человек вел себя дерзко: набросился на сотрудников, покрыл их трехэтажным матом и пытался убежать от блюстителей дорожного порядка. Попытка скрыться мигом была пресечена, правда, с помощью грубой силы и наручников. Неадекватного доставили в отдел полиции «Авиастроительный» и приковали к лестнице, пока пытались его «оформить». Но внезапно задержанный решил сменить свой статус с правонарушителя на потерпевшего и начал головой биться о перила, нанося себе побои. Мужчина хотел обвинить инспекторов в нанесении ему телесных повреждений, но быстро отказался от этих идей, когда увидел на груди сотрудников ГИБДД небольшие портативные видеорегистраторы, снимавшие его отчаянные попытки покалечить себя. Именно эта видеозапись в итоге и помогла доказать правоту инспекторов.

Это один из примеров, когда оказался востребован нагрудный регистратор DMT-10, которыми в начале осени этого года оснастили все экипажи республиканских ДПС, заступающих на пост. Камера позволяет снимать видео с разрешением SuperHD 2560*1080. Корпус у регистратора водонепроницаемый и удароустойчивый, что немаловажно, учитывая условия применения. Самая маленькая масса изделия — 120 г, оно крепится на одежду в виде черной коробки. Устройство также оснащено автоматической инфракрасной подсветкой и встроенными Wi-FI- и GPS-модулями. Правда, есть у видеорегистратора и слабое место — аккумулятора на 3500 мАч хватает только на несколько часов, поэтому сотрудники ДПС носят дополнительные аккумуляторы, которые продлевают работу регистратора до завершения дежурства. Затем вся записанная информация переносится для хранения на специальный сервер. Позже руководители управления проводят выборочную контрольную проверку отснятых инспекторами видео. Само же устройство отправится к специальному терминалу для подзарядки.

Использование видеорегистраторов предусмотрено приказом министерства внутренних дел РФ №664, который предполагает осуществление сотрудником административных процедур при надзоре за дорожным движением с использованием систем видеонаблюдения, либо носимых видеорегистраторов. «Видеорегистратор помогает дать более объективную оценку тому, как инспектор ДПС взаимодействует с гражданином, — пояснил заместитель начальника ГИБДД по РТ Александр Разумнов. — Зачастую происходит так, что гражданин, пытаясь уйти от административной ответственности, может обратиться к нам с заявлением, что инспектор вел себя неправильно и некорректно. Могут также возникать и конфликтные ситуации. Тогда мы обращаемся к видеозаписи, которая дает ответ, соответствует заявление действительности или опровергает изложенные гражданином факты».

По его словам, был случай, когда водитель неоднократно не останавливался в ответ на требования об остановке, было организовано его преследование, в итоге его остановили, а через 10 часов он написал обращение, в котором заявил, что инспекторы ему якобы руку сломали. «Чтобы установить истину, мы просматривали видеорегистраторы сотрудников, которые участвовали в задержании, и записи показывали, что никаких противоправных действий они не предпринимали», — рассказал замнчальника УГИБДД по РТ. Он же в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» привел еще один пример, когда видеорегистратор помог восстановить истину, — громкий инцидент с участием инспектором полка ДПС ГИБДД УМВД России по Казани Марселем Бадрутдиновым и сотрудником 384-го военно-следственного отдела следственного комитета РФ по Казанскому гарнизону Игорем Пилипенко. Не будь видео, которое получило резонанс в соцсетях и СМИ, неизвестно, чем бы закончилась эта история.

«ЭТОТ прибор как табельное оружие, как жезл…»

Всего к концу августа, по информации источников «БИЗНЕС Online», республиканским УГИБДД было приобретено 505 таких приборов DMT-10 от китайской компании Diamante Technology. Как заверили собеседники в Госавтоинспекции, эта цифра закупки не была взята с потолка — расчет был произведен исходя из объективной потребности, зависящей от суточной нормы выставляемого на посты инспекторского состава. Закупленного количества приборов достаточно для оснащения каждого экипажа ДПС в Татарстане, заступающего на дежурство. «Инспектор, выходя на смену, получает прибор как табельное оружие, как жезл, как любой другой необходимый атрибут для несения службы», — отметил собеседник «БИЗНЕС Online».

Отметим, это устройство кажется на первый взгляд недешевым — в сети такие модели стоят от 15 тыс. до 24 тыс. рублей. При этом на сайте госзакупок за последний год есть только один аукцион, подходящий под описание. Конечная сумма этого контракта составила 7,78 млн рублей, в которую включена поставка только 460 видеорегистраторов именно из Китая. За исполнение заявки взялась небольшая местная компьютерная компания «Эксперт-Про», поставившее их по контракту как раз к концу августа этого года. Исходя из документации госзакупки, следует, что один нагрудный видеорегистратор обошелся почти в 17 тыс. рублей, что можно считать довольно демократичным выбором.

Один нагрудный видеорегистратор обошелся почти в 17 тыс. рублей, что можно считать довольно демократичным выбором Фото: Максим Кирилов

К слову, до этого сотрудники ГИБДД тестировали видеорегистраторы «Страж-ПВР», которые любезно закупило ГБУ «Безопасность дорожного движения» Рифката Минниханова за 9,9 млн рублей. Контракт включал в себя поставку 300 изделий по цене почти 25 тыс. за штуку, а также оборудование для обработки отснятых видео за 2,4 млн рублей. Отметим, что этот «Страж» 2015 года существенно уступает современным DMT-10 по всем техническим характеристикам. Как заверили корреспондента «БИЗНЕС Online» сами постовые на улицах Казани, старая модель была крайне неудобна. Крепеж был слабоват, и видеорегистраторы все время слетали во время погони за нарушителями. «Их техническое оснащение предусматривало наличие выносной камеры, а соответственно, и кабелей, и разъемов, что с практической точки зрения для сотрудников ДПС оказалось не очень удобно. Поэтому и было принято решение перейти на видеорегистраторы в виде моноблока», — пояснил собеседник «БИЗНЕС Online».

Морально устаревшие и неудобные видеорегистраторы нашли свое применение и после замены их DMT-10. Видеорегистраторы ПАВР-002 в количестве 113 штук были закреплены за сотрудниками экзаменационных и регистрационных подразделений, которые тоже страдают от неадеквата со стороны проваливших испытание водителей.

Аккумулятора хватает только на несколько часов, поэтому сотрудники ДПС носят дополнительные Фото: Максим Кирилов

«это полезно и для борьбы с коррупционным направлением…»

Поможет ли устройство ловить за руку самих инспекторов? Разумнов отмечает, что запись на видеорегистраторах ведется непрерывно и сам инспектор на этот процесс повлиять не может, ну или почти не может. «Да, конечно, как и любой прибор, устройство может быть отключено, — пояснил Разумнов. — Но все вот эти действия с прибором фиксируются в памяти самого устройства: отключение, подключение и так далее. На этот счет существует инструкция, по которой каждое отключение должно сопровождаться комментариями со стороны инспектора. Инспектор — это тоже человек, у него есть какие-то естественные потребности… И в этом случае он должен проинформировать, что производит отключение видеорегистратора, назвать время отключения и уважительную причину отключения. Если будет несанкционированное отключение, то инспектор за нарушение инструкции будет привлекаться к дисциплинарной ответственности».

«Мы заранее предупреждаем водителей о том, что их действия фиксируются на видео — у сотрудников на груди установлены таблички, свидетельствующие о том, что они ведут видео- и аудиозапись, — добавил замначальника УГИБДД. — Это все направлено на прозрачность отношений между сотрудником и участником дорожного движения. Все действия происходят в поле зрения видеорегистратора: автомобильного или переносимого. Понятно, что камера направлена не на сотрудника, но все, что он говорит, — все это фиксируется. Поэтому это еще полезно и для борьбы с коррупционным направлением. Такие факты тоже фиксируются с помощью видеорегистраторов».

В ряде других регионов подобные регистраторы уже поставлены «на вооружение» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЕСЛИ ЭТО РАБОТАЕТ В МИРЕ, ТО ПОЧЕМУ ЭТО НЕ МОЖЕТ РАБОТАТЬ В РОССИИ?»

В ряде других регионов подобные регистраторы уже поставлены «на вооружение». Так, ГИБДД Московской области еще в 2017 году была закуплена почти тысяча похожих приборов «Дозор-77». Впоследствии ими оснащались ДПС в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и других городах. Некоторые активные участники дорожного движения уже не понаслышке знают о «скрытых камерах» на груди инспекторов. Оценки и мнения от их использования разделились.

«Знаете, во время своего путешествия на велосипеде по миру я видел эти видеорегистраторы и в Великобритании, и США, и Китае. Судя по тому, что эти приборы повсеместно используются и не вызывают нареканий к работе полиции этих государств, то я считаю, что эта новинка проверена временем в других странах, раз не зря она так активно используется. Она на самом деле дисциплинирует отношения двух сторон: полицейских и граждан, с которыми они вступают в контакт. Это будет и доказательной базой, и поможет формализовать отношения в рамках правового поля. Поэтому я абсолютно приветствую эти вещи», — прокомментировал новинку председатель наблюдательного совета группы охранных предприятий «Контр» Ильдус Янышев.

Во многом с ним согласен и представитель «Федерации автомобилистов России» в Татарстане Рамиль Хайруллин, фиксирующий большое количество жалоб на некорректность поведения некоторых инспекторов. Он же отметил наличие ряда подводных камней в этой истории. «Но если там случится что-то такое, что он внезапно в самый ответственный момент вдруг отключится и не записывает… — задался вопросом Хайруллин. — Бывают ситуации, когда просматриваешь записи, которые выкладывают водители, а там оказывается не все. Там обычно фиксируются какие-то моменты неподобающего поведения сотрудников, и они выкладываются. Если на видеозапись водителей не все попадает, то где гарантии, что на запись инспектора тоже все будет попадать? Как раз для этого и нужны эти две точки зрения, то есть водительское видео и с ГИБДД, которое позволит дополнить картину».

Впрочем, позицию Хайруллина не до конца разделяет тот же Янышев. По его мнению, никто из инспекторов не будет заморачиваться и заниматься фальсификацией отснятых видео — сложно, дорого, невыгодно. Куда проще некоторых грубым сотрудникам ДПС будет изначально вести должным образом. С Янышевым согласился вице-президент движения автомобилистов России адвокат Леонид Ольшанский: «Будут ли они корректировать видео в свою пользу? Ну, знаете ли, это целое дело: и накладывание голоса, и подбор актеров… Вырезать и подправить то, что им невыгодно, — это еще может быть. Но добавить что-то сверх зафиксированного будет очень тяжело». В целом Ольшанский видит в новой инициативе по использованию нагрудных видеорегистраторов больше отрицательного. «Отношения между водителями и инспекторами точно максимально прозрачными не станут. Это все пропагандируемая шумиха, — заявил адвокат. — Я отношусь отрицательно к этой мере. Она направлена снова против водителей, и так к самой слабой части конфликтов на дороге. Инспектору уже закон дает больше прав, чем водителю».

«Если это работает в мире, то почему это не может работать в России? — в противовес ему заметил Янышев. — Мы также спорили о том, почему у нас платные парковки на улицах. Но стало же значительно лучше, порядка больше. Здесь то же самое — больше будет порядка. Когда я путешествовал, то записывал происходящее на свою камеру GoPro. Это тоже было своего рода моей защитой от противоправных действий, в том числе со стороны полицейских. Они видели на моей голове регистратор и не останавливали, потому что не хотели связываться. Это средство самозащиты лучше пистолета. А если она еще и в режиме онлайн, то это лучший телохранитель!»

Закон 2020 года чётко предписывает, что любое лицо является невиновным, пока его вина не доказана. Это распространяется и на уголовное право, и на административны нарушения. Казалось бы, ответ на вопрос, что делать, если у сотрудника ГИБДД нет фото и видеоматериалов в качестве доказательств нарушения, но тем не менее, он вменяет штраф или грозится лишением прав, достаточно прост: нет доказательств, нет и дела! Но не так всё просто, и есть в этом вопросе ряд тонкостей.

Никто из привлекаемых лиц не обязан доказывать свою невиновность, обвинительная сторона должна доказывать вину. То есть лицо не виновно, пока не доказано обратное.

Но работает это в отношении водителя не всегда. Исключением является фиксация на камеры, тогда, независимо от того, что собственник автомобиля мог и не быть за рулём, штраф выписывается на него в любом случае – даже при отсутствии его вины.

Из презумпции невиновности следует вроде бы логичный вывод о том, что если инспектор ДПС увидел нарушение, остановил водителя, составляет протокол и грозит передать его в суд для дальнейшего лишения или же выписывает постановление со штрафом, а никаких доказательств нарушения у него нет, то водитель считается невиновным.

А есть ли обязанность у сотрудника вести фото или видеосъёмку нарушений? Такой обязанности напрямую нигде не прописано. Административный регламент лишь предписывает, что видеозапись и фотографирование могут быть со стороны сотрудника ГИБДД, но не обязательно.

На дорогах России в 2020 году фактическое отсутствие фото или видеозаписи нарушения у инспектора ДПС практикуется довольно часто. Чаще всего фигурируют такие нарушения и привлечения по ним:

  • штраф за непропуск пешехода, где у инспектора нет ни фото-/видеозаписи нарушения, ни показаний самого пешехода, ни свидетельских показаний,
  • лишение прав за пересечение сплошной – причём, речь идёт не только об обгоне через сплошную без подтверждения видеозаписью, но и выезде автолюбителя с перекрёстка, когда тот задевает сплошную,
  • штраф за ремень также с отсутствием доказательства нарушения,
  • проезд на красный (в ряде случаев предусматривает в том числе лишение права управления),
  • и даже превышение скорости без фиксации специальным радаром.

Вот мы и подошли к главному ответу на наш вопрос о неимении доказательств в виде фотофиксации или видеозаписи нарушения водителем у сотрудника ГИБДД – насколько это законно?

Инспектор не обязан показывать видео нарушения. Такой обязанности просто нигде в законе прямо не прописано. В данной ситуации есть водитель – лицо в отношении которого инспектор ведёт дело, и рассматривающий дело – непосредственно сам инспектор. Если нарушение подпадает под лишение прав, то сотрудник ДПС уполномочен только возбудить дело протоколом, а рассматривать такое дело может только суд, куда инспектор и передаёт составленный протокол и при необходимости другие бумаги, указав в них все обстоятельства нарушения.

И в обязанности инспектора входит в том числе приобщить к делу доказательства нарушения – записать в протоколе об их наличии. В постановлении он может ничего не писать. Но, если водитель не согласен с вменяемым ему нарушением, то протокол должен составляться в обязательном порядке (ч.2 ст. 28.6 КоАП), где и может (но не обязательно) указываться наличие доказательств. При этом, водителю в протоколе обязательно нужно указать: «С вменяемым мне нарушением не согласен, требуется помощь защитника». Это существенно поможет при обжаловании.

Если в материалах дела доказательства не фигурируют, то судья или рассматривающее дело высшее должностное лицо всё же чаще принимают принесённые инспектором на слушание дела или на разбор доказательства в виде фото или видеозаписи нарушения (ч.1 ст. 26.2 КоАП).

Но вот водителю предъявлять и показывать по его требованию фото или видео нарушения инспектор не обязан и в таком требовании может отказать. При этом, это вовсе не значит, что видео или фотодоказательств у него нет, просто для дальнейшего разбора, вероятно, запись будет обрезана, чтобы выдать только нужные и удобные инспектору фрагменты.

Вообще, обжаловать можно любое постановление в течение установленного срока. Но не всегда это венчается успехом для водителя – всё зависит от оснований для обжалования. Что касается незаконности постановления ввиду отсутствия каких-либо доказательств, то здесь, увы, практика не на нашей стороне!

Есть презумпция невиновности, это мы обсудили выше. Но есть и присяга! Какая связь? Не очевидная. Дело в том, что на суде или при обжаловании штрафа фактически протокол является доказательством, как бы абсурдно это ни звучало, ведь протоколом лишь возбуждается дело, в нём делаются записи о нарушении. Какое же это доказательство?!

Но основание при вынесении решения о неудовлетворении жалобы автолюбителя чаще всего одно: нет оснований не доверять сотруднику полиции (в профессиональных кругах это используется даже как широко употребляемая аббревиатура: НОНДСП), ведь он принимал присягу. А раз принимал присягу, значит, врать не может. Это звучит ещё абсурднее, но увы, практика на 2020 год такова. В РОИ даже поднималась соответствующая инициатива запретить такое основание в принятии решений судами.

В Дагестане было отменено постановление мирового судьи о лишении прав за отказ от медицинского освидетельствования водителем за то, что единственное доказательство – видеозапись инспектора процедуры отказа водителя – получено недопустимым способом, потому что сотрудник ГИБДД не предупредил водителя о том, то ведётся видеосъёмка, что противоречит пункту 35 (в текущей редакции Приказа №664 – 38 пункта) Административного регламента.

Но самое главное судебное решение в вопросе наличия только протокола как доказательства нарушения и отсутствие показаний свидетелей, фото и видеоматериалов в деле, датируется 2018 годом и вынес его сам Верховный суд. Так, ВС РФ решил, что протокол не может являться доказательством в суде, и данных, указанных в нём, недостаточно для привлечения водителя к ответственности. И потому такое привлечение на основании только протокола незаконно.

Между тем, решениями верховных судов обязаны руководствоваться все нижестоящие инстанции.

Аналогично вышеописанному, не только штраф, но и лишение прав не может быть назначено без отсутствия видео и фотодоказательств.

Причём, речь идёт не только об освидетельствовании на состояние опьянения, где возможно лишение прав, а также об отказе от освидетельствования – в обоих случаях видеофиксация процедуры прямо предусматривает ведение видеосъёмки.

Также речь идёт и о возможном лишении за сплошную, за видоизменённые, скрытые номера и другие нарушения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *