Оскорбления по национальному признаку статья

1. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично, в том числе с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», лицом после его привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года, —

наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от одного года до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

2. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично, в том числе с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет»:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) организованной группой, —

наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до шестисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от трех до шести лет.

Комментарий к Ст. 282 УК РФ

В силу ст. ст. 19, 29 Конституции государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничений прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Также запрещается разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (ч. 5 ст. 13 Конституции).

Комментируемая статья 282 УК РФ представляет собой реализацию конституционного принципа недопустимости экстремизма как деяния, направленного на возбуждение ненависти или вражды.

Содержащаяся в ней норма направлена на охрану общественных отношений, гарантирующих признание и уважение достоинства личности независимо от каких-либо физических или социальных признаков, и устанавливает уголовную ответственность не за любые действия, а только за те, которые совершаются с умыслом, направленным на возбуждение ненависти или вражды, а также на унижение достоинства человека или группы лиц, в связи с чем конституционные права граждан не нарушает, а охраняет .
———————————
Определение КС РФ от 19.02.2009 N 154-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чулкина В.А. на нарушение его конституционных прав статьей 282 Уголовного кодекса Российской Федерации».

2. Объектом посягательства выступают общественные отношения в сфере равноправия граждан независимо от их пола, языка, происхождения, рода занятий, национальной, расовой принадлежности или отношения к религии.

3. С объективной стороны состав преступления состоит в оказании активного воздействия на людей с помощью документов, слов, рисунков и действий, предпринятых с целью побуждения их к совершению определенных действий, зарождению у них решимости и стремления совершить определенные действия или же способствования уже существующему намерению. Состав преступления является формальным, считается оконченным с момента совершения хотя бы одного действия, направленного на возбуждение ненависти либо вражды, а равно на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам их принадлежности к определенным полу, расе, национальности, языку или в зависимости от происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе.

4. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно на унижение достоинства человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе, влекут уголовную ответственность по ч. 1 комментируемой статьи 282 Уголовного кодекса РФ только в том случае, если они совершены публично или с использованием СМИ (например, выступления на собраниях, митингах, распространение листовок, плакатов, размещение соответствующей информации в журналах, брошюрах, книгах, в информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования, включая сеть Интернет, и иные подобные действия, в том числе рассчитанные на последующее ознакомление с информацией других лиц).

Под враждой следует понимать не только мотивы, но и отношения и действия, проникнутые неприязнью, ненавистью.

Унижение чести и достоинства человека или группы лиц представляет собой отрицательную оценку личности в обобщенном виде, направленную на ее дискредитацию, подрыв авторитета человека как в глазах окружающих, так и в своих собственных, так как честь и достоинство — нравственные категории, связанные с оценкой личности окружающими и самооценкой человека в его сознании конкретной личностью .
———————————
Определение ВС РФ от 08.04.2010 N 65-О10-1.

Под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц. Критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических или религиозных убеждений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды.

5. Публичность предполагает обращение к неопределенному, как правило, широкому кругу лиц. Если такое обращение адресовано одному или нескольким конкретным лицам, то такие действия не образуют публичности.

6. При установлении в содеянном в отношении должностных лиц (профессиональных политиков) действий, направленных на унижение достоинства человека или группы лиц, судам необходимо учитывать положения ст. ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, принятой Комитетом министров Совета Европы 12 февраля 2004 г., и практику Европейского суда по правам человека, согласно которым политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ; государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий. Критика в СМИ должностных лиц (профессиональных политиков), их действий и убеждений сама по себе не должна рассматриваться во всех случаях как действие, направленное на унижение достоинства человека или группы лиц, поскольку в отношении указанных лиц пределы допустимой критики шире, чем в отношении частных лиц (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2011 N 11).

7. Средствами массовой информации являются средства донесения различного рода информации (визуальной, звуковой, вербальной), рассчитанные на массовую аудиторию и действующие на постоянной основе (например теле-, радиовещание, газеты, журналы, глобальные компьютерные сети, в том числе Интернет).

8. Возбуждение ненависти, вражды, а равно унижение человеческого достоинства может привести к возникновению массовых беспорядков, вооруженному мятежу и другим преступлениям. В подобных случаях содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений.

Закон не конкретизирует действий, характеризующих объективную сторону преступления, а указывает лишь на их направленность, на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (призывы к расправе с лицами иной национальности, депортации и т.п.), на унижение национального достоинства (оскорбления, затрагивающие национальные чувства, клевета по расовым или религиозным признакам и т.п.). Это может быть пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности.

9. Не является преступлением, предусмотренным комментируемой статьей, высказывание суждений и умозаключений, использующих факты межнациональных, межконфессиональных или иных социальных отношений в научных или политических дискуссиях и текстах и не преследующих цели возбудить ненависть либо вражду, а равно унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2011 N 11).

10. Субъектом деяния является физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

11. Преступление совершается только с прямым умыслом и с целью возбудить ненависть либо вражду, а также унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе.

Вопрос о наличии в действиях лица, распространяющего материалы, включенные в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, признаков преступления или административного деликта решается в зависимости от направленности умысла лица (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2011 N 11).

При решении вопроса о разграничении комментируемого состава преступления со смежными, предусмотренными п. «л» ч. 2 ст. 105, п. «е» ч. 2 ст. 111, п. «е» ч. 2 ст. 112 УК и другими, следует иметь в виду, что насилие, применяемое при совершении преступления, предусмотренного комментируемой статьей, является не только выражением ненависти в отношении конкретного потерпевшего, но и направлено на достижение специальной цели — возбуждение ненависти или вражды в других людях (о чем, например, может свидетельствовать применение в общественных местах в присутствии посторонних лиц насилия в отношении потерпевшего (потерпевших) по признаку принадлежности к определенной расе или национальности, сопровождаемое расистскими или националистическими высказываниями).

12. Часть 2 комментируемой статьи 282 УК предусматривает квалифицирующие признаки преступления.

Прежде всего это совершение описанных в ч. 1 данной статьи действий, с применением насилия или угрозой его применения. Имеется в виду как физическое, так и психическое насилие (угроза). Степень насилия закон не указывает, следовательно, она может быть любой и влияния на квалификацию не оказывает. Однако, если насилие привело к убийству потерпевшего или причинению тяжкого вреда здоровью, то содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений.

Насилие, применяемое при совершении преступления, предусмотренного комментируемой статьей, является не только выражением ненависти в отношении конкретного потерпевшего, но и направлено на достижение специальной цели — возбуждение ненависти или вражды в других людях (о чем, например, может свидетельствовать применение в общественных местах в присутствии посторонних лиц насилия в отношении потерпевшего (потерпевших) по признаку принадлежности к определенной расе или национальности, сопровождаемое расистскими или националистическими высказываниями) (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2011 N 11).

Совершение данного преступления лицом с использованием служебного положения (специальный субъект) предполагает, что эти действия выполняют не только должностные, но и любые другие лица, чье служебное положение позволяет им использовать его для совершения данного преступления.

К лицам, использующим свое служебное положение, относятся, в частности, должностные лица, обладающие признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК России, государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, а также иные лица, отвечающие требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК.

Использование служебного положения (п. «б» ч. 2 ст. 282 и ч. 3 ст. 282.1 УК) выражается не только в умышленном использовании указанными выше лицами своих служебных полномочий, но и в оказании влияния исходя из значимости и авторитета занимаемой ими должности на других лиц в целях совершения ими действий, направленных, в частности, на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе.

Квалифицирующим признаком является также совершение преступления организованной группой.

13. Рассматриваемое преступление согласно закону (ч. 3 ст. 15 УК) относится к преступлениям средней тяжести.

Одной из важнейших функций государства является обеспечение равных прав граждан вне зависимости от их принадлежности к какой-либо социальной, культурной, религиозной группе, их пола, национальности, расы, языка, убеждений.

Концепция равенства всех граждан, недопущения разжигания социальной, расовой и вражды, оскорбления какой-либо нации, заложена в статьях 13, 19 и 29 конституции Российской Федерации.

Под возбуждением ненависти или вражды подразумевается публичное высказывание идей, направленных на создание конфликтов между различными социальными, национальными, религиозными группами.

Выражение неприязненного отношения к гражданину на основании его принадлежности к определенному полу, национальности, расе, религиозной конфессии, квалифицируется как унижение человеческого достоинства.

Возбуждение ненависти либо вражды, унижение человеческого достоинства – преступления, угрожающие общественному согласию, имеющие далеко идущие последствия. Войны, межнациональные конфликты, вражда между отдельными группами населения возникают из-за непогашенных вовремя очагов ненависти.

Статья 282 УК РФ

Для обеспечения выполнения заложенных в конституции норм за возбуждение ненависти к социальной группе, унижение по национальному признаку принята статья 282 Уголовного кодекса РФ, предусматривающая следующие виды наказания:

  • штраф;
  • принудительные работы;
  • лишение свободы сроком до шести лет.

В первой части статьи 282 предусматривается наказание за публичное, с использованием сети Интернет или других средств массовой информации оскорбление по национальному признаку, статья также предусматривает наказание за публичное унижение человеческого достоинства одного или группы лиц.

За совершенное деяние в зависимости от тяжести совершенных деяний предусмотрены следующие виды наказания:

  • штраф в размере 100-300 тысяч рублей (размер штрафа может быть увязан судом с заработной платой или иным доходом правонарушителя за срок от двух до трех лет);
  • принудительные работы сроком 1-4 года с запретом на занятие должности или выполнения определенной деятельности сроком до трех лет;
  • лишение свободы от двух до пяти лет.

Во второй части статьи 282 предусмотрено наказание за возбуждение социальной, национальной, расовой или религиозной вражды, унижение человеческого достоинства при отягчающих обстоятельствах.

Такими обстоятельствами может быть использование служебного положения при совершении деяния, совершение его группой лиц, а также под угрозой насилия или при его применении.

Наказание за преступление в таком случае будет более жестким:

  • размер штрафа возрастает до размера от 300-600 тысяч рублей (также штраф может быть увязан судом с совокупной заработной платой или иным доходом за 2-3 года;
  • принудительными работами сроком 2-5 лет с запретом на занятие должности или выполнения определенной деятельности на срок до трех лет;
  • заключение сроком от трех до шести лет.

Оскорбление по национальному признаку

Статья 282 затрагивает действия, направленные на публичное возбуждение ненависти и вражды к другому государству, национальности, религиозной группе. Действие должно носить публичный характер. Например, высказывание экстремистского толка, опубликованное в социальной сети или публично высказанное в телевизионной или интернет-трансляции, подпадает под квалификацию статьи.

Высказывание также должно быть направлено на разжигание ненависти или вражды. В качестве примера можно привести обоснование необходимости преследования, геноцида, других экстремистских действий в отношении какой-либо национальности, социальной или религиозной группы.

В то же время публично высказанная критика религиозного течения, национальных обычаев и традиций не может быть рассмотрена как разжигание ненависти или вражды.

Судебная практика

Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды активно карается российскими судами. Количество осужденных по статье 282 постоянно растет. В 2011 году было вынесено 82 обвинительных приговора по статье, годом позже количество обвинительных вердиктов уже возросло в два раза. В 2014 году опять произошел скачок до 307 осужденных по статье. Тенденция роста сохранилась и в 2015 году – по статье было осуждено 588 человек. В 2016 году количество обвинительных приговоров вплотную приблизилось к тысяче.

Российское законодательство трактует оскорбление личности как унижение чести и достоинства определённого гражданина, в случае если оно выражается в неприличной форме. Однако иногда на практике, отличить оскорбление от выражения собственного мнения в жесткой форме бывает достаточно сложно.

Что является оскорблением

Данное понятие носит субъективный характер и во многом зависит от личного восприятия. Некоторые люди не обращают внимания на откровенные ругательства, в то время как другие, даже строгие замечания, высказанные в свой адрес, принимают за оскорбления. Если обидчик, высказываясь в адрес оппонента, обоснованно указывает его ошибки, не соглашается с его точкой зрения, высказывает недовольство поведением и при этом, несмотря на эмоциональную форму высказываний, не применяет нецензурной лексики – это можно назвать выражением своего мнения.

В качестве примера приведем два варианта выражения начальником недовольства относительно качества работы, которую выполнял его подчиненный.

Несмотря на то, что высказывания в первом варианте представлены в эмоциональной форме, назвать их оскорблением нельзя. Они представляют собой скорее грубое замечание. Тогда как во втором варианте присутствуют ругательства, нацеленные на то, чтобы унизить работника, заставить его переживать душевную боль, поэтому такое высказывание вполне можно квалифицировать как оскорбление.

Наказание за оскорбление личности

До 2012 года оскорбление личности являлось уголовным преступлением (ст. 130 УК РФ). Тяжесть такого преступления считалась небольшой и наказание за него не было жестким. При доказывании вины по такому обвинению в суде зачастую возникали сложности. Для этого требовались свидетельские показания или подтверждение факта оскорбления на видео или аудиозаписи. Основная проблема доказывания заключалась в том, чтобы доказать умысел виновного лица нанести оскорбление, а не просто высказать свое мнение.

По этим причинам судебная практика практически не содержала уголовных дел, отдельно рассматривающих факт оскорбления. Такие факты рассматривались лишь как дополнительные эпизоды в делах о телесных повреждениях, угрозах убийством или причинении вреда здоровью. Однако постепенно и такая практика сошла на нет.

На настоящий момент уголовное законодательство предусматривает только две статьи за оскорбление личности, в которых потерпевшими выступают спецсубъекты.

  • ст. 319 УК РФ, которая предусматривает ответственность за нанесение оскорбления представителю власти;
  • а также ст. 336 УК РФ – об оскорблении военнослужащих.

Ответственность за него сейчас предусматривает КоАП РФ, а именно ст. 5.61, которая имеет три части:

  1. Оскорбление личности.
  2. Публичное оскорбление.
  3. Непринятие мер для того, чтобы не допустить публичное оскорбление.

Ответственность за оскорбление личности

Факт изменения квалификации оскорбления с уголовного преступление на правонарушение не может не вызывать беспокойства граждан, столкнувшихся с грубым отношением и фактом унижения своего достоинства. Поскольку наказание за его совершение стало значительно легче.

Тогда как до 2012 года УК РФ предусматривал значительно большие размеры штрафов – до 40000 руб. Помимо этого обидчика могли обязать выполнять работы исправительного характера или ограничить его свободу на год. Штрафы за публичное оскорбление доходили до 80000 руб. (6 мин. зарплат), а также предполагались принудительные работы и возможность ограничить свободу на 2 года.

Публичное оскорбление

Обратите внимание! Законодательство РФ считает публичными высказывания на публике, произведенные устно или напечатанные в СМИ или других печатных произведениях.

Наказание за него – штраф:

  • Для гражданских лиц – 5000 руб.
  • Для должностных лиц – 50000 руб.
  • Для юридических лиц – 500000 руб.

Публичным будет являться оскорбление, которое высказано на общем собрании в присутствии большого количества людей, а также по телевидению, в СМИ или других доступных источниках информации.

Оскорбление в соц сетях

К информации, размещенной в интернет сетях имеет доступ большое количество людей. На настоящее время популярность интернета такова, что число его пользователей значительно превышает число зрителей или читателей СМИ. Однако вопрос относительно отнесения информации, размещенной на интернет ресурсах к публичной, продолжает оставаться спорным.

Дело в том, что законодательство РФ не содержит прямых указаний на то, чтобы считать публичными, размещенные на интернет-ресурсах оскорбления. К числу исключение относятся только сайты новостей, которым присвоен официальный статус СМИ.

Если проанализировать судебную практику по данному вопросу, то до некоторого времени в суде принято было приравнивать различные сайты и страницы в соц сетях к СМИ. Однако в последующем такая практика сошла на нет по причине сложности доказывания.

Сейчас существует возможность зафиксировать нотариально размещённые в сети оскорбления и «троллинг”, что значительно облегчит доказывание в суде.

Статья за оскорбление личности в соц сетях предусмотрена такая же, как за обычное оскорбление.

Оскорбление на рабочем месте

Мера ответственности в данном случае будет зависеть от места работы потерпевшего. Если он представитель власти, работающий в правоохранительных органах, полиции или являющийся кадровым военнослужащим и т д., его обидчик будет отвечать в рамках уголовного законодательства (ст.ст. 319, 336 УК РФ). При этом потерпевший в момент нанесения оскорбления должен исполнять свои должностные обязанности, находясь на службе. Если оскорбления нанесено в выходной день или период отпуска потерпевшего, оно не будет считаться нанесенным на рабочем месте.

Диспозиция статьи 336 УК РФ предполагает, что оскорбления нанесены военнослужащими друг другу. При этом они могут иметь как равный статус, так и являться начальником и подчиненным. Такое деяние предполагает помещение в дисциплинарную воинскую часть или ограничение по военной службе.

Иногда возникают сложные ситуации. Например, покупатель, недовольный обслуживанием, может оставить жалобу в книге отзывов, включающий нецензурные выражения и оскорбительные высказывания, подрывающие репутацию магазина. В данном случае имеется потерпевший, вещественное доказательство, которым будет являться жалобная книга, а также свидетели, ими будут являться, прочитавшие оскорбительный отзыв другие покупатели или сотрудники магазина.

С одной стороны, налицо обычное оскорбление личности. Однако при участии опытного специалиста в области права в данной ситуации возможно доказать, что оскорбление носит публичный характер, поскольку жалобная книга представляет собой официальный документ, доступ к которому имеет любой посетитель магазина.

Как законно наказать обидчика

Став жертвой оскорбительных высказываний, сделанных в ваш адрес, независимо от того были они публичными или обидчик находился с вами наедине, если они обидели вас, причинили душевные переживания и унизили достоинство, на обидчика необходимо составить заявление с требованием привлечь его к ответственности.

Несмотря на то, что наказание за клевету и оскорбление личности не является уголовным, ответственность за него предусмотрена законом, что поможет наказать лицо, причинившее обиду.

С этой целью необходимо обращаться в отделение полиции, органы прокуратуры или суда. Однако только одного составления заявления для наказания обидчика будет недостаточно. Помимо этого необходимо собрать доказательственной базу, а именно:

  • пояснение свидетелей, которые были очевидцами события;
  • видео или аудио запись (подойдут записи, сделанные на телефон сотовой связи, диктофон, автомобильный регистратор, камеры видеонаблюдения и т.д.);
  • вещественные доказательства (это могут быть письменные документы, содержащие оскорбительные высказывания, повреждённая одежда и биологические вещества, принадлежащие виновному.

Если ссора состоялось наедине с обидчиком, который к тому же отрицает этот факт, с доказательством его вины возникнут сложности. Обеспечить доказательную базу в таком случае можно, если привлечь косвенных свидетелей, которые разговаривали с вами после того, как произошел инцидент, засвидетельствовали подавленное состояние, в котором вы находились сразу после общения с обидчиком.

Данная категория дел рассматривается мировыми судьями в том районе, где было совершено деяние. Если в ходе слушания вина обидчика будет доказана, помимо штрафа с него можно будет взыскать судебные издержки.

Судебная практика имеет случаи, когда потерпевшие взыскивали с обидчиков моральный вред. Для этого потребуется опытный адвокат, который сможет доказать суду, что нанесенное оскорбление причинило существенный урон репутации, здоровью и вызвало глубокий душевный эмоциональный стресс.

Это определенные действия, направленные на то, чтобы убедить общество в превосходстве одной или незначимости другой национальности. Могут выражаться в обычном оскорблении человека, основанном на его принадлежности к этой нации. Для России особо актуальные деяния, так как под знаменами нашей страны уживаются сотни национальностей.

  • Межрасовая рознь. Те же самые деяния, которые основаны на расовых различиях. Такая проблема больше актуальна для США и Западной Европы, где на протяжении многих лет притесняли выходцев из Африки. В России проблема расизма проявляется в республиках.
  • Религиозная. Такая рознь происходит значительно реже, ибо в 21 веке религии уделяется все меньше внимания. Тем не менее, законодательство РФ активно защищает права представителей всех конфессий.

Оскорбление по национальному признаку, возбуждение ненавести или вражды

Одной из важнейших функций государства является обеспечение равных прав граждан вне зависимости от их принадлежности к какой-либо социальной, культурной, религиозной группе, их пола, национальности, расы, языка, убеждений. Концепция равенства всех граждан, недопущения разжигания социальной, расовой и вражды, оскорбления какой-либо нации, заложена в статьях 13, 19 и 29 конституции Российской Федерации. Под возбуждением ненависти или вражды подразумевается публичное высказывание идей, направленных на создание конфликтов между различными социальными, национальными, религиозными группами.

Выражение неприязненного отношения к гражданину на основании его принадлежности к определенному полу, национальности, расе, религиозной конфессии, квалифицируется как унижение человеческого достоинства.

Уголовный кодекс

Наказание за преступление в таком случае будет более жестким:

  • размер штрафа возрастает до размера от 300-600 тысяч рублей (также штраф может быть увязан судом с совокупной заработной платой или иным доходом за 2-3 года;
  • принудительными работами сроком 2-5 лет с запретом на занятие должности или выполнения определенной деятельности на срок до трех лет;
  • заключение сроком от трех до шести лет.

Оскорбление по национальному признаку Статья 282 затрагивает действия, направленные на публичное возбуждение ненависти и вражды к другому государству, национальности, религиозной группе. Действие должно носить публичный характер. Например, высказывание экстремистского толка, опубликованное в социальной сети или публично высказанное в телевизионной или интернет-трансляции, подпадает под квалификацию статьи.

Разжигание межнациональной розни

Англии предусматривает уголовную ответственность за угрожающие, обидные или оскорбительные высказывания или действия, которые либо сознательно направлены на разжигание расовой ненависти, либо реально могут привести к возбуждению такой ненависти. Статья 5 Закона об Общественном порядке 1986 г. запрещает произносить или демонстрировать угрожающие, обидные или оскорбительные слова в пределах слышимости или видимости лица, которому они могут причинить «беспокойство, тревогу или страдания» Существует также закон, запрещающий послать письмо или публиковать статью, носящие угрожающий или в высокой степени оскорбительный характер и направленные на причинение беспокойства или страха.

Что будет за разжигание межнациональной розни

Унижение чести и достоинства человека или группы лиц представляет собой отрицательную оценку личности в обобщенном виде, направленную на ее дискредитацию, подрыв авторитета человека как в глазах окружающих, так и в своих собственных, так как честь и достоинство — нравственные категории, связанные с оценкой личности окружающими и самооценкой человека в его сознании конкретной личностью

  • Совершение преступление с применением насилия или его угрозой. Ключевая характеристика здесь – тяжесть последствий (в том числе возможных).
  • Разжигание межнациональной вражды было совершено с использованием служебного положения.
  • Преступное деяние было совершено группой лиц по предварительному сговору.

Возможны ситуации, когда имеют место несколько квалифицирующих признаков.

Оскорбление нации какая статья

Умышленные действия, направленные на разжигание национальной, расовой либо религиозной вражды и ненависти, на унижение национальной чести и достоинства или оскорбление чувств людей в связи с их религиозными убеждениями, расовой, этнической принадлежностью, цветом кожи, языком, а также прямое либо косвенное ограничение прав или установление прямых либо косвенных привилегий по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и иных убеждений, пола, этнического и социального происхождения, имущественного положения, места жительства, по языковым или иным признакам, – наказываются штрафом от двухсот до пятисот не облагаемых налогом минимумов доходов граждан или ограничением свободы на срок до пяти лет, с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет или без такового. 2.

Одной из важнейших функций государства является обеспечение равных прав граждан вне зависимости от их принадлежности к какой-либо социальной, культурной, религиозной группе, их пола, национальности, расы, языка, убеждений.

Концепция равенства всех граждан, недопущения разжигания социальной, расовой и вражды, оскорбления какой-либо нации, заложена в статьях 13, 19 и 29 конституции Российской Федерации.

Под возбуждением ненависти или вражды подразумевается публичное высказывание идей, направленных на создание конфликтов между различными социальными, национальными, религиозными группами.

Выражение неприязненного отношения к гражданину на основании его принадлежности к определенному полу, национальности, расе, религиозной конфессии, квалифицируется как унижение человеческого достоинства.

Возбуждение ненависти либо вражды, унижение человеческого достоинства – преступления, угрожающие общественному согласию, имеющие далеко идущие последствия. Войны, межнациональные конфликты, вражда между отдельными группами населения возникают из-за непогашенных вовремя очагов ненависти.

Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды активно карается российскими судами. Количество осужденных по статье 282 постоянно растет. В 2011 году было вынесено 82 обвинительных приговора по статье, годом позже количество обвинительных вердиктов уже возросло в два раза. В 2014 году опять произошел скачок до 307 осужденных по статье. Тенденция роста сохранилась и в 2015 году – по статье было осуждено 588 человек. В 2016 году количество обвинительных приговоров вплотную приблизилось к тысяче.

Пропуск на время карантина Оплата и оформление больничного на время карантина
Статья 6.3 КоАП Статья за нарушение режима самоизоляции

1. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет»:

  • наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от одного года до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

2. Те же деяния, совершенные:

  • а) с применением насилия или с угрозой его применения;
  • б) лицом с использованием своего служебного положения;
  • в) организованной группой:
  • наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до шестисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от трех до шести лет.

Комментарии к ст. 282 УК РФ

1. В соответствии с ч. 2 ст. 29 Конституции РФ «не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства».

2. Непосредственным объектом преступления, предусмотренного комментируемой статьей, являются отношения, характеризующие конституционный принцип запрета пропаганды или агитации, возбуждающих национальную, расовую, религиозную или социальную ненависть и вражду, а также дискриминацию и унижение людей по политическим, этническим, социальным и иным признакам.

3. Объективная сторона характеризуется действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе.

Указанные деяния могут совершаться как отдельно, так и в сочетании друг с другом (например, возбуждение ненависти и унижение достоинства по признакам национальности и происхождения). Главное, они создают ситуацию стойкого отношения ненависти или относительно длительного состояния вражды по указанным в комментируемой статье основаниям (насильственные действия, разрушение культовых сооружений, воспрепятствование совершению национальных или религиозных обрядов и т.д.).

При оценке деяния надо иметь в виду, что оно основывается на оценке отдельной личности как представителя той или иной нации, расы и т.д., а не на обобщающих ее характеристиках.

Преступление имеет место только в том случае, если указанные в комментируемой статье действия совершены публично (см. комментарий к ст. 280) или с использованием средств массовой информации (см. комментарий к ст. 129).

4. Состав преступления формальный, преступление считается оконченным с момента совершения описанных в комментируемой статье действий, независимо от того, что цель виновным не достигнута — ненависть или вражда между указанными группами людей не возникла.

5. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

6. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

7. В качестве квалифицирующих признаков в ч. 2 комментируемой статьи указано совершение рассматриваемого преступления:

  • а) с применением насилия или с угрозой его применения;
  • б) лицом с использованием своего служебного положения;
  • в) организованной группой.

Под применением насилия понимаются причинение средней тяжести или легкого вреда здоровью, а также любые иные насильственные действия, не повлекшие вреда здоровью. В последнем случае они не должны содержать состав более тяжкого преступления (например, истязание, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы — п. «з» ч. 2 ст. 117).

Содержание остальных квалифицирующих признаков аналогично содержанию одноименных обстоятельств в других составах преступлений.

Через две недели Госдума должна принять во втором чтении законопроект о частичной декриминализации 282 статьи УК («Возбуждение ненависти и унижение человеческого достоинства»). Суть поправок — в замене уголовного наказания административным за первое нарушение по ч.1 ст. 282. Но главное, что появляется в новой редакции, — наличие умысла. Если его нет, то нет и преступления. Однако нерешенными остались вопросы профессиональной экспертизы, внутренней цензуры соцсетей и правил поведения пользователей. О том, что еще надо изменить в законодательстве, эксперты рассказали на круглом столе «Известий».

Повод для преследования

«Известия»: В первом чтении приняты поправки, декриминализующие часть 1 ст. 282 УК. Какова статистика подобных уголовных дел за последние два года? По данным ФСИН, сейчас за перепосты сидят 36 человек.

Александр Куренной, начальник Управления взаимодействия со СМИ Генеральной прокуратуры РФ: Мне эта цифра кажется сильно заниженной. По 282-й статье взрывной рост пошел с 2011 года, и каждый год прирост был почти 100%. В текущем году у нас зарегистрировано 762 преступления по всей 282-й. Это значит 762 уголовных дела. По некоторым материалам еще идет доследственная проверка. Еще год не окончен, то есть будет больше.

Александр Верховский, директор информационно-аналитического центра «Сова»: По этой статье довольно редко приговаривают к лишению свободы.

Александр Куренной: Да, но к ней часто добавляются другие статьи: у кого-то потом дома оружие находится, выявляют акты вандализма.

В 2017 году по статье 282 осудили 481 человека, причем 50 из них — в возрасте до 18 лет. В 2016-м — 421, а в 2015 году — 370. Идет постоянный рост, хотя не сказать что очень серьезный. В первом полугодии 2018 года — 381 человек, в прошлом году за первое полугодие было 230. Из них несовершеннолетних — 29. Я сейчас говорю только о завершенных уголовных делах, а так их значительно больше. Всем этим людям были вынесены приговоры. Однако реальные сроки получили далеко не все и даже не подавляющее большинство.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков Александр Куренной

Артем Кирьянов, первый зампредседателя Комиссии по общественному контролю ОП РФ: Неприспособленность Уголовного кодекса к интернет-реальности сыграла злую шутку. В реальности — цифровизация, криптовалюта, а УК почти ничего не знает про интернет. Законодательство традиционно отстает от реальной жизни. Как говорят юристы, любой самый лучший закон входит в правоприменительную практику от трех до семи лет.

«Известия»: В какой момент стало ясно, что статья неадекватно жесткая и ее нужно смягчать?

Артем Кирьянов: Под эту статью подпало много нелепых обвинений. В 2015 году журналистку привлекали за взятую из интернета фотографию 1943 года, где был виден флаг со свастикой. Был репост фоторепортажа блогера из Музея Второй мировой войны в Польше, лайк под кадром из фильма. Какие-то вещи зашли в публичное пространство и вызвали, мягко говоря, удивление.

Для меня важным моментом было, когда по жалобе администрации одного из городов на фотографии граждан с плохими дорогами началась доследственная проверка. Действия людей, пожаловавшихся на дороги, были квалифицированы как призыв к свержению конституционного строя. При этом статья 282 нужна. Это не наше изобретение, а нормальная практика для любого цивилизованного государства.

Александр Верховский: Мы привыкли говорить, что 282-я статья — о репостах, но она не про интернет. Просто чаще люди высказываются в интернете, и судят их обычно за посты в сети «ВКонтакте» и в меньшей степени — в «Одноклассниках», очень редко в Facebook, Twitter и т.д.

Такая статья была всегда — с момента принятия УК РСФСР в 1920-х годах — и до 2000-х годов по ней было очень мало дел, резкий рост пошел с 2011–2012 годов.

Сейчас в Уголовном кодексе уже шесть статей о публичных высказываниях, которые можно условно назвать «экстремистскими». Это еще призывы к экстремистской деятельности, оправдание терроризма, оскорбление религиозных чувств, призывы к сепаратизму и оправдание нацизма. 282-я статья дает из них самые большие числа, поэтому все про нее говорят. Сказался и медийный эффект.

Есть еще один важный момент. Хотя министр внутренних дел и говорит, что в полиции больше нет «палочной системы», отчетность никто не отменял. Но как оценивать результат? Когда Центр «Э» боролся с уличным расистским насилием, сотни человек пошли в тюрьму за конкретные нарушения, и преступлений стало меньше. С публичными высказываниями так разобраться невозможно. Любой из нас сейчас «ВКонтакте» за 10 минут найдет 10 поводов для уголовных дел, а еще через 10 минут будет еще 10 поводов. Поэтому фактически критерием стало само количество дел. В результате оно начало быстро расти.

«Известия»: Нужна ли вообще 282-я статья?

Александр Верховский: Правовой ответ на этот вопрос заключается в том, что СССР ратифицировал несколько международных конвенций, которые обязывают криминализовать такие высказывания. Мы не можем не иметь соответствующих статей. Либо нам надо выйти из всех этих конвенций. Во всех европейских странах, кроме Ватикана, есть аналоги таких наших статей, и везде это формальный состав, то есть без конкретного потерпевшего.

Артем Кирьянов: Пресечение экстремизма, статьи антитеррористической направленности обязательно должны быть, но как их расценивать в конкретной практике, важный вопрос. Буква закона позволяет толковать достаточно широко. Пока мы дождались пленума Верховного суда, много уголовных дел было доведено до приговора и люди получили наказание. Пришло время разобраться, что считать экстремизмом в интернете и каково должно быть наказание. Главное, что на сегодняшний день добавляется — умысел. Если нет умысла, то нет и преступления.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков Артем Кирьянов

Владимир Новицкий, президент российской секции Международного общества прав человека: В ст. 74 УК РСФСР было четко сказано: «Умышленные действия». В статье 282 говорится: «Действия, направленные на разжигание». Слово «умысел» выброшено, хотя разжигание ненависти и вражды не может быть совершено с косвенным умыслом — только с прямым. Неосторожная форма вины в данном случае применяться не может. У нас же применялся принцип объективного обвинения, а это средневековая практика. Руководствуясь этим принципом, в Индии по решению суда недавно высекли реку.

В закон о противодействии экстремистской деятельности, принятый в 1993 году, включено понятие «разжигание социальной розни», которое отсутствовало в советском кодексе. В его рамках почти любое критическое высказывание по любому поводу может быть расценено как разжигание розни к социальной группе. Наш закон настолько гибок, что запрещает проявление неприязни, например, к полицейским, нарушающим закон.

Важно, что часть 1 статьи 282 («Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием СМИ либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети интернет») не убирается совсем, а переносится в КоАП. Административное правонарушение — это почти стопроцентная гарантия признания человека виновным, как в случае с нарушением ПДД. Повторное нарушение уже влечет уголовную ответственность.

Необходима не просто декриминализация, но удаление из Кодекса об административных правонарушениях ответственности по этой статье. Ответственность должна быть только за действия, повлекшие какой-то вред. Формальный состав правонарушения недопустим — должен быть материальный состав, должны быть последствия.

«Известия»: Какова роль экспертов в таких делах?

Артем Кирьянов: Необходимо повышать уровень экспертного сообщества. Должен быть фильтр, который позволит суду назначать объективную и профессиональную экспертизу. Любая из сторон всегда может найти эксперта, который скажет то, что нужно в интересах заказчика. При наличии реестра судебных экспертов, квалификация которых признавалась бы независимой комиссией на основе специальных требований и стандартов, уже не возникало бы сумбура.

Александр Верховский: Существующая практика порочна не столько из-за качества экспертов, сколько из-за того, что от них хотят. Типовой запрос эксперту по делам об экстремистской деятельности будет таким: «Есть ли в тексте (изображении, видео) элементы возбуждения ненависти, признаки экстремистской деятельности?» Иногда даже спрашивают прямо: «К какой социальной группе возбуждается ненависть в этом тексте?» Почти во всех случаях эксперту задают правовые вопросы, а это законом запрещено делать. Эксперт, если он, например, лингвист, должен отвечать на лингвистические вопросы.

В подавляющем большинстве случаев по этим делам никакой эксперт и не нужен, но суд просто не примет материал без экспертизы. Откуда возьмется столько экспертов?

Лайк по правилам

«Известия»: Как понять, что твой пост в интернете нарушает закон?

Артем Кирьянов: Есть реестр материалов, которые решениями судов признаны экстремистскими, но доступ к ним закрыт. Его стоит открыть для администраторов соцсетей и медийного пространства, чтобы они сверялись, потому что не всё очевидно и понятно. Есть вещи, которые не выглядят экстремистскими, но ими являются, или наоборот. Декриминализация части 1 статьи 282 УК дает возможность предупредить противоправные действия, ведь первый случай пройдет без уголовного наказания. Бывает, люди не понимают, что нарушают закон.

Александр Верховский: Федеральный список экстремистских материалов — это зло. Действительно, никто не знает, что в нем написано, а гражданин должен понимать, что ему запрещено. Думаю, что изначальная мысль была благая: вместо того чтобы всех привлекать сразу по статье УК, мы запретим материал и за распространение этого материала будет административная ответственность. Но реестр принимали в 2002 году. С тех пор интернет развился, и теперь это вообще не работает. Запретили какой-нибудь ролик, но активный человек его подредактирует и опубликует, и надо заново его запрещать, потому что это уже не точная копия, и такой человек может многократно обогнать прокуратуру и суд.

Артем Кирьянов: До сих пор общество пребывает в уверенности, что в виртуальной реальности можно безнаказанно делать всё, что угодно. Если кто-то будет громко материться в публичном месте и кидаться стаканами в головы прохожим, окружающие расценят это как противоправное действие. Всё то же самое в интернете люди не считают таковым и очень удивляются, когда за пропаганду фашизма и расизма им потом приходится отвечать. Эта связка должна быть очевидна для пользователей. Нет задачи всех посадить.

Александр Куренной: В каждой соцсети есть правила, с которыми человек при регистрации должен согласиться, поставив галочку, только их никто не читает. А там упоминается, какая информация, в том числе и экстремистского характера, запрещена к размещению.

Решение пленума Верховного суда (судей обязали учитывать контекст размещения постов, значимость предполагаемого преступления, а также критически относиться к заключениям экспертов по таким делам. — «Известия») было сформировано на основе предложения Генпрокуратуры. Когда мы анализировали правоприменительную практику, выяснили, что очень часто экстремистская информация размещалась в соцсетях без реального умысла на возбуждение розни и вражды. В последние годы по многим материалам принимались решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков Владимир Новицкий

Владимир Новицкий: Когда человек сам не высказывает мнение, а ставит лайк или дизлайк — тут возможна чисто техническая ошибка: человек задумался и нажал не вверх палец, а вниз. Поди докажи, был у тебя умысел или нет.

Александр Куренной: Ни одного дела за лайк не было.

Владимир Новицкий: Это не значит, что их не может быть. За тот же перепост.

Александр Куренной: 95% всех дел за перепосты экстремистских высказываний приходится на «ВКонтакте».

«Известия»: Потому что там сидит молодежь?

Александр Верховский: Да. Но еще и потому, что «ВКонтакте» отвечает на любой полицейский запрос — это все-таки российская организация. Facebook может ответить, а может и нет. Поэтому его, скорее всего и не спросят.

Александр Куренной: И у Facebook Abuse Team работает объективно лучше, чем у «ВКонтакте». Это важный момент. Здорово было бы коллегам из IT-сферы взяться за самоцензурный кодекс. Он есть, но не очень хорошо работает.

«Известия»: Нужно ли создать перечень правил, в первую очередь для молодежи, что можно, что нельзя лайкать и постить?

Александр Куренной: Вряд ли молодежь это будет читать.

«Известия»: Если об этом говорить в школе?

Александр Куренной: Мимо ушей пропустят и всё. Это не будет работать. Я бы здесь выступал больше за усиление контроля за контентом техническими средствами. Он запостил картинку — она автоматически удалилась. Запостил второй, третий раз — удалилась. Ему надоест.

Артем Кирьянов: Когда удалили картинку, нужна ссылка с объяснением, за что удалили.

Александр Куренной: Генпрокуратура в начале осени подготовила предложение подвесить в российских соцсетях на каждой страничке зафиксированные виджеты. Ты увидел противоправный контент, нажал на кнопку, сигнал отправился в компанию, которая владеет этой сетью, и админы могут его удалить.

Каждый стал бы волонтером, и это бы помогло. Это не значит, что каждая страничка будет автоматически заблокирована, но это сигнал админу обратить на это внимание.

Совершенствование технических средств — бесконечный процесс. Законодательство никогда не успеет за техникой, а техника сама за собой успеть вполне способна. Тут промежуток между появлением чего-то нового и реакцией будет исчисляться месяцами, а не годами.

Александр Верховский: Если человека забанят в его родной сети, для него это может быть большей трагедией, чем если его привлекут к административной ответственности. В сети можно и сейчас пожаловаться, и да, можно сделать, чтобы жаловаться стало удобнее.

Но чтобы эти мягкие формы регулирования работали, жесткие формы не должны быть такими всеобъемлющими, как сейчас. Сейчас ситуация такая, что Уголовный кодекс пытается слишком много покрыть, не оставляя пространства для саморегулирования.

Предлагаемый законопроект вводит частичную декриминализацию, но не меняет описание преступления. СПЧ предлагает убрать оттуда злополучную «социальную группу». Ни в законе, ни в социальных науках нет единого общепринятого определения этого термина, поэтому нарушается принцип правовой определенности. Если еще какой-то вариант возбуждения ненависти недокриминализирован, давайте это прямо напишем в законе, не надо писать «и так далее». Плохо, когда «и так далее» написано в УК.

Возвращение в здравое русло

«Известия»: Какие еще статьи Уголовного кодекса следует изменить?

Александр Верховский: Предлагалось оставить в КоАП, но убрать из статьи 282 УК слова об унижении достоинства. Думаю, примерно половина дел — по этому элементу статьи. Люди часто грубо и нехорошо выражаются, но они ни к чему не призывали. Пусть они выразили свое расистское, очень плохое и предосудительное в моральном смысле отношение, но это — как оскорбление, а оскорбление у нас уже перенесено из УК в КоАП.

У нас есть статья об оскорблении религиозных чувств и статья «Реабилитация нацизма». С ними можно проделать ту же процедуру частичной декриминализации, как с 282-й: они похожи на нее. Под эти новые статьи перешли дела, которые до их появления точно квалифицировали по 282-й.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков Александр Верховский

Еще в Думе с февраля лежит законопроект о внесении изменений в статью 20.3 в КоАП о запрещенной символике. Именно она породила истории типа той, как девушка запостила историческую фотографию, как нарисовали у оппонента свастику на лбу и привлекают нарисовавшего за пропаганду нацистской символики, хотя он хотел сказать, что оппонент – фашист. Нужно буквально одно слово поменять в этой статье. Но законопроект, внесенный сенатором Антоном Беляковым, никуда не двигается. Принять бы его его наконец, вернуть здравый смысл.

Александр Куренной: Мы много работы ведем по декриминализации ряда статей УК: по 138.1 (Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации), к нашей позиции прислушиваются. Надеюсь, что она тоже будет изменена в сторону декриминализации, потому что встает вопрос умысла. Это наша последовательная позиция: возвращение правоприменительной практики в нормальное, здравое, логичное русло.

Александр Верховский: Есть 280-я статья («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»), по которой меньше приговоров, но тоже немало. Она упирается в очень широкое определение экстремистской деятельности. И хорошо бы увязать в определении это понятие с насилием.

«Известия»: Какова практика борьбы с экстремизмом в других странах?

Артем Кирьянов: Формирование современного российского права идет в рамках европейских традиций, в том числе и формирования законодательства, и правоприменения. Нет современной российской теории права, которая признавалась бы в мире как своя собственная со своей спецификой.

Александр Верховский: Если смотреть правоприменение по аналогичным статьям УК, которых в Германии тоже целая куча, там будут довольно большие цифры по сравнению с почти любой европейской страной. Правда, они включают то, что у нас было бы «административкой».

Германия оказалась впереди Европы всей в попытке отрегулировать соцсети: недавно вступил в силу закон о том, что они сами обязаны удалять контент, который противоречит двадцати статьям германского УК. Это вызвало достаточно серьезное напряжение, потому что сотрудники, например, Facebook не могут разобраться в германском уголовном праве. В России есть такой же законопроект, явно навеянный германским опытом.

Глобальные сети столкнулись с тем, что национальные законодательства предъявляют им несовпадающие требования. Что делать, непонятно.

Артем Кирьянов: Собирать «Ялтинскую конференцию» владельцев холдингов.

Александр Верховский: Уже была. В 2016 году Евросоюз подписал меморандум с главными игроками: Microsoft, Facebook, Twitter и YouTube. Меморандум называется Code of Conduct — правила поведения в сфере противодействия возбуждению ненависти. Сети должны следовать рамочному решению ЕС от 2008 года, куда вошли общие минимальные требования уголовных кодексов стран Евросоюза. Нам они тоже подходят. Ничто не мешает нашему правительству подписать ровно то же самое соглашение с теми же самыми сетями.

«Известия»: Если соглашение будет подписано, станет ли меньше уголовных дел?

Артем Кирьянов: Будет процедура коммуникации между государством и сетями. Роскомнадзор будет по рабочей процедуре выходить на владельцев сетей и администрировать совместно с ними.

Воспитай себя сам

«Известия»: За развитием цифры и общественных отношений законодательство не может успеть. Что нужно делать законодателям, общественникам, чтобы гармонизировать эти отношения?

Артем Кирьянов: Роль общественников — в просвещении, распространении информации о том, что такое экстремизм, унижение достоинства, межнациональная рознь. Нормальные правила поведения цивилизованного человека должны соблюдаться и в виртуальном пространстве. Практика саморегулирования должна быть в хорошем смысле навязана всем участникам рынка.

Владимир Новицкий: Можно сохранить гражданско-правовую ответственность, в том числе за оскорбление чести и достоинства, вред деловой репутации. Эта норма позволяет обратиться в суд, если кого-то задели по социальному, этническому или религиозному признаку. Если суд сочтет обращение уместным, даже взыщет рубль, это сможет предупредить подобные действия.

С точки зрения надзора за правоприменительной деятельностью Генпрокуратуре можно было бы предоставить дополнительные полномочия, которые позволили бы пресекать факты привлечения к ответственности в уголовном деле без должных оснований.

Александр Куренной: У нас есть ряд полномочий по надзору за тем, что творится в интернете. Мы выходим в суды с исками о блокировке интернет-ресурсов, если на них размещен противоправный контент. У нас есть полномочия по внесудебной блокировке, но решение может быть вынесено только генеральным прокурором или его заместителем, и применяется оно довольно редко — в самых вопиющих случаях, когда есть прямые призывы, к экстремистской деятельности.

«Известия»: Часто за последний год?

Александр Верховский: В 2017 году по внесудебной процедуре было 1247 пунктов, и количество растет, а по судебным уменьшается. В основном внесудебные — это ИГИЛ (организация запрещена в РФ. — «Известия»), но были и призывы выйти на митинги или явно по недоразумению попавшие туда тексты.

Александр Куренной: В нашей работе по выявлению такого контента львиная доля попадает в руки моих коллег от волонтеров-одиночек, которые обращаются через интернет-приемную, либо от волонтерских организаций, которые активно действуют в сети интернет и сами пытаются участвовать в регулировании. Интернет-общественность активна, и это еще один из вариантов саморегулирования.

«Известия»: Обращаются по поводу действительно экстремистских материалов или кто-то пытается с кем-то свести счеты?

Александр Куренной: Такое, наверное, тоже бывает. В любом случае суд принимает решение. Но присылают нам не только это. Противоправный контент — это и пропаганда наркотиков, и детская порнография. Спектр большой.

Александр Верховский: Надо понимать, что возмущающие нас неэтичные речи не исчезнут — они всегда были и всегда будут. Задача государства и общества — отсекать крайности, не пытаться принудительно всех сделать хорошими. Мы бы хотели, чтобы общественность лучше разбиралась в деталях, потому что в них всегда и находится разница между запрещенным и просто плохим.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *