Недействительность сделок при банкротстве

Недействительность сделок при экономической несостоятельности (банкротстве)

В процедуре экономической несостоятельности (банкротства) сделки могут быть признаны недействительными как по общим основаниям <*>, так и по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.

Следует отметить, что понятие сделки в Законе о банкротстве употребляется в широком смысле. Так, под сделками должника, которые могут быть оспорены по специальным основаниям, установленным Законом о банкротстве, понимаются не только действия граждан и юрлиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей <*>, но и действия, выразившиеся в исполнении обязательств (погашение должником долга в пользу кредитора, передача должником имущества в собственность кредитора), или иные действия, влекущие такие же правовые последствия (зачет, новация, отступное) <*>.

Закон о банкротстве называет как оспоримые, то есть недействительные сделки в силу признания их таковыми судом <*>, так и ничтожные сделки, то есть недействительные независимо от такого признания.

1. Недействительность сделок, нарушающих установленные ст. 100 Закона о банкротстве запреты

Установлены запреты, относящиеся к сделкам с имуществом должника или связанные с отчуждением предприятия как имущественного комплекса, совершаемые непосредственно в процедуре банкротства <*>.

Ничтожными являются следующие сделки:

1.1. совершенные управляющим по отчуждению имущества (части имущества) должника следующим лицам:

— в отношении которых судом вынесено решение о привлечении к субсидиарной ответственности;

— признанным приговором суда виновными в ложном банкротстве, сокрытии банкротства, преднамеренного банкротства, препятствовании возмещению убытков кредитору (кредиторам); при этом совершение одного из указанных преступлений независимо от снятия или погашения судимости делает невозможным отчуждение имущества (части имущества) должника названным лицам;

Часть 2 ст. 100 Закона о банкротстве указывает на круг лиц, который неограничен определенным делом о банкротстве. Это, в частности, подтверждается и тем, что неполная реализация управляющим по делу о банкротстве имущества должника, а также наличие сведений о находящемся у третьих лиц имуществе должника, подлежащем включению в конкурсную массу по делу о банкротстве, и его реализации влекут невозможность определения размера субсидиарной ответственности, что является основанием для приостановления производства по делу в силу абз. 2 ст. 145 ХПК <*>.

Соответственно, при неполной реализации управляющим по делу о банкротстве имущества банкрота не может быть вынесено решение суда о привлечении к субсидиарной ответственности определенных лиц, виновных в банкротстве, что само по себе исключает применение ч. 2 ст. 100 Закона о банкротстве исключительно к лицам, виновным в банкротстве конкретного должника.

Учитывая изложенное, полагаем целесообразным ведение реестра указанных лиц, с которыми могли бы ознакомиться в процессе осуществления своих функций управляющие;

1.2. по продаже без соответствующего согласования предприятий как имущественных комплексов или иного имущества определенной категории должников <*>.

При этом вышеназванное согласование производится после принятия соответствующего решения собранием (комитетом) кредиторов до начала торгов или до заключения договора купли-продажи в случае, если продажа осуществляется на основании такого договора без проведения торгов.

Полагаем, что согласие соответствующего госоргана может быть получено управляющим путем направления письма с просьбой о согласовании продажи предприятия как имущественного комплекса, которое должно быть рассмотрено данным органом в пределах компетенции, а ответ направлен управляющему;

1.3. по продаже предприятий как имущественных комплексов или иного имущества должников, не указанных в ч. 3 ст. 100 Закона о банкротстве, в процедурах санации и ликвидационного производства без решения управляющего, согласованного с собранием (комитетом) кредиторов должника.

Решение указанного вопроса относится к компетенции собрания (комитета) кредиторов. При этом решение собрания (комитета) кредиторов оформляется протоколом, который составляется в двух экземплярах, один из которых направляется в экономический суд в течение пяти дней с даты проведения собрания кредиторов <*>;

1.4. крупные сделки и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность управляющего, заключенные без согласия собрания (комитета) кредиторов и уведомления об этом экономического суда, если иное не установлено законодательными актами, планом санации должника или планом ликвидации (прекращения деятельности) должника <*>.

В отличие от Закона о банкротстве в Законе о хозобществах под крупной сделкой понимается не только одна, но и несколько взаимосвязанных сделок, влекущих приобретение, отчуждение или возможность отчуждения хозобществом прямо либо косвенно денежных средств и (или) иного имущества, стоимость которого составляет 20 и более процентов балансовой стоимости активов этого общества.

Учитывая системное толкование указанных норм, полагаем, что в целях сохранения имущества должника в суд может быть предъявлен иск о признании ничтожными и нескольких взаимосвязанных сделок, влекущих отчуждение имущества должника.

Лица, являющиеся заинтересованными в отношении управляющего, определены в абз. 20 ч. 1 ст. 1 Закона о банкротстве;

1.5. с имуществом должника, совершаемые лицами, в распоряжении которых находится это имущество, в следующие сроки: со дня, когда лица, которые распоряжаются имуществом должника, узнали (должны были узнать) о вынесении экономическим судом определения об открытии конкурсного производства и до прекращения производства по делу о банкротстве или завершения ликвидационного производства.

Указанное относится не только к договорам купли-продажи, поставки, мены и т.д., но и к договорам, предусматривающим перемену лиц в обязательстве.

Ситуация из судебной практики

Экономический суд установил факт ничтожности договора перевода долга от 14.01.2014, заключенного между ООО «Э», ОАО «П» и ООО «Б», на основании ч. 8, 9 ст. 100 Закона о банкротстве и ч. 1 ст. 170 ГК, поскольку в соответствии с определением экономического суда Гомельской области от 18.09.2013 (то есть до заключения оспариваемого договора перевода долга) в отношении ООО «Э» было открыто конкурсное производство.

Решение экономического суда Гомельской области от 29.12.2014 (дело N 293-13/2014).

2. Недействительность сделок, указанных в ст. 109 Закона о банкротстве

Сделки могут быть совершены должником (в отличие от ст. 100 Закона о банкротстве) в том числе до момента открытия в отношении его конкурсного производства.

Статья 109 Закона о банкротстве называет следующие сделки, которые могут быть признаны недействительными.

2.1. Сделки, совершенные в течение шести месяцев до начала производства по делу о банкротстве или после возбуждения в суде производства по делу о банкротстве, если эти сделки:

2.1.1. влекут предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими.

К предпочтительному удовлетворению требований может привести сделка, направленная на обеспечение исполнения обязательства должника перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки; сделка, которая привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредиторов по обязательствам, возникшим до ее совершения <*>.

Соответственно, сделка может быть оспорена, если один из кредиторов получил предпочтительное удовлетворение своих имущественных требований перед другими кредиторами, чьи требования возникли до заключения договора и подлежали удовлетворению в первоочередном порядке.

Следует обратить внимание, что основанием для признания сделки недействительной может быть только наличие требования кредитора, а не наличие задолженности перед кредитором, что может быть подтверждено судебным постановлением, возбужденным исполнительным производством и будет свидетельствовать о предъявлении кредитором в суд требований о взыскании задолженности.

Ситуация из судебной практики

Экономический суд решением от 13.02.2019 признал недействительным с момента совершения заключенный 14.03.2018 между ООО «К» (истец), ООО «С» и Р.В.В. договор перевода долга на сумму 18 500 руб. Однако в соответствии с постановлением апелляционной инстанции от 20.03.2019 решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении требования истца отказано. В то же время в соответствии с постановлением судебной коллегии по экономическим делам ВС от 15.05.2019 N 2-5/2019/336А/528К постановление апелляционной инстанции было отменено, а решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Так, между ООО «К» (должник), ООО «С» (новый должник) и Р.В.В. (кредитор) 14.03.2018 был заключен договор перевода долга в сумме 18 500 руб. Определением экономического суда от 19.06.2018 возбуждено производство по делу о банкротстве ООО «К» и открыто конкурсное производство.

По состоянию на момент заключения оспариваемого договора у истца имелась задолженность перед налоговым органом в размере 117 934,92 руб., заработной плате перед работниками должника в размере 6397,68 руб., образовавшейся с декабря 2017 г., и иными кредиторами, образовавшаяся в том числе до заключения оспариваемого договора, что подтверждалось судебными постановлениями и исполнительными производствами, возбужденными в отношении ООО «К».

В рассматриваемом случае оспариваемая сделка повлекла предпочтительное удовлетворение имущественных требований одного кредитора перед другими, что является основанием для признания договора перевода долга от 14.03.2018 недействительным;

2.1.2. связаны с выплатой члену кооператива (лицу), выходящему (исключенному) из кооператива, стоимости пая, выдачей иного имущества, осуществлением иных выплат или связаны с получением (отчуждением), выделом доли в имуществе должника-юрлица или ее стоимостного либо имущественного эквивалента участнику должника в связи с его выходом из состава участников должника.

Ситуация из судебной практики

Экономическим судом удовлетворены исковые требования ООО «Ф» (должник) о признании сделки по передаче по товарной накладной от 27.05.2014 и соглашению от 23.05.2014 имущества истца на общую сумму 79 605,35 руб. во исполнение обязательства по выплате стоимости части имущества и прибыли ООО «Ф» вышедшему участнику К., поскольку сделка была совершена в течение шести месяцев до даты открытия конкурсного производства — 18.07.2014 при наличии непогашенной задолженности перед кредиторами иных очередей, в том числе по заработной плате работникам организации.

Экономическим судом требование удовлетворено, так как совершенные в течение шести месяцев до начала производства по делу о банкротстве сделки должника, связанные с получением (отчуждением) либо выделом доли в имуществе должника участнику должника в связи с его выходом из состава участников, являются недействительными.

Также обращаем внимание на подход суда относительно исчисления сроков исковой давности с учетом п. 1 и ч. 1 п. 2 ст. 201 ГК: течение сроков исковой давности необходимо исчислять начиная с даты открытия конкурсного производства, поскольку в материалах дела и у сторон отсутствуют акты приема-передачи управляющему документов по финансово-хозяйственной деятельности ООО «Ф».

Решение экономического суда Гродненской области от 14.05.2018 (дело N 54-8/2018).

Читайте этот материал в ilex
*по ссылке Вы попадете в платный контент сервиса ilex

ГК РФ § 2. Недействительность сделок

  • Статья 166. Оспоримые и ничтожные сделки
  • Статья 167. Общие положения о последствиях недействительности сделки
  • Статья 168. Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта
  • Статья 169. Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности
  • Статья 170. Недействительность мнимой и притворной сделок
  • Статья 171. Недействительность сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным
  • Статья 172. Недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет
  • Статья 173. Недействительность сделки юридического лица, совершенной в противоречии с целями его деятельности
  • Статья 173.1. Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления
  • Статья 174. Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица
  • Статья 174.1. Последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено
  • Статья 175. Недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет
  • Статья 176. Недействительность сделки, совершенной гражданином, ограниченным судом в дееспособности
  • Статья 177. Недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими
  • Статья 178. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения
  • Статья 179. Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств
  • Статья 180. Последствия недействительности части сделки
  • Статья 181. Сроки исковой давности по недействительным сделкам

Открыть полный текст документа

Статья 103. Недействительность сделки, совершенной должником. 1. Сделка, совершенная должником, в том числе сделка, совершенная должником до даты введения внешнего управления, может быть признана судом, арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего по основаниям, предусмотренным федеральным законом.

2. Сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом, арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего в случае, если в результате исполнения указанной сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.
3. Сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.
4. Сделка, совершенная должником — юридическим лицом в течение шести предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом месяцев и связанная с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с его выходом из состава учредителей (участников) должника, по заявлению внешнего управляющего или кредитора может быть признана недействительной судом, арбитражным судом в случае, если исполнение такой сделки нарушает права и законные интересы кредиторов.
В случае признания должника банкротом и открытия конкурсного производства этот учредитель (участник) должника признается кредитором третьей очереди.
5. Сделка, совершенная должником — юридическим лицом после принятия заявления о признании должника банкротом и связанная с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с его выходом из состава учредителей (участников) должника, является ничтожной.
В случае признания должника банкротом и открытия конкурсного производства требование такого учредителя (участника) должника погашается из имущества должника, оставшегося после полного удовлетворения всех требований кредиторов.
6. Требование внешнего управляющего о применении последствий недействительности ничтожной сделки, предусмотренной пунктом 5 настоящей статьи, может быть предъявлено в течение срока исковой давности, установленного федеральным законом для применения последствий недействительности ничтожной сделки.
7. В случаях, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, иск о признании сделки недействительной или применении последствий недействительности ничтожной сделки предъявляется внешним управляющим от имени должника.
В случаях, предусмотренных пунктами 2 — 5 настоящей статьи, внешний управляющий предъявляет иски о признании сделок недействительными или применении последствий недействительности ничтожных сделок от своего имени.
Комментарий к статье 103
1. Комментируемая статья устанавливает правила, связанные с недействительностью сделок. Соответствующие правила присущи большинству конкурсных законодательств (как современных, так и древних), в то время как положения об отказе от сделок начали развиваться сравнительно недавно.
На протяжении веков вопрос опровержения сделок был одним из наиболее спорных и сложных вопросов конкурсного права, поскольку затрагивает интересы контрагентов должника, которые, вступая в сделку, могли не знать о финансовых сложностях должника и соответственно быть заинтересованы в сохранении силы сделки. Практические вопросы недействительности сделок поэтому нуждаются в серьезном теоретическом обосновании.
Доктрина выработала две теории, лежащие в основе опровержения сделок, — субъективную и объективную. Суть субъективной теории (возникшей из римского Actio Pauliana) в том, что признаваться недействительными могут сделки, в которых действия кредитора были направлены на причинение вреда должнику. Объективная теория связывает возможность признания сделок недействительными с некими объективными факторами, например с периодом времени, в течение которого заключена сделка, с видом сделки и т.п. Как будет показано ниже, Закон исходит только из объективной теории; субъективная теория в настоящее время не воспринята, что является недостатком Закона. Это означает, что мы не сможем признать недействительной сделку, не подпадающую ни под одну категорию комментируемой статьи, даже если доказано, что она совершена во вред кредиторам (заметим, что субъективная теория нашла проявление в нормах Закона 1992 г., Закон 1998 г. ее уже не воспринимал).
2. В отличие от отказа от сделок признавать сделки недействительными внешний управляющий не уполномочен: одно из его прав в соответствии с ч. 5 п. 1 ст. 99 Закона — право предъявлять в арбитражный суд от своего имени требования, связанные с недействительностью сделок, заключенных либо исполненных должником с нарушением требований НАСТОЯЩЕГО (выделено мной. — М.Т.) Федерального закона. Противоречие снимается, если учесть, что п. 1 комментируемой статьи говорит о недействительности сделки по основаниям, предусмотренным федеральным законом, имея в виду, очевидно, любой закон, включая ГК.
3. В силу п. 1 комментируемой статьи возможно признание недействительными сделок, заключенных как до, так и после возбуждения конкурсного процесса. Недостатком Закона является то, что комментируемая статья не определяет период, в течение которого должны были быть заключены сделки, чтобы можно было признать их недействительными. Сроки исковой давности, установленные для исков о недействительности конкретных сделок, применить сложно, так как исковая давность начинает течь, когда внешний управляющий узнал либо должен был узнать о сделке. Соответственно он может поставить вопрос о недействительности сделки, совершенной сколь угодно давно, т.е. за пределами сроков исковой давности.
4. Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником с заинтересованным лицом (заинтересованность определяется по общим правилам); условием ее опровержения являются убытки, которые причинены либо могут быть причинены кредиторам или должнику. Конкретный период заключения таких сделок не установлен; вопрос о признании их недействительными можно ставить, если они заключены в течение года (срок исковой давности по сделкам оспоримым, к каковым, как представляется, относятся сделки рассматриваемой категории) с момента заявления требования. Однако этот вывод очень спорный, поскольку исчисление сроков исковой давности в данной ситуации должно быть связано с осведомленностью управляющего. В результате мы приходим к выводу о том, что п. 2 комментируемой статьи никак не решает вопрос о сроках заключения сделок, следовательно, это могут быть любые сроки, в том числе и достаточно длительные (например, управляющий обнаружил сделку с заинтересованностью, заключенную семь лет назад).
5. Пункт 3 комментируемой статьи допускает признание недействительными сделок, которые влекут предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими. Понятия предпочтительного удовлетворения Закон не раскрывает, т.е. оно может толковаться достаточно широко: едва ли не любая сделка, в порядке исполнения которой кредитор получил какое-либо имущество, может быть названа направленной на преимущественное удовлетворение требований кредитора.
По данному основанию признаются недействительными сделки, совершенные после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления. Сразу возникает вопрос о возможности опровержения сделок, совершенных в течение пяти дней (а на практике это может быть более длительный срок) между подачей заявления в суд и принятием этого заявления (эта же проблема возникает и в связи с положениями п. 4 и п. 5 комментируемой статьи). Очевидно, Закон не имел цели изъять заключенные в течение указанного времени сделки из-под своего действия, но буквальное толкование является иным, поэтому для того, чтобы при решении данного вопроса проблем не возникало, необходимо какое-либо официальное толкование.
Обращает на себя внимание тот факт, что по рассматриваемому основанию могут быть признаны недействительными сделки не только с кредиторами, но и с иными лицами. В связи с этим на практике, очевидно, возникнет проблема защиты интересов тех из них (особенно это касается третьих лиц), которые не знали и не могли знать о том, что данная сделка влечет какое-то предпочтительное удовлетворение и на этом основании может быть признана недействительной.
6. Пункты 4 и 5 комментируемой статьи говорят о недействительности сделок должника — юридического лица, связанных с выплатой (выделом) доли (пая) участнику в связи с его выходом из состава участников юридического лица.
Важнейшая новелла Закона — дифференциация названных сделок (а главное, их последствий) с участниками по критерию момента их совершения.
Первая категория — сделки, совершенные в течение шести месяцев до подачи заявления о банкротстве. Эти сделки являются оспоримыми и могут быть признаны недействительными, только если доказано, что исполнение таких сделок нарушает права и законные интересы кредиторов (хотя целесообразнее связать возможность опровержения таких сделок с осведомленностью участника (знал либо должен был знать) о финансовых проблемах должника). Тем не менее Закон презюмирует добросовестность участника, доказательством чего является норма ч. 2 п. 4 комментируемой статьи, в соответствии с которой после применения последствий недействительности сделки участник становится кредитором 3-й очереди. Следует обратить внимание на то, что в рамках названных норм кредитором 3-й очереди станет и недобросовестный участник, чьи действия были направлены на нарушение прав и интересов кредиторов. Более того, ничего нельзя сделать и в ситуации, когда, например, участники в преддверии банкротства (шесть месяцев — не очень большой, с экономической точки зрения, срок) организуют выход крупного участника и получение им действительной доли.
Следует уточнить, что, даже будучи кредиторами 3-й очереди, бывшие участники не становятся конкурсными кредиторами (в силу ч. 8 ст. 2 Закона) и, следовательно, не голосуют на собраниях (п. 1 ст. 12 Закона).
Вторая категория сделок, связанных с выходом участника юридического лица, — сделки, совершенные после принятия заявления о банкротстве должника. Такие сделки являются ничтожными, а бывшие участники не становятся очередными кредиторами, а могут получить удовлетворение из имущества должника, оставшегося после полного удовлетворения требований всех кредиторов.
7. Вызывает вопросы положение п. 6 комментируемой статьи о том, что требования внешнего управляющего о применении последствий недействительности ничтожной сделки в соответствии с п. 5 комментируемой статьи могут быть предъявлены в течение срока исковой давности, установленного для применения последствий недействительности ничтожной сделки (в соответствии со ст. 181 ГК он равен десяти годам со дня, когда началось исполнение этой сделки). Целесообразность включения в Закон указанной нормы вызывает сомнения: содержащееся в ней положение и так следует из того, что сделка прямо названа ничтожной. Для оспоримых сделок, совершенных с нарушением норм комментируемой статьи, срок исковой давности будет равен одному году.
8. Требования, связанные с недействительностью сделок, рассматриваются во внеконкурсном порядке судом или арбитражным судом (третейский суд не запрещен, но и не упомянут в комментируемой статье, что позволяет дать двоякое толкование).
Из содержания комментируемой статьи следует, что полномочиями по обращению в суд обладает только внешний управляющий, если речь идет о недействительности сделок на основании п. 1 и п. 2 комментируемой статьи, и внешний управляющий или кредитор (не только конкурсный), если речь идет о недействительности сделок на основании п. 3 и п. 4 комментируемой статьи. Из п. 5 комментируемой статьи однозначно не следует, может ли кредитор заявлять указанные требования, но, думается, ответ должен быть положительным на основании систематического толкования норм п. 4 и п. 5 комментируемой статьи.
В тех случаях, когда требования, связанные с недействительностью сделок, может заявить только управляющий, возникает вопрос о порядке действия, если речь идет о сделке самого управляющего. В связи с этим представляется необходимым предоставить возможность обращаться в суд с названными требованиями любому из кредиторов, а также представителю учредителей (участников).
9. Пункт 7 комментируемой статьи определяет, от чьего имени заявляются в суд иски, связанные с недействительностью сделок. Если управляющий опровергает сделку по основаниям, указанным в п. 1 комментируемой статьи (т.е. по общим основаниям), он действует от имени должника. Если иск основывается на специальных основаниях (п. п. 2 — 5), то управляющий предъявляет такой иск от собственного имени (независимо от того, идет речь о признании сделки недействительной либо о применении последствий недействительности ничтожной сделки). Очевидно, кредитор обращается в суд от собственного имени.
10. Еще одна важная проблема, связанная с последствиями недействительности сделок, состоит в определении статуса кредиторов, исполнивших требования из недействительной сделки в соответствии с решением суда. Если сделка была исполнена обеими сторонами и суд вынес решение о двусторонней реституции (что является общим правилом), то контрагент должника возвращает ему все полученное по сделке и получает право требовать то, что сам передал должнику. Каким образом реализуется это право? Иными словами, в какую очередь удовлетворяются названные требования и подпадают ли они под мораторий?
Ответ на первый вопрос дан только п. 4 комментируемой статьи — это вызвано возможными сомнениями, так как речь идет об участниках должника, очередными кредиторами по общему правилу не являющимися. Возможно мнение, что в 3-ю очередь будут удовлетворяться и все остальные требования из недействительных сделок, кроме названных в п. 5 комментируемой статьи. Однако из сути отношений следует, что данные требования являются текущими, поскольку возникли в течение внешнего управления.
11. Представляется необходимым дифференцировать очередность, отнеся к более низшей очереди требования кредиторов, недобросовестность которых либо намерение причинить вред должнику или кредиторам доказаны. Кроме того, целесообразно определить в Законе, что могут быть признаны недействительными сделки, совершенные с целью причинить вред кредиторам (подобная норма была в Законе 1992 г.). При этом не имеет значения, в течение какого времени до инициирования конкурса такие сделки совершены.
За отсутствием в Законе названных положений приходим к выводу о том, что действующее законодательство исходит исключительно из объективной теории опровержения сделок; между тем сочетание ее с элементами субъективной теории было бы разумно и целесообразно.
На вопрос о том, подпадают ли требования из недействительных сделок под мораторий, однозначного ответа нет. Он может быть дан только в Законе путем прямого исключения данных требований из-под действия моратория. При отсутствии запрета мы видим: требование из недействительной сделки возникло на стадии внешнего управления, следовательно, оно является текущим и под мораторий не подпадает. Установление названного запрета представляется целесообразным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *