Нести обязательства

Неделимость предмета исполнения

Неделимость предмета обязательства (individuus) по российскому праву является безусловным основанием возникновения солидарной множественности, т.е. данная норма в этой части является императивной. Считается, что долевую множественность при неделимости предмета образовать в принципе невозможно ни законодателю, ни участникам отношений .

Поэтому, даже если бы позитивное право и не содержало бы указания на то, что обязательство нескольких лиц передать неделимый объект является солидарным, оно являлось бы таковым в силу самой природы вещей. Иного мнения придерживался В.И. Синайский, полагая, что солидарное обязательство нельзя смешивать с неделимым обязательством и в случае неисполнения последнего возмещение убытков распределяется так же, как и в долевом обязательстве, а не взыскивается солидарно, как это имеет место при солидарном обязательстве. Таким образом, неделимое обязательство имеет лишь внешний вид солидарного обязательства . Из современного гражданского закона России (п. 1 ст. 322 ГК РФ) следует, что неделимость является основанием для возникновения только солидарного, но не долевого обязательства. Однако теоретически можно образовать конструкцию, рассматриваемую В.И. Синайским. Ее особенность заключается в том, что само обязательство является все же солидарным в силу неделимости предмета, однако ответственность содолжников по возмещению убытков и уплате неустойки является долевой, ибо обязанность уплаты денежной суммы как наиболее распространенная форма ответственности является делимой и соответствующая сумма может быть разверстана между должниками в соответствии с установленными соглашением долями. Восприятие этого подхода образует солидарно-долевые обязательства или обязательства с неделимым предметом .

Гражданское и торговое право капиталистических государств / Отв. ред. К.К. Яичков. М., 1966. С. 254.

См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. С. 303.

Подробнее о различии между солидарностью и неделимостью см.: Голевинский В. О происхождении и делении обязательств. С. 301 — 302.

Несмотря на сказанное выше, нельзя все же не отметить, что математическая и физическая делимость предмета обязательства практически всегда возможна. Другое дело, что закон признает, например, вещи неделимыми тогда, когда их раздел в натуре невозможен без изменения их назначения (ч. 1 ст. 133 ГК РФ). Иными словами, вещь в принципе может быть разделена физически, однако при таком разделе ее назначение изменится. Некоторые иностранные законодательства, однако, полагают возможным отнести к неделимым такие объекты обязательства, которые по своей природе не поддаются ни физическому, ни абстрактному делению (ст. 1519 ГК Квебека) . Однако нельзя не заметить, что абстрактному делению может быть подвержен почти любой объект обязательства. Даже в таком своеобразном обязательстве, как обязательство не совершать определенных действий (отрицательном обязательстве), которое считается по существу своему неделимым , можно отыскать основания абстрактного деления, например по времени. На идеальные доли (partibus) может делиться и неделимая физически вещь, например живое существо. Любая вещь может делиться на идеальные, т.е. абстрактные доли. Таким образом, введение критерия абстрактного деления предмета обязательства может привести в принципе к исчезновению юридической категории неделимого предмета и, следовательно, к утрате необходимого правового инструментария для разрешения практических проблем.

Гражданский кодекс Квебека. С. 238.

См.: Голевинский В. О происхождении и делении обязательств. С. 263.

В некоторых законодательствах неделимость предмета обязательства раскрывается также и с помощью поименования отдельных случаев. Например, Гражданский закон Латвии 1937 г. в числе таковых называет случаи, когда какая-либо вещь нескольким лицам совместно доверена на хранение, получена в безвозмездное пользование, передана в наем или в залог (ст. 1674).

Неделимость предмета обязательства может быть не только физической, но и юридической. Разработчики проекта Гражданского уложения Российской Империи указывали, что неделимость имуществ и действий определяется как природным их свойством, так и хозяйственным назначением . Еще ранее В. Голевинский отмечал, что неделимость обязательств основывается всегда или на природном, или на экономически-юридическом свойстве предмета, которое исключает возможность дробления удовлетворения на части, и что, следовательно, неделимость обязательств не вытекает из одного произвола сторон .

Гражданское уложение. Проект / Под ред. И.М. Тютрюмова, сост. А.Л. Саатчиан. Т. 2. С. 211.

См.: Голевинский В. О происхождении и делении обязательств. С. 257.

Юридическая неделимость означает, что некоторая совокупность имущественных благ в принципе может быть разделена на самостоятельные части, однако по смыслу правоотношения или по закону этого не предполагается. Например, если объектом является предприятие как имущественный комплекс, его отчуждение в принципе возможно в качестве отдельных элементов, по частям, однако при совершении сделок с предприятием в целом стороны отношений имеют в виду именно предприятие в целом. Поэтому и такой предмет следует считать юридически неделимым. Другой пример приводится А.А. Ивановым, который указывает на неделимость комплекса прав, передаваемых в рамках договора коммерческой концессии .

Гражданское право. Т. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 4-е изд., перераб. и доп. С. 758.

Применительно к неделимости предмета следует упомянуть о возникающих на практике некоторых осложнениях в связи с расхождением в части делимого и неделимого предмета в основном и акцессорном правоотношении. Этот вопрос и найденный в судебной практике ответ на него можно проиллюстрировать на следующем примере.

Кредитная организация, которой банк уступил свои права требования по кредитному договору, заключенному им с акционерным обществом, и права по договору ипотеки, обеспечивающему исполнение обязательств по этому кредитному договору, обжаловала в судебном порядке отказ учреждения в регистрации перехода к ней прав по договору ипотеки.

Учреждение юстиции указало, что договором ипотеки здания, заключенным между российским банком и акционерным обществом, было обеспечено исполнение этим обществом обязательств по возврату кредитов, предоставленных ему банком на основании двух кредитных договоров. В соответствии с абзацем вторым п. 1 ст. 43 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» очередность залогодержателей устанавливается на основании данных Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП) о моменте возникновения ипотеки. В ЕГРП была внесена одна запись о регистрации одного договора об ипотеке (одной ипотеки), обеспечивающего исполнение обязательств акционерного общества перед банком, вытекающих из двух кредитных договоров. Поэтому данная запись не позволяет определить очередность залогодержателей.

Арбитражный суд признал отказ необоснованным. Залогодатель и залогодержатель вправе на основании одного договора об ипотеке одного недвижимого имущества обеспечить исполнение не зависящих друг от друга обязательств, вытекающих из нескольких самостоятельных договоров. Согласно п. 1 ст. 43 Федерального закона об ипотеке имущество, заложенное по договору об ипотеке в обеспечение исполнения одного обязательства (предшествующая ипотека), может быть предоставлено в залог в обеспечение исполнения другого обязательства того же или иного должника тому же или иному залогодержателю (последующая ипотека).

Согласно п. 5 ст. 46 Федерального закона об ипотеке правила об удовлетворении требований залогодержателей по предшествующей и последующей ипотекам не применяются, если залогодержателем по предшествующей и последующей ипотекам является одно и то же лицо. В этом случае требования, обеспеченные каждой из ипотек, удовлетворяются в порядке очередности, соответствующей срокам исполнения соответствующих обязательств, если федеральным законом или соглашением сторон не предусмотрено иное.

При заключении договора ипотеки стороны (банк и акционерное общество) имели право определить, в отношении какого из кредитных обязательств ипотека будет считаться предшествующей и какого — последующей.

При уступке банком прав по одному из кредитных договоров третьему лицу (кредитной организации), повлекшей переход прав по договору об ипотеке, банк и это лицо также могли определить очередность, в которой их права требования обеспечены ипотекой одного объекта. Поскольку цедент и цессионарий об этом не договорились, каждый из них является кредитором по самостоятельному кредитному договору и оба они выступают как сокредиторы-залогодержатели по одному договору об ипотеке и имеют право получить удовлетворение своих требований, обеспеченных ипотекой, из суммы, вырученной от реализации предмета ипотеки, в размерах, пропорциональных размерам этих требований (ст. 321 и п. 1 ст. 334 ГК РФ).

При этом их требования, обеспеченные ипотекой, удовлетворяются в порядке очередности, соответствующей срокам исполнения соответствующих обязательств (п. 5 ст. 46 Федерального закона об ипотеке). Соответственно в зависимости от сроков исполнения обязательства они, исходя из аналогии закона, рассматриваются как обеспеченные предшествующей или последующей ипотекой (ст. 46 Федерального закона об ипотеке).

Таким образом, неделимость образуется в силу свойств предмета удовлетворения и в силу указания закона. В литературе выделяют неделимость договорную, когда предмет исполнения в принципе делим по существу и закон не относит его к неделимым, но сами стороны своей волей обозначают его как неделимый . Однако по иному воззрению договорная неделимость предмета не может образовать неделимость обязательства . Применительно к вопросу о рассматриваемом основании солидарности следует принять во внимание лишь такой предмет обязательства, который в силу закона или по природе своей является неделимым. В тех случаях, когда сторонам угодно установить солидарность в обязательстве с делимым предметом, им нет необходимости устанавливать ее посредством искусственного придания делимому предмету имени неделимого; достаточно прямо указать на солидарность в обязательстве.

См., напр.: Трепицин И.Н. Гражданское право губерний Царства Польского и русское в связи с Проектом гражданского уложения. Общая часть обязательственного права. Варшава, 1914. С. 54.

См.: Голевинский В. О происхождении и делении обязательств. С. 257, 267 и др.

В связи с неделимостью предмета обязательства как основанием возникновения солидаритета следует особо отметить правоотношения, возникающие из синаллагматических обязательств. Из двусторонних договоров, как известно, возникают как минимум два обязательства, ибо каждая сторона является одновременно и кредитором и должником. В связи с этим правомерен вопрос: если обязательство одной коллективной стороны является солидарным в связи с неделимостью предмета, то означает ли это, что и корреспондирующее (встречное) требование этой стороны к другой стороне также является солидарным, хотя бы обязательство этой последней и не было неделимым? Например, два подрядчика обязаны построить дом совместно. Их обязательство в силу общего правила по российскому праву является солидарным. Обязанность заказчика заключается в уплате денег, и объект этого обязательства, следовательно, делим. Согласно п. 1 ст. 707 ГК РФ, если на стороне подрядчика выступают одновременно два лица или более, при неделимости предмета обязательства они признаются по отношению к заказчику солидарными должниками и соответственно солидарными кредиторами. Редакция этой нормы дает основания считать, что при солидарности обязанности, образовавшейся в связи с неделимостью предмета обязанности, корреспондирующее требование также является солидарным. Обращает на себя внимание императивность данного предписания, хотя, видимо, не имеется теоретических препятствий к тому, чтобы согласно условиям договора обязанность подрядчиков была солидарной, а требование — долевым, сообразно их вкладу в строительство. Однако в отсутствие такого соглашения, судя по цитированной нами норме, следует признать наличие в этом случае солидарности долга и солидарности требования.

Синонимы «нести обязательства»

Введите слово и нажмите «Найти синонимы». Поделиться, сохранить:

Найден 1 синоним. Если синонимов недостаточно, то больше можно найти, нажимая на слова.

Синонимы строкой Скрыть словосочетания
,

Синоним, количество Частота
1 брать ответственность (3)

С тем же началом: нести обязательства за

С таким же концом: рабочие обязательства, выдававший товар в погашение обязательства, имеет обязательства, несла обязательства, получавший товар в погашение обязательства

Слова по отдельности: нести, обязательства

Другие слова на букву н

Синонимы к словам и словосочетаниям на букву:
А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я

Поделитесь, если помогло

Наверх На главную

  • Поиск занял 0.008 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем можно заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы, антонимы и предложения (нажмите Ctrl+D), ведь качественный онлайн словарь синонимов русского языка пригодится всегда.

Случайные слова и фразы: в воображении, проворство, лейколит

Предложите свой вариант синонима к «нести обязательства»

Музыка без авторских прав для ваших видео

Предыдущий | Оглавление | Следующий

§ 35. Объект обязательства

Литература: Анненков, Система русского гражданского права, т. III, стр. 20-35; Голевинский, О происхождении и делении обязательств, 1872, стр. 199-210; Бернштейн, Учение о разделительных обязательствах по римскому праву и новейшим законодательствам, 1871; Гордон, Юридическая природа альтернативных обязательств («Ж. М. Ю.» 1900, №9).

I. Альтернативные обязательства.

II. Видовые и родовые обязательства.

III. Делимые и неделимые обязательства.

Действие, составляющее содержание обязательства, должно быть настолько определенным, чтобы не возникало сомнения в возможности требовать от должника исполнения. Конечно, степень определенности может быть различной — можно обязаться продать бочку красного бордоского вина 1895 года, или бочку красного бордоского вина, или бочку красного вина, или, наконец, просто бочку вина. Эта постепенность в определенности объекта обязательства не изменяет силы отношения. Но если лицо обязалось продать вино без более точного определения количества и качества, то, за полной неопределенностью обязанности должника, обязательство не может приобрести юридической силы. Нередко, однако, неопределенность оказывается мнимой и содержание обязательства с достаточной точностью выясняется в зависимости от других обстоятельств. Такими обстоятельствами могут служить воля одного из субъектов или воля постороннего лица или же иной какой-нибудь факт. Например хозяин дома предлагает искателю квартиры несколько помещений в его доме равной цены, и наниматель дает задаток с тем, что выбор квартиры будет зависеть от его жены.

Обязательства, рассматриваемые с точки зрения содержания их, особенно со стороны их определенности, представляют различные виды.

I. Альтернативные обязательства.

В противоположность простому обязательству, в котором обязанность должника сводится к выполнению одного какого-либо, заранее определенного, действия, в альтернативном обязательстве должник обязывается к выполнению одного из нескольких определенных действий. Обязательство определенно, насколько несомненно, что должник обязывается исполнить одно из указанных действий; неопределенность стоит в неизвестности, которое именно действие составит предмет исполнения. Каждое из действий имеет определенное значение, а потому выполнение каждого в части не будет отвечать существу обязательства. Примером альтернативного обязательства может служить такая биржевая сделка, в силу которой одна сторона, за уплату премии, приобретает право потребовать или продажи или покупки известных ценных бумаг. Завещатель обязывает наследника или предос-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.278

тавить известному лицу квартиру в доме или уплачивать ежегодно сумму денег, достаточную для найма подобного помещения. Напротив, не будет альтернативным такое обязательство, в силу которого должник обязывается исполнить совместно несколько действий, например по завещанию наследник обязывается предоставить известному лицу квартиру в наследуемом доме и выдавать ежегодно определенную сумму на содержание. В отличие от указанного обязательства, в котором несколько действий соединено частицей «и», для альтернативного обязательства характерна частица «или».

Возможность альтернативных обязательств, с точки зрения нашего законодательства, основывается, с одной стороны, на ст. 1530 т. X ч. 1, которая допускает включение в договор всяких условий, законом непротивных, с другой на ст. 612, 614, 618, 673, 683 и др. т. X, ч. 1, которые дают потерпевшему от правонарушения право выбора в способах удовлетворения.

При альтернативном обязательстве право выбора действия, которое должно составить предмет исполнения, зависит от соглашения или от постановления закона. В случае отсутствия указания на право выбора, такое право должно быть признано за должником, потому что какое бы из действий он ни исполнил, исполнение будет все-таки налицо. Это положение в нашем законодательстве основывается на том, что случаи сомнений должны быть толкуемы в пользу должника (т. X, ч. 1, ст. 1539 п. 5). В приведенном выше примере завещатель может предоставить или наследнику самому выбрать, что он предпочтет исполнить, или же даст отказчику право потребовать квартиры или денег.

Альтернативное обязательство превращается в простое, так что устраняются возможность и необходимость выбора, при следующих условиях: 1) вследствие особого соглашения между субъектами, 2) вследствие одностороннего заявления того из субъектов, которому предоставлено право выбора, 3) вследствие обнаружившейся невозможности одного из двух действий. Такая невозможность наступает или по вине одного из субъектов или без всякой вины с их стороны, по одному лишь случаю. Посмотрим, какие последствия будет иметь во всех этих случаях обнаружившаяся невозможность, предполагая только два действия.

А. Причина невозможности — простой случай.

1. Выбор принадлежит должнику: ему остается исполнить другое условленное действие.

2. Выбор принадлежит верителю: он может требовать от должника лишь исполнения другого условленного действия.

В. Причина невозможности — вина должника.

1. Выбор принадлежит должнику: ему остается исполнить другое условленное действие; следовательно, результат тот же, что и при случайной причине.

2. Выбор принадлежит верителю: он может требовать от должника или а) исполнения другого условленного действия или b) возмещения ущерба, причиненного неисполнением первого действия.

С. Причина невозможности — вина верителя.

1. Выбор принадлежит должнику: он может или а) исполнить другое условленное действие или b) возместить интерес неисполненного действия. 2. Вы-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.279

бор принадлежит верителю: ему остается требовать исполнения другого условленного действия, независимо от его обязанности возместить должнику ущерб, причиненный по его вине.

Указанные комбинации еще более усложняются, когда рядом с невозможностью исполнения одного из действий по вине которого-либо из субъектов, обнаруживается неисполнимость и второго действия под влиянием случая.

Близко примыкает к альтернативному обязательству, хотя и отличается от него, факультативное обязательство. Это тот случай, когда должник обязывается к известному действию, но с возможностью замены, по его желанию, другим действием. Например завещатель обязывает наследника передать пароход «Петр I» определенному лицу, с тем однако, что ему предоставляется заменить передачу парохода платежом равной по ценности суммы денег. В настоящем примере мы видим два действия, выбор между которыми принадлежит должнику. Различие между этим обязательством и альтернативным обнаружится тотчас, если мы предположим случайную гибель парохода. Если бы обязательство было альтернативным и должник обязывался бы или передать пароход или уплатить деньги, то, после гибели парохода, кредитор имел бы право требовать суммы денег. Между тем, в приведенном примере факультативного обязательства, вместе с гибелью парохода устраняется и обязанность должника уплатить равноценность.

II. Видовые и родовые обязательства.

Различие между теми и другими основано на том, какими признаками определяется действие, составляющее содержание обязательственного отношения. Если объект обязательства характеризуется признаками, свойственными целой категории действий, то обязательство будет родовым. Если, напротив, объект определяется признаками, присущими только данному действию, то мы будем иметь видовое обязательство. Так, например, продажа дома в известном городе, на определенной улице, под указанным номером, полна видовых признаков. Приглашение адвоката вести данное дело создает также видовое обязательство. Но обязательство доставить известное количество муки, хотя и определенного сорта, будет родовым, потому что возможен целый ряд таких же действий, способных стать предметом подобных обязательств. Приглашение адвоката вести всевозможные дела известного города является, по той же причине, обязательством родовым. В обязательствах родовых, когда действие состоит в передаче вещи, последняя определяется счетом, весом, объемом.

Обязательство, бывшее родовым при установлении, впоследствии превращается в видовое. Моментом такого превращения следует признавать не выделение из массы однородных предметов тех, которые должны быть переданы верителю, — потому что и после этого должник всегда вправе заменить их другими, не нарушая прав верителя, — а лишь действительное исполнение. Если подрядчик обязался доставить казенному учреждению известное число сажен дров, то отделение требуемого количества из всего прочего склада и наложение их на подводы еще не специализируют обязательства, так как ничто не мешает ему сложить отделенные дрова обратно или нагруженные возы отправить по друго-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.280

му адресу. Только с доставкой дров казенному учреждению можно сказать, что объект обязательства определился видовыми признаками.

Практическое значение различия между родовыми и видовыми обязательствами сводится у нас к отличию договоров продажи и поставки. В римском праве имел весьма важное значение вопрос о превращении родового обязательства в видовое, потому что с этим связан был другой вопрос, кто несет риск гибели или повреждения вещи при купле-продаже. Но в настоящее время вопрос этот разрешается на других началах.

III. Делимые и неделимые обязательства.

Действие, составляющее содержание обязательства, может быть признано делимым, когда оно может быть выполнено по частям, когда оно допускает разделение его без нарушения сущности, так что каждая часть действия имеет то же содержание, как и целое, и отличается от последнего только количественно. Действие, не допускающее такого разложения на части, признается неделимым. Соответственно тому и обязательства, по способности к делению их объекта, различаются как делимые и неделимые. Например обязательство по займу, вообще по платежу известной суммы денег, или обязательство по поставке муки, должны быть признаны делимыми, потому что плата части денег, доставка пуда муки составляют по существу такие же действия, как платеж и доставка целого. Напротив, неделимо обязательство выстроить дом, и потому укладка фундамента не будет частью всего, так как она не однородна с оставшейся работой, или неделимо, например, обязательство перевезти груз из Петербурга в Казань, потому что оставление его на половине дороги, в Москве, рассматривается, по цели договора, не как исполнение в части, а как совершенное неисполнение. Неделимы вообще все обязательства с отрицательным содержанием. Но условия соглашения и закон могут в некоторых случаях изменить естественную способность действий к делению.

Практическое значение вопроса о делимости обязательства состоит не в том, что делимое действие может быть исполняемо должником по частям, потому что, по общему правилу, всякое обязательство должно быть исполнено одновременно вполне и веритель не обязан принимать частичного исполнения, если только воля сторон или закона не установила обратного. Неделимость обязательства возбуждает интерес в случае множественности субъектов на активной или пассивной стороне и в случае наследования такого обязательства несколькими лицами, а) Если в обязательстве будет несколько верителей или должников, то устанавливается отношение, подобное солидарному: каждый из нескольких верителей вправе требовать исполнения всего в его пользу, каждый из нескольких должников обязан исполнить все по требованию кредитора. Такой результат возникает из существа объекта обязательства, а не от соглашения или воли закона, как это имеет место при солидарности. b) Если право по неделимому обязательству перешло к нескольким наследникам, то каждый из них, независимо от доли участие в наследстве, может потребовать от должника исполнения, с обязанностью произвести потом расчет с сонаследниками. Когда же по наследству перешло обязательство с его пассивной стороны, то кредитор может требовать полного удовлетворения от каждого из наследников, независимо от его наследственной доли, а исполнивший вправе обратиться к сона-

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права — М.: «СПАРК», 1995. С.281

следникам за расчетом. Однако между неделимостью обязательства и солидарностью существует различие, при всей их близости. Солидарность имеет в своем основании сделку или постановление закона, тогда как в основании неделимости обязательства лежит природа действия, составляющая его содержание. Поэтому, если устранится эта причина связи между несколькими должниками, предмет обязательства заменится другим, делимым, например, денежной суммой, — солидарная связь тотчас отпадает.

Предыдущий | Оглавление | Следующий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *