Основания для постановки на учет в ПНД

Содержание

Многие люди не обращаются за психиатрической, а иногда и психологической помощью из боязни получить клеймо на всю жизнь или потому, что просто не знают, к кому идти и чего ожидать от консультации психиатра. Авторы книги «С ума сойти» не просто популярно объясняют разные психологические состояния и психиатрические диагнозы, но и составили краткий справочник на тот случай, если вам понадобятся психиатр или психотерапевт.

Чем отличаются психиатр и психотерапевт

Психиатр — специалист с медицинским образованием, который может и консультировать, и лечить, и определять дееспособность человека, и ставить официальный диагноз. Напрямую к нему обычно обращаются, только почувствовав какие-то серьезные «системные ошибки» в мышлении и поведении — странные скачки настроения, склонность к самоповреждению и суицидальные мысли, бредовые идеи и галлюцинации. В государственном лечебном учреждении у него еще и очень мало времени на каждого отдельного пациента — поэтому не стоит ожидать от такого врача детальной работы с вашими травмами из детства. Зато у психиатра больше знаний и опыта в лечении тяжелых диагнозов.

Психотерапевт — врач, который три года отработал психиатром, а потом прошел специальную переподготовку. Он может помочь как человеку, который долго не может оправиться от несчастной любви, так и больному с депрессией или расстройством личности. Такой специалист может использовать в лечении и психотерапевтические, и медикаментозные методы, может сочетать их.

Стоит учитывать, что психотерапевтом зачастую может назвать себя любой психолог, прошедший курсы переподготовки, поэтому стоит непременно поинтересоваться наличием медицинского образования и отношением к доказательной медицине.

Как проходит консультация у психиатра?

Что случится, если я попаду на прием к психиатру? Ничего страшного — вы просто побеседуете. Сам по себе поход к психиатру не означает автоматической постановки на учет, и для того, чтобы поставить диагноз, одной консультации недостаточно. Никто ведь не может гарантировать, что вы не ипохондрик, который начитался справочников по психическим расстройствам и нашел у себя пять заболеваний сразу.

В государственных психиатрических учреждениях существует два типа баз данных — для «легких» больных, чьи проблемы и особенности не опасны для общества (ваше попадание в эту категорию никого не касается, если только вами не заинтересуются спецслужбы), и то, что по старинке называется «учет» (формально такого термина в современной психиатрии уже нет), — для тех больных, которые потенциально могут стать нарушителями спокойствия.

Информация о вас может попасть в эти базы, только если вы обратитесь в психоневрологический диспансер (ПНД) или государственную психлечебницу — частнопрактикующие психиатры и врачи из платных клиник не обязаны фиксировать ваше состояние для общественных целей.

Но и в ПНД, если вы находитесь в ясном сознании, вас не могут поставить на учет без вашего согласия — а для этого вам надо будет указать данные паспорта и подписать определенные бумаги (нужно всегда внимательно изучать, что вы подписываете).

Кроме того, часто можно договориться с персоналом о платном приеме на условиях анонимности. В ходе беседы или нескольких бесед врач выяснит, насколько тяжела ваша ситуация, и при необходимости предложит психиатрическую помощь, которая может быть стационарной или амбулаторной.

Что такое амбулаторная психиатрическая помощь?

Существуют две формы амбулаторной помощи в государственных учреждениях — консультативно-лечебная и диспансерная. Первой вы пользуетесь добровольно — ходите к специалисту, когда чувствуете потребность, и можете перестать посещать его в любой момент. Она оказывается в том случае, если состояние больного не слишком тяжелое и прогноз благоприятный. В консультативную группу со временем вполне может перейти и пациент из другой категории — если его состояние заметно улучшилось.

При диспансерном наблюдении человек обязан регулярно появляться у участкового психиатра — либо специалисты приходят к нему на дом. Кроме того, его ставят на учет. Обычно такой режим устанавливается для людей, «страдающих хроническими или затяжными расстройствами с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями». Чаще всего речь идет о заболеваниях с психотическими симптомами — с галлюцинациями и бредовыми идеями или о тяжелых расстройствах личности, когда человек плохо адаптирован к жизни в обществе. Решение о том, чтобы взять пациента на такое наблюдение, принимает не один врач, а целая комиссия.

Если пациент более трех лет находится в устойчивой ремиссии — т.е. не проявляет симптомов заболевания, его снимают с учета (тоже решением комиссии). Но «три года устойчивой ремиссии» не означает, что при улучшении самочувствия вы можете пропасть на три года, а потом прийти и попросить, чтобы вас признали здоровым. Даже в нормальном состоянии надо периодически наведываться к доктору, чтобы он фиксировал все подвижки к выздоровлению.

Как психиатрический диагноз может повлиять на карьеру?

В консультативно-лечебной группе ограничения минимальны. Скорее всего, тот факт, что вы посещали такую группу, скажется на ваших шансах поступить на контрактную службу в армию, в силовые структуры или на госслужбу. Также к этой части вашего прошлого могут обратиться правоохранительные органы, если вы окажетесь как-то замешаны в расследовании. Больше эта информация никому не разглашается — и уж точно она не касается вашего потенциального работодателя.

Но есть нюансы: если вы собираетесь устроиться на работу в крупную корпорацию, существует вероятность, что местная служба безопасности может «пробить» вас и по закрытым медицинским базам. Разумеется, такие действия противозаконны, но, к сожалению, это не всех останавливает. Тут важно взвесить за и против — если вы явно не справляетесь с расстройством своими силами, вы все равно вряд ли задержитесь в корпорации, где к сотрудникам предъявляют жесткие требования.

Если вы попадете в группу диспансерного наблюдения, ограничения будут более серьезными: в частности, у вас возникнут проблемы с получением водительских прав (но, опять же, все решается индивидуально, в зависимости от тяжести расстройства). Впрочем, вряд ли можно назвать это несправедливой дискриминацией — человеку в состоянии тяжелой депрессии или с вероятностью психоза действительно нежелательно садиться за руль.

Также по закону нельзя будет владеть оружием, работать с детьми, быть допущенным на особо опасные работы и занимать должности, требующие высокой материальной ответственности. Ну и о госслужбе тоже можно забыть. Но если вы устроились на допустимую законодательством работу, наличие психиатрического анамнеза никого не касается. Кроме того, это не приговор на всю жизнь: решение о трудовых ограничениях в отношении конкретного человека принимается на пять лет, и его можно пересмотреть. А еще правительство обещает каждые пять лет пересматривать критерии трудовых ограничений в соответствии с достижениями науки.

Как диагноз влияет на признание вменяемости и дееспособности?

Вменяемость и дееспособность — разные понятия: первое используется только в уголовном праве в отношении людей, уже успевших совершить тяжкие преступления, а второе — при заключении любых сделок, как перед заключением договора (если есть сомнения), так и постфактум, если одна из сторон хочет его расторгнуть. Но и тот и другой термины определяют способность человека действовать по собственной воле, контролировать свои действия и осознавать их последствия.

Для оценки и дееспособности, и вменяемости проводится психиатрическая экспертиза. Собираются медицинские документы, фиксирующие состояние человека, и свидетельства со стороны его близких, соседей и работодателей, могут также привлекаться письма и дневники. Все это означает, что эксперты будут смотреть не просто на тяжесть диагноза, но и на течение заболевания, перспективы, склонность к обострениям и адаптированность человека к социальной жизни.

Далеко не все психические расстройства приводят к невменяемости и/или недееспособности — вряд ли агорафобия помешает вам продать дом или поможет избежать тюрьмы, если вы кого-то убили. Даже в тяжелых заболеваниях вроде шизофрении и биполярного расстройства первого типа могут быть продолжительные «светлые периоды», когда человек полностью способен отвечать за свои поступки.

Что выбрать: ПНД или частную психиатрическую клинику?

Если вы подозреваете, что ваши проблемы — из категории «малой» психиатрии (депрессия или повышенная тревожность), «светиться» в ПНД особого смысла не имеет: вы можете получить адекватную помощь у частного психотерапевта. Но если вы начали слышать голоса или у вас сильно путаются мысли, вам могут понадобиться сильнодействующие препараты, доступ к которым может быть затруднен в негосударственных медицинских учреждениях.

Stefano Pollio / Unsplash

Многие уверены, что, если они обратятся к психиатру, их поставят на учет, об их диагнозе станет известно на работе, их смогут насильно «упечь в дурку». По просьбе «Медузы» создатели проекта «Дело Пинеля», посвященного правовой стороне психиатрической помощи, отвечают на главные вопросы о правах пациентов.

Что будет, если я обращусь к психиатру? Меня поставят на учет?

Психиатрический учет — обязанность медицинских учреждений отчитываться о всех пациентах с заболеваниями психики — отменили еще в 1993 году. Сейчас наблюдение и лечение у психиатра делится на консультативно-лечебную помощь и диспансерное наблюдение, которое могут установить по инициативе лечащего врача и без согласия пациента.

Наблюдение у психиатра начинается с подписи под согласием на медицинское вмешательство. Поставив подпись, человек попадает в группу консультативно-лечебной помощи, подтверждает добровольность осмотра у врача и дает согласие, что будет принимать прописанные ему медикаменты и посещать специалиста, — но только если сам сочтет это нужным. Если человек, который получает консультативно-лечебную помощь, перестанет приходить, врач не станет выяснять, где он и что с ним.

В некоторых случаях психическое расстройство — как, например, параноидная шизофрения, — может протекать с частыми и тяжелыми обострениями или плохо поддаваться лечению. Если это происходит, комиссия психиатров по инициативе лечащего врача может установить за пациентом диспансерное наблюдение. Это не недобровольная госпитализация (для которой необходимо решение суда), это просто более пристальное наблюдение со стороны врачей. Это значит, что пациент лечится по собственному желанию, но ему надо посещать психиатра в диспансере через четкие временные промежутки — для осмотров и выписки препаратов. Для установления диспансерного наблюдения нужно долго смотреть за состоянием человека, чтобы понять особенности течения заболевания и его характер; устанавливать диспансерное наблюдение после первого же приступа болезни незаконно.

В то же время при диспансерном наблюдении у врача есть право осмотреть пациента, даже если тот письменно отказался от наблюдения в диспансере. Так, закон дает возможность психиатрам наблюдать за здоровьем пациента, предотвращать серьезные ухудшения состояния и помогать в решении бытовых и социальных проблем. Врач может приходить к пациенту домой, но не может насильно давать ему препараты. Если состояние человека стало лучше и ухудшений нет на протяжении длительного времени (точных временных рамок нет), диспансерное наблюдение могут прекратить.

На диспансерное наблюдение обычно берут в психоневрологических диспансерах (ПНД). В частных клиниках, как правило, занимаются только консультативно-лечебной помощью. Если человек посещает психиатра в частной клинике, информация об этом не попадет в базы данных государственных диспансеров, если только оттуда не пришлют запрос. По сути, обращаясь в частную клинику, человек становится «невидимым» для государственных медицинских организаций, оказывающих психиатрическую помощь.

Если обратиться в психоневрологический диспансер, об этом узнают на работе? А родственники?

Обращение в медицинскую организацию — это конфиденциальная информация, охраняемая законом врачебная тайна. Поэтому, если человек обратился в ПНД, никто не будет об этом сообщать — ни его начальству, ни в МВД. Даже если работодатель пришлет в диспансер запрос о том, обращался ли его работник за помощью, ему не дадут такой информации. Психиатр может предоставить какие-то сведения только тем, кого сам пациент указал в согласии на лечение.

О диагнозе человека могут сообщить кому-то без его ведома и согласия лишь в оговоренных законом случаях. Это может быть, например, запрос из другой медицинской организации, в которой лечится пациент. Сведения, представляющие медицинскую тайну, передаются в МВД, только если заведено и расследуется дело с участием пациента в любой роли (потерпевший, подозреваемый, свидетель). Прокуратура и органы уголовно-исполнительной системы тоже могут посылать запросы в психиатрические больницы и ПНД.

При психическом расстройстве запрещено что-то делать? Например, водить машину?

Сам по себе факт наблюдения у психиатра не означает каких-либо запретов, но иногда психиатр может ограничить права пациента после осмотра. Если у доктора возникают сомнения, может ли пациент в его состоянии заниматься тем или иным видом деятельности, человека направляют на врачебную комиссию, которая и принимает окончательное решение. Например, если у человека есть длительное или хроническое расстройство с частыми, стойкими, тяжелыми обострениями, ему могут запретить пользоваться оружием или водить автомобиль. Есть утвержденный список таких заболеваний, в который, в частности, входят шизофрения, биполярное аффективное расстройство и расстройства личности.

Существуют и ограничения по работе — но, как правило, они связаны не с диагнозом, а с состоянием человека. Многие медицинские противопоказания к определенным видам деятельности прописаны в приказе Минздрава. Если у человека, проходящего осмотр перед приемом на работу, уже диагностировано психическое расстройство из списка, и врач во время осмотра это узнает, он может направить пациента на врачебную психиатрическую комиссию. Та, в свою очередь, может не допустить человека к работе, если посчитает, что расстройство стойкое, тяжелое и с часто обостряющимися проявлениями. Например, для пациентов в нестабильном и тяжелом состоянии запрещены работа на высоте, в образовательных учреждениях или кафе. Когда состояние улучшается, это ограничение могут снять. Пока у пациента нет обострения, и врачи подтверждают его трудоспособность, он может спокойно работать — в том числе в школе.

Психическое расстройство не может быть и самостоятельным поводом для лишения родительских прав. Но в некоторых случаях оно может быть опасно для ребенка — например, быть причиной жестокого отношения к нему. Именно опасное или пренебрегающее поведение родителя с психическим расстройством будет поводом для лишения родительских прав, а не сам диагноз. Родительские права могут быть и только лишь ограничены из-за проблем с психическим здоровьем, влияющих на ребенка.

Имеет ли человек с психическим расстройством право на больничный? В нем указывают диагноз?

Психические расстройства не отличаются от инфекционных или других болезней. Иногда состояние пациента может быть таким плохим, что он временно теряет способность работать. В этом случае психиатр может ему выдать листок нетрудоспособности (больничный).

На листке нетрудоспособности не указывают диагноз. Психиатрические и наркологические организации имеют специальные печати для больничных, где не обозначается их профиль. Кроме этого, вместо слова «психиатр» на больничном может быть указано, например, «терапевт». Однако в листке нетрудоспособности обязательно должен быть адрес выдавшей его медицинской организации. Поэтому работодатель будет знать, что человек проходил лечение в психиатрическом учреждении — но не узнает, с каким расстройством.

Как действовать близким, если человек с психическим расстройством не хочет обращаться к врачу?

Если человек не хочет идти к врачу, специалиста могут вызвать его близкие, обратившись в ПНД по месту жительства или в частную клинику. Если врач сочтет их опасения обоснованными, то попросит написать заявление. В нем нужно будет указать конкретные факты, свидетельствующие о том, что у человека, вероятно, есть психическое расстройство. Это могут быть нарушения памяти, проблемы со сном, странные, откровенно не совпадающие с действительностью высказывания, разговоры с невидимыми собеседниками, подозрительность, поиск источников излучения и радиоволн и так далее. Заявление понадобится, даже если у человека уже есть психиатрический диагноз — у врача все равно должны быть основания для осмотра. После этого он сможет осмотреть человека на дому.

Возможно, что врач обнаружит у пациента признаки расстройства психики, но сочтет, что его состояние не представляет опасности ни для него самого, ни для окружающих. Тогда он может предложить пациенту подписать согласие на лечение и принимать препараты. В таком случае у человека будет право отказаться от лечения. Если же врач нашел поведение человека опасным, пришел к выводу, что тот не способен самостоятельно удовлетворять свои жизненные потребности или его состояние существенно ухудшится без психиатрической помощи, это может стать причиной для недобровольной госпитализации.

Вне зависимости от результатов осмотра родственники пациента могут оспорить выводы врача: у них есть право обратиться к главному врачу частной клиники или ПНД.

Marten Newhall / Unsplash

Что делать, если у человека острое состояние, но он этого не понимает?

Если состояние пациента ухудшается очень быстро и времени ждать врача из ПНД или частного психиатра уже нет, нужно вызывать скорую — неважно, из государственной клиники или частной. Например, некоторые пациенты с психическими расстройствами в состоянии ухудшения не осознают, что их действия опасны. Это могут быть физическая агрессия, высказывания о намерении совершить суицид или попытка самоубийства. В таких случаях не надо медлить с вызовом психиатрической бригады.

Конечно, родственники или близкие могут отвезти человека в психиатрическую больницу или диспансер самостоятельно, но это может быть рискованно. Если на скорой отказывают в отправлении бригады, можно потребовать к телефону старшего врача станции и объяснить ситуацию ему. Пациентов в остром состоянии должны осматривать психиатры скорой помощи.

Если человек ведет себя опасно или агрессивно, то при осмотре психиатр вправе не называть свою специальность, а медицинское освидетельствование возможно и без обязательного во всех других случаях письменного согласия пациента.

Осмотра врачом скорой достаточно, чтобы человека насильно положили в психиатрическую больницу?

Нет, эта процедура намного сложнее. По сути, недобровольная госпитализация начинается только в приемном покое больницы — даже если человека доставили туда на скорой. Врач скорой помощи должен всего лишь решить, есть ли показания для недобровольной госпитализации. Если психиатр в приемном покое больницы тоже считает, что они есть, человека помещают в стационар. В течение следующих 48 часов собирается комиссия психиатров и обсуждает этот вопрос. Если комиссия считает, что недобровольная госпитализация нужна, главный врач или другой представитель больницы обращается в суд (на подачу всех документов у больницы есть 24 часа) — и уже тот решает, госпитализировать человека без его согласия или нет.

Заседание суда должно пройти в течение пяти дней после получения документов из больницы. Такие дела рассматриваются в закрытом режиме, потому что касаются сведений, составляющих медицинскую тайну, но сам пациент имеет право принять участие в заседании. Ему могут отказать только в случае тяжелого психического состояния, но и это должно быть не устным и единоличным решением лечащего врача, а письменно оформленным решением врачебной комиссии. Если пациента не допускают к участию в судебном заседании, его интересы должен представлять юрист по доверенности или адвокат, назначенный судом.

Что делать, если человек хочет уйти из больницы?

Если пациента госпитализировали по его согласию, то он может в любой момент попросить выписать его из больницы, даже если врач это не рекомендует. При выписке по желанию пациента ему должны объяснить, к чему это может привести. После разговора с врачом человек с психическим расстройством может сам поменять свое решение и остаться в больнице.

Из этого правила есть исключение. Человек может находиться в больнице добровольно (то есть подписав согласие на лечение), но из-за попытки суицида или еще каких-нибудь опасных действий. Если врач видит, что пациент хочет выписаться из больницы, но опасность для его здоровья и жизни (или здоровья и жизни окружающих) сохраняется, то он может начать процедуру недобровольной госпитализации — опять же, с участием врачебной комиссии и через суд.

Недобровольная госпитализация может быть прекращена только по решению комиссии психиатров: ни о каком уходе из больницы по собственному желанию здесь уже не может идти речи.

Если человека без его согласия положили в больницу, он может отказаться от приема препаратов?

Нет. Пациенту имеют право давать препараты без его согласия только в двух случаях, и недобровольная госпитализация — один из них. Второй — принудительное лечение в качестве замены уголовного наказания. Право отказываться от таблеток и участвовать в выборе медикаментов, которые выписывает врач, имеют те, кто находится в больнице по собственному желанию.

Могут ли близкие навещать человека в психиатрической больнице?

Да, конечно, могут. Более того, в законе о психиатрической помощи, когда речь идет о свиданиях в больнице, используется термин «посетители». Нет никаких указаний на то, что посещать пациента могут только родственники, как нет и указания на степень их родства. То есть человек может сам выбрать, с кем он хочет общаться, а кого не хочет видеть.

Право на свидание может быть ограничено только из-за тяжелого психического состояния пациента. Это решение принимает лечащий врач, а не медсестра или другой персонал больницы. Когда человеку становится лучше, все ограничения на свидания должны снять. Визиты близких и друзей могут поддержать человека в больнице и улучшить его состояние.

Что делать пациенту, если его права нарушают?

Пациенты с психическими расстройствами обладают такими же правами, как и пациенты с любыми другими заболеваниями. Закон «О психиатрической помощи…» дает пациентам много свободы и прав, сам по себе он достаточно гуманный. Проблема в том, как он исполняется на практике — тут можно столкнуться с запугиванием со стороны врачей и другого медицинского персонала, а также с пренебрежением мнением пациента.

В таких случаях закон позволяет пациентам больниц напрямую обращаться к заведующему отделению и главному врачу по поводу обследования, лечения и выписки. Люди, госпитализированные в больницу, также могут без правок со стороны врачей прибегать к помощи юристов вне больницы, писать жалобы и заявления в суд и прокуратуру, направлять свои обращения в минздрав или депздрав.

От обращения в общественные организации, скорее всего, будет мало пользы. Их представители должны согласовывать условия посещения больниц с главным врачом. Это может помешать им увидеть серьезные проблемы в работе стационара и пообщаться с теми, чьи права нарушены.

Если человек считает, что его права нарушают в ходе лечения, он может сделать следующее:

  • Поговорить с врачом. В некоторых случаях этого достаточно, чтобы донести свое мнение. При разговоре могут присутствовать другие люди (друзья, родственники), если пациент им разрешит.
  • Обратиться к заведующему отделением, главному врачу или его заместителю по лечебной части. Иногда доктора не хотят сами принимать сложные решения. Выполнять указания своего руководителя для некоторых врачей оказывается проще, чем решать проблемы самим. В частной клинике можно пойти к главному врачу или директору.
  • Написать о своей проблеме в региональный минздрав или депздрав. У главного врача тоже есть начальник — министр здравоохранения региона или глава соответствующего департамента. Опыт показывает, что жалобы из минздрава или депздрава разбираются с особым вниманием. Но не стоит сразу начинать с этого пункта, сначала лучше показать врачам, что вы готовы к конструктивному разговору. Многие проблемы можно решить и без вмешательства вышестоящих органов.
  • Пожаловаться в прокуратуру, Росздравнадзор и Роспотребнадзор. Эти ведомства следят за правильной работой медицинских организаций и за соблюдением ими законов. Их можно уведомить о своих проблемах, когда жалоба уже отправлена в минздрав или депздрав.
  • Написать доверенность для представления своих интересов. Такую доверенность может заверить не только нотариус, но и главный врач больницы, в которой находится пациент. Обладая подобной доверенностью, представитель может защищать права пациента за пределами больницы, в том числе и в суде. Если человек работает, доверенность может быть заверена работодателем.
  • Действия или бездействие врача можно обжаловать в суде. Для этого подается административный иск в районный или городской суд. Иск должен быть подан в течение трех месяцев со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его прав. В суде можно попросить независимую судебно-психиатрическую экспертизу и предложить экспертное учреждение.

Виктор Лебедев, Елена Пальцева, Ольга Зайкова, авторы проекта «Дело Пинеля»

  • Напишите нам

Если родители услышали такое от врачей, как справиться с эмоциями и начать правильно действовать, чтобы не причинить ребенку вред?

Когда Кириллу исполнилось шесть с половиной, родители записали его в первый класс. Но учёба «не пошла». С детства Кирилл так и не научился выговаривать несколько букв, и вообще больше молчал, а буквы в его тетрадках упорно не хотели писаться так, как показывал учитель.

Педагоги школы стали всё чаще произносить «ПМПК». Родители сопротивлялись: «У нас просто застенчивый ребёнок, перерастёт», — но потом решили на комиссию сходить. Тем более что все решения комиссии рекомендательные. Но на комиссии услышали: «Вам бы на учёт к психиатру».

Дома – драма. «Что же, наш ребенок – псих?»

ПМПК на учёт не направляет

Юлия Камал, председатель Московской городской ассоциации родителей детей-инвалидов:

— ПМПК (психолого-медико-педагогическая комиссия) не может направить ребёнка на учёт к психиатру, у неё другое назначение. ПМПК даёт заключение о создании специальных условий обучения, об образовательном маршруте и программе, по какой ребёнку рекомендовано обучаться.

Заключения комиссии носят рекомендательный характер, окончательное решение о том, как будет учиться ребёнок, всё равно остаётся за родителями.

По итогам врачебной комиссии может прозвучать устная рекомендация показать ребёнка психиатру.

Если ребёнку нужна психиатрическая помощь, уклоняться от неё не стоит. Помните, консультация психиатра — это еще не учет.

Родители видят ребёнка каждый день и, случается, привыкают к некоторым его особенностям, на которые у врачей может быть свой взгляд. Например, задержка психо-речевого развития может свидетельствовать о серьёзных проблемах. К сожалению, существует и агрессия, и аутоагрессия. Такой ребёнок может причинить вред себе или другим детям в школе. И такой ребёнок должен получать помощь.

С советских времён, когда психиатрия была, в том числе, карательной, мы её боимся. Но сейчас нужно относиться к ней разумно. Правильно подобранные методики и препараты, данные вовремя, принесут ребёнку пользу.

Разумеется, он не сможет работать пилотом или сотрудникам МЧС, но это не значит, что он не сможет овладеть другими профессиями.

К тому же психиатрические диагнозы сейчас закрыты, зашифрованы и защищены законом о психиатрической помощи и законом о сохранении врачебной тайны так, что даже родителям документы из больницы выдаются в закрытом конверте.

Данные о том, что ребёнок стоит на учёте или его диагнозе нигде не записываются. Все сведения о диагнозе и постановке на психиатрический учёт сохраняются только внутри системы психиатрической помощи.

Конечно, есть случаи, когда закон не соблюдается, но мы с этим боремся.

Но даже ребёнок, причинивший вред другому, не может быть поставлен на учёт без согласия родителей. В случаях тяжёлых преступлений на лечение может направить суд.

Если ребёнок своим поведением наносит вред окружающим и страдает сам, но родители его признавать ситуацию не хотят, школа может обратиться в органы опеки, для защиты прав прежде всего этого ребенка на надлежащую медицинскую помощь и образование.

В России нет профессии «детский психиатр»

Елена Багарадникова. Фото: facebook.com

Елена Багарадникова, исполнительный директор РОО помощи детям с расстройствами аутистического спектра «Контакт»:

— Я прекрасно понимаю родителей, которые пытаются психиатров избежать. Ведь детской психиатрии как специальности у нас фактически нет. От Запада мы здесь отстаём на несколько десятков лет.

И все же в большинстве случаев психиатра никто не заменит. Родители далеко не всгда могут заметить и вовремя распознать болезнь. И уж совсем не знают иногда, куда с чем обращаться.

На какие-то психические проблемы у ребёнка способен указать грамотный невролог, но всё равно за постановкой диагноза в ряде случаев необходимо направить к психиатру.

Некоторые сопутствующие проблемы с речью поможет решить логопед, и он же заметит проблемы, по поводу которых может порекомендовать обратиться к психиатру. Направить за консультацией к психиатру может даже педиатр, но сейчас у него для этого недостаточно инструментов скрининга.

Можно ли сохранить диагноз в тайне?

Елена Багарадникова:

— У нас есть законы о личной и врачебной тайне. Но наши законы устроены так, что сами себе противоречат. Например, когда мы приходим на ПМПК, мы приносим туда открытые формулировки диагнозов. То есть, на самой комиссии оглашаем конфиденциальные сведения, которые сообщил нам врач.

Если ребёнок с РАС, его заболевание будет упомянуто прямо в типе учебной программы. Здесь сохранить тайну диагноза не получится.

С другой стороны, независимо от бумаг и диагнозов, если ребенок уже учится в школе и, например, медленно читает, думает и плохо говорит – педагоги всё равно заметят.

И если родители будут настаивать на том, что ребёнок нормотипичен, требовать с него начнут по норме. Ребёнок пострадает.

Часто родители боятся, что диагноз запишут ребёнку в школьную медицинскую карточку, его прочитает школьная медсестра, это станет известно от нее другим взрослым и детям, и ребенка задразнят в школе.

Но гораздо вероятнее, что ребёнка задразнят просто оттого, что увидят и не поймут особенности самого ребёнка, а не его диагноз.

То же самое произойдёт при поступлении ребёнка в институт – он не во всех случаях сможет успешно сдать экзамены или после обучения не сможет работать по какой-то специальности в силу его собственных дефицитов, если они не были учтены при выборе профессии.

С какими проблемами могут направить к психиатру

Елена Багарадникова:

— Списка проблем, с которым посоветуют обратиться к психиатру, как такового, нет. Каждый специалист оценивает особенности в своей сфере, и если он видит, что «проблемы в голове», он пошлёт к специалисту, который должен разбираться, что в голове происходит.

Если у ребенка плохо развивается речь, это повод для обращения к психиатру. ЗПР (задержка психического развития) – это, несомненно, диагноз, связанный с различной степенью когнитивных нарушений, и для постановки этого диагноза надо посетить психиатра.

К психиатру также могут отправить безречевого ребёнка, ребёнка с поведенческими нарушениями, нарушениями эмоционально-волевой сферы. стереотипиями или эхолалиями и т.п.

Сотрудники ПМПК, которые рекомендуют обратиться к психиатру, должны объяснить цель этого посещения. Например, для того, чтобы официально установить диагноз. Или чтобы уточнить основной или сопутствующий диагноз.

Какие диагнозы могут быть поставлены ребёнку
Психических заболеваний в одном только перечне МКБ — сто разных наименований. Некоторыми из них болеют взрослые, но часть диагнозов, такие как расстройства развития языка и речи, специфические расстройства развития учебных навыков, могут быть поставлены и ребенку.
А вот популярные СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактвности) и УО (умственная отсталость) – на самом деле не заболевания, а синдромы. То есть наборы симптомов, имеющих разное, не всегда психиатрическое, а например, неврологическое или другое происхождение.
Как правило, УО и СДВГ – не основной диагноз в карточке ребёнка, а сопутствующий, он «прилагается» к другому заболеванию, которое и стало причиной синдрома. Если это заболевание, конечно, смогли выявить.

Как обратиться к психиатру бесплатно и можно ли сняться с учета

Порядок обращения к психиатру в Москве различается для детей, имеющих временную и постоянную регистрацию.

Услуги психиатров не входят в ОМС. Дети с временной регистрацией смогут получить в поликлинике справки от других врачей, а за заключением психиатра их, скорее всего, направят в платные отделения клиник.

Однако есть совершенно законный и простой способ получить всё необходимое бесплатно.

Ребёнка с немосковской регистрацией можно показать любому психиатру из федерального центра, где всех россиян обязаны принять бесплатно. В федеральную клинику можно прийти без направления.

Для детей с московской регистрацией можно получить заключение в детских отделениях психо-неврологических диспансеров (ПНД), либо в двух психиатрических детских больницах – НПЦ ПЗДП им. Сухаревой (бывшая шестая больница) и НПЦ ДП (бывшая восемнадцатая больница). Оба центра обладают необходимым штатом врачей, чтобы провести комплексное обследование.

При этом обращение в восемнадцатую больницу вообще не предполагает «учёта» (она не связана с системой ПНД), а на сайте шестой больницы особо отмечено: «Если вы не хотите психиатрического учёта для своего ребёнка, можете написать заявление об отказе от учёта в самой больнице или в ПНД».

Также сразу после амбулаторного приёма в больнице можно написать заявление: «Прошу отправить карту моего ребёнка в архив». Причём это можно сделать независимо от тяжести диагнозов, которые установили у ребёнка.

Даже если на учёт вы встали, в любой момент можете написать заявление о снятии с учёта в ПНД.

Что рекомендует ПМПК

Сейчас нет программ «коррекционных», они называются общеобразовательные адаптированные программы и бывают восьми видов: I. Для слабослышащих и глухих; II. Для глухонемых; III. Для слепых; IV. Для слабовидящих; V. Для детей с нарушениями речи (заикание); VI. С неврологическими и психиатрическими проблемами (ДЦП, спиномозговые и черепно-мозговые травмы); VII. Для СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивность) и ЗПР (задержка психического развития); VIII Для УО (умственная отсталость); IX. С РАС (расстройствами аутистического спектра).

Каждая программа имеет четыре уровня.

Например, программа 6-1 – это адаптированная программа для опорников, цензовая, рассчитанная на сроки, в которые осваивает школьную программу обычный ребёнок.

(Цензовыми называются программы, после которых ребёнок может сдавать ОГЭ или экзамен в классической форме и получить после окончания школы аттестат.)

VI-2 – это цензовая программа с освоением в пролонгированные сроки (5 или 6 лет в начальной школе).

VI-3 – это программа нецензового уровня. У ребёнка, которому рекомендован такой уровень обучения, к проблемам с опорно-двигательным аппаратом присоединяется легкая умственная отсталость. В школе он осваивает навыки не столько академические, сколько бытовые и профессиональные.

VI-4 – адаптированная программа для детей с двигательными нарушениями и тяжелой или глубокой умственной отсталостью, где овладение жизненными компетенциями преобладает.

Для детей с тяжелой умственной отсталостью и\или тяжелыми множественными нарушениями разрабатывается СИПР – специальная индивидуальная программа развития.

Третий и четвёртый уровни предполагают выдачу свидетельства об окончании школы при условии сдачи экзамена по труду.

Справку же, которой так боятся родители, получают дети, которые не смогли сдать итоговую аттестацию, или же дети с тяжелыми множественными нарушениями, для которых дальнейшее профессиональное обучение не является приоритетом.

Дети, получившие свидетельство об окончании школы поступают в колледжи на бюджетные места, без конкурса. В Москве также есть колледжи, куда принимают детей и со справками.

Иллюстрации: Оксана Романова

Мифы о психиатре. Поставит ли на учет, доложит ли родственникам, что напишет в больничном?

Я клинический психолог и часто веду случаи вместе с коллегой психиатром. О моей нежной любви к области психиатрии и сложностям нарушений психики человека хорошо знают все мои близкие коллеги и друзья. Часто нарушения глубже невроза требуют помощи психиатра. В периоды интермиссий и рецидивов клиенту вместе с психотерапией может стать необходимо временное назначение фармакологических препаратов. Но.

Советский Союз оставил нам множество мифов и химер о психиатрии ,которые до сих пор пугают трепетных пациентов. В данной заметке изложены довольно просто и ясно ответы на некоторые тревоги и вопросы, которые возникают перед обращением к психиатру. Читаем и берем на заметку.

Психиатрический учет — обязанность медицинских учреждений отчитываться о всех пациентах с заболеваниями психики — отменили еще в 1993 году. Сейчас наблюдение и лечение у психиатра делится на консультативно-лечебную помощь и диспансерное наблюдение, которое могут установить по инициативе лечащего врача и без согласия пациента.

Наблюдение у психиатра начинается с подписи под согласием на медицинское вмешательство. Поставив подпись, человек попадает в группу консультативно-лечебной помощи, подтверждает добровольность осмотра у врача и дает согласие, что будет принимать прописанные ему медикаменты и посещать специалиста, — но только если сам сочтет это нужным. Если человек, который получает консультативно-лечебную помощь, перестанет приходить, врач не станет выяснять, где он и что с ним.

В некоторых случаях психическое расстройство — как, например, параноидная шизофрения, — может протекать с частыми и тяжелыми обострениями или плохо поддаваться лечению. Если это происходит, комиссия психиатров по инициативе лечащего врача может установить за пациентом диспансерное наблюдение. Это не недобровольная госпитализация (для которой необходимо решение суда), это просто более пристальное наблюдение со стороны врачей. Это значит, что пациент лечится по собственному желанию, но ему надо посещать психиатра в диспансере через четкие временные промежутки — для осмотров и выписки препаратов.

В то же время при диспансерном наблюдении у врача есть право осмотреть пациента, даже если тот письменно отказался от наблюдения в диспансере. Так, закон дает возможность психиатрам наблюдать за здоровьем пациента, предотвращать серьезные ухудшения состояния и помогать в решении бытовых и социальных проблем. Врач может приходить к пациенту домой, но не может насильно давать ему препараты. Если состояние человека стало лучше и ухудшений нет на протяжении длительного времени (точных временных рамок нет), диспансерное наблюдение могут прекратить.

На диспансерное наблюдение обычно берут в психоневрологических диспансерах (ПНД). В частных клиниках, как правило, занимаются только консультативно-лечебной помощью. Если человек посещает психиатра в частной клинике, информация об этом не попадет в базы данных государственных диспансеров, если только оттуда не пришлют запрос. По сути, обращаясь в частную клинику, человек становится «невидимым» для государственных медицинских организаций, оказывающих психиатрическую помощь.

Обращение в медицинскую организацию — это конфиденциальная информация, охраняемая законом о врачебной тайне. Поэтому, если человек обратился в ПНД, никто не будет об этом сообщать — ни его начальству, ни в МВД. Даже если работодатель пришлет в диспансер запрос о том, обращался ли его работник за помощью, ему не дадут такой информации. Психиатр может предоставить какие-то сведения только тем, кого сам пациент указал в согласии на лечение.

О диагнозе человека могут сообщить кому-то без его ведома и согласия лишь в . Это может быть, например, в оговоренных законом случаях. Например, по запросу из другой медицинской организации, в которой лечится пациент. Сведения, представляющие медицинскую тайну, передаются в МВД, только если заведено и расследуется дело с участием пациента в любой роли (потерпевший, подозреваемый, свидетель). Прокуратура и органы уголовно-исполнительной системы тоже могут посылать запросы в психиатрические больницы и ПНД.

Психические расстройства не отличаются от инфекционных или других болезней. Иногда состояние пациента может быть таким плохим, что он временно теряет способность работать. В этом случае психиатр может ему выдать листок нетрудоспособности (больничный).

На листке нетрудоспособности не указывают диагноз. Психиатрические и наркологические организации имеют специальные печати для больничных, где не обозначается их профиль. Кроме этого, вместо слова «психиатр» на больничном может быть указано, например, «терапевт». Однако в листке нетрудоспособности обязательно должен быть адрес выдавшей его медицинской организации. Поэтому работодатель будет знать, что человек проходил лечение в психиатрическом учреждении — но не узнает, с каким расстройством.

Вся правда о психиатрическом «учёте”

Следствие и дознание запрашивает «не состоит ли на учете у психиатра гражданин”. На просьбу пояснить, какая же именно информация их интересует улыбаются как слабоумному, но всё-таки любимому младшему братику. И продолжают долдонить «а состоит ли на учете”, «а почему снят с учета” «а если снят с учета зачем экспертиза”. То есть позитивный ответ трактуется как наличие у гражданина психического расстройства, отрицательный – как отсутствие. На «состоящего на учете” гражданина, оказывается, исторически отказывали заводить дела об административных правонарушениях. У Вашего покорного слуги моментально возникла дерзкая идея завести на себя родимого карточку с каким-нибудь «тревожным расстройством” и раз и навсегда решить проблему с поисками общественного туалета. Психиатры заставляли пациентов отходить к ним на прием 5 лет раз в месяц «для снятия с учета”.

И под завязку. Один коллега рассказал, что к нему в 2014 году несколько раз акушеры направляли дам с олигофренией, для того чтобы абортировать беременность недобровольно (!) как «состоящую на учете у психиатра”!

Не удивимся, если в нашей необъятной Родине до сих пор есть такие дикие места…

Такие вот запросы до сих пор присылают из УВД

Психиатрический учет был введен в нашей стране приказом Минздрава СССР от 11.02.1964 «Об обязательном учете больных с впервые в жизни установленным диагнозом психического заболевания». Вероятно, изначально данный приказ имел целью анализ заболеваемости психичесими расстройствами. Каждое учреждение обязано было сообщать в вышестоящие инстанции о количестве заболевших граждан, а так же о количестве психобольных, проживающих на вверенной ему территории. То. Есть, если гражданин учитывался в этой сводке как психобольной, он и считался «состоящим на учете”. Законодательно этот вопрос не регламентировался, и с годами стихийно сформировался порядок, при котором гражданин, после выявления у него психического расстройства, вне зависимости от клинической формы и степени выраженности «ставился на учет». С этого момента гражданин считался юридически «психобольным» со всеми вытекающими правовыми ограничениями. При достижении ремиссии, либо иных требований психиатрического учреждения гражданин «снимался с учета». С этого момента он больше не считался «психобольным» и правовые ограничения снимались. Ленинградские коллеги тоской вспоминали, как перед знаменательным событием Партией выдавался указ «всех, состоящих на учёте психически больных – госпитализировать в срок до…” И начинались увлекательные дни по набивке гражданами стен психиатрических больниц. Как больными, как и не очень. Например, вспоминают, как набитую больными палату в одну такую облаву попал мужчина, занимавший не последний пост в администрации Кировского завода. «На учет” к психиатрам он попал, порвав порыве гнева советский паспорт.

Введенный в действие с 1 января 1993 г. Закон РФ ‘О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании’ такого учета не предусмотрел, что потребовало приведения в соответствие с Законом всей нормативно-правовой базы.

Во исполнение п. 3 распоряжения Правительства РФ от 21.10.1992 922-р в части пересмотра и отмены актов, противоречащих «Закону о психиатрической помощи”, Минздрав России приказом от 11.01.93 «О некоторых вопросах деятельности психиатрической службы» признал не подлежащим применению на территории Российской Федерации указанный выше приказ Минздрава СССР от 11.02.1964.

Задачами внебольничных психиатрических и психоневрологических учреждений были определены: амбулаторная консультативно-лечебная психиатрическая помощь населению и диспансерное наблюдение больных.

Первоочередной задачей врача психиатра является оказание психиатрической помощи населению исходя из принципов добровольности и гуманности, а не насильственное выявление психических расстройств для регулярного пересчитывания проживающих на вверенной территории психобольных. Такая деятельность вообще показалась бы любому современному доктору как минимум странной. Но не все люди легко преодолевают перемены. Не то чтобы мы хотели обидеть старших коллег. Просто с возрастом гибкость рассудка, способность приспосабливаться к переменам снижается. Это нормально. Сами будем такими же.

Такие вот справочки выдают диспансерах, а значит где-то их требуют и принимают….

Таким образом, с 1 января 1993 г. психиатрический учет в ПНД, диспансерных отделениях и психиатрических кабинетах на территории России более не ведется. Запросы на получение справок о том, состоит или нет гражданин на учете в психиатрическом учреждении, лишены смысла и являются незаконными, равно как и выдача справок некоторыми психиатрическими учреждениями с использованием штампа с указанием: ‘на учете не состоит’.

Такие, как например эта. То есть доктор провел освидетельствование (платно) и вывел такой странный диагноз.

Амбулаторная психиатрическая помощь лицу, страдающему психическим расстройством, в зависимости от медицинских показаний оказывается в виде консультативно-лечебной помощи или диспансерного наблюдения.

Консультативно-лечебная помощь оказывается гражданам сугубо на добровольной основе. Консультативная помощь оказывается при отсутствии показаний для постановки под диспансерное наблюдение. Консультативную помощь психиатра граждане могут получать как при кратковремнных психических расстройствах (невротические расстройства, реакция на стресс, расстройство адаптации ), так и при аномалиях развития (расстройства личности, легкая умственная отсталость, когнитивные расстройства). Несовершеннолетние так же могут получать консультативно-лечебную помощь при заикании, нарушении речи, расстройствах школьных навыков, нарушениях поведения, относящимися к психиатрическим заболеваниям весьма условно. Консультативное наблюдение начинается при самостоятельном обращении к психиатру, либо по согласию законного представителя гражданина, продолжается по необходимости и прекращается при улучшении или выздоровлении, либо по желанию гражданина или законного представителя, либо по единоличному решению врача-психиатра (например, при отсутствии обращений за помощью в течение года и более).

Диспансерное наблюдение в свою очередь более напоминает существовавший в СССР «психиатрический учет». Диспансерное наблюдение устанавливается вне зависимости от согласия гражданина при обнаружении у гражданина тяжелых и стойких психических расстройств. Чаще всего диспансерное наблюдение устанавливатся за гражданами, страдающими психозами, шизофренией, выраженным слабоумием. Под диспансерным наблюдением состоят инвалиды по психическому состоянию, граждане, ввиду психического состояния представляющие опасность для себя и окружающих, нуждающиеся в уходе и присмотре, поддерживающем лечении. Однако, диспансерной наблюдение не ограничивает человека в правах в таком широком смысле, как в Советские годы. Диспансерное наблюдение по факту лишь только обязывает психиатра регулярно осматривать пациента вне зависимости от его мнения на этот счет.

То есть, отрицательный ответ на запрос в ПНД, дознанию и следствию правильнее понять ни как «ее болеет”, а «не лечится”. А то, что гражданин не лечится никак не может свидетельствовать в пользу здоровья, как и то что гражданин когда-то лечился вовсе не означает, что он по прежнему болен. То есть, если карточка отправилась в архив, это не означает, что гражданина признали псхически здоровым. Это просто означает, что карточку переложили с одной полочки на другую. И столь высокий интерес общественности, граждан и органов внутренних дел к тому, на какой же именно полочке лежит амбулаторная карточка излишен. Интересоваться нужно состоянием здоровья, разве нет? А не полочками.

Однако, не всё так солнечно. Не торопитесь все в припрыжку бежать в ближайший психдиспансер со своими любовными неурядицами и легким тревожным расстройством, бессонницей в две ночи. Не надо тащить в пнд ребенка за тройку по русскому языку или потому что он пишет левой рукой. Работа любого врача, в том числе и психиатра – ставить диагнозы и назначать лечение! (не путать с психологами и психотерапевтами). Помните, что с введением электронной амбулаторной карты запись с психиатрическим диагнозом останется в ней навсегда, хоть и прочесть её не сможет никто, кроме другого психиатра. Бояться тут особо нечего, чего-то про вас сочинять и вписывать какие-то домыслы никто не станет. Записи оформляются описательно по принципу «чего вижу то и пою”, оставляя делать выводы читающим.

Но, не следует обращаться к врачу психиатру только потому что это бесплатно и очередь к нему меньше чем к неврологу…там или вас не устраивает ваш участковый терапевт, в школе нет психолога, нанимать ребенку репетитора дорого и т.п. Если вы пришли не по адресу, психиатр, разумеется, попытается вас разубедить, но если вы проявите настойчивость, то получите свой долгожданный диагноз и лечение. В МКБ-10 найдется строка для каждого (доктор не вправе отказать в приеме, бесплатная психиатрическая помощь гарантированна каждому гражданину РФ).

Например – армия. Да, молодого человека, получавшего даже однократную консультацию у психиатра ждет неприятная беседа с психиатром призывной комиссии. Даже если это какое-нибудь «расстройство школьных навыков”. Немногие коллеги отважатся отправить парня в войска без обследования, даже если в процессе освидетельствования молодой человек проявит себя как абсолютно здоровый. Слишком велика цена. С ума сойти в армии и положить из табельного взвод может любой. Но только если это будет «состоявший на учете” парень с психиатра стянут шкуру. Так что, исходом этой беседы скорее всего станет вручение направления на обследование в психиатрическую больницу. Где-то смелые коллеги решают такие вопросы амбулаторно за несколько встреч, где-то в режиме полустационара. Но большую часть ребят ждет полноценные 21 день госпитализации в психиатрический стационар. Тут уже всё зависит от политики учреждения. Если действует принцип «Лучше десять косарей забрить, чем один повесится”, то диагноз подтвердят и армия не светит. Впрочем, диагноз снять можно будет в той же больнице через месяц амбулаторно, но об армии можно забыть навсегда. В некоторых больницах «одного повесившегося” считают вполне разумной ценой за «десятерых косарей” и шансы получить заключение «Психически здоров” много больше.

Ещё нужно помнить о родах деятельности, до которых не допускаются граждане, даже поправившиеся от психического недуга. Это работа в экстремальных условиях и работа сопряженная с ответственностью не за свою, а за чужие жизни. Тут всё понятно, если ты и мирное время, будучи дома на всём готовом развил невроз, то что с тобой будет в огне да под пулями. Так что военные институты, МЧС, УВД, «Скорая помощь”, работа в газоспасательных бригадах. Во всех этих допусках Вам будет отказано на основании имевшихся в вашем прошлом заболеваний.

Так же следует упомянуть некоторое неудобство связанное с психиатрией в сельской местности. Дело в том, что принимать экспертные решения в сомнительных случаях в одно лицо психиатр не имеет полномочий. Ситуация автоматически становится сомнительной, если гражданин имеет установленный психиатрический диагноз. Даже если это было давно и неправда. Не в каждой деревне есть даже один врач-психиатр. А уж комиссию из троих вам придется ехать проходить в областной центр. Кстати, сделано это не со зла, а ради вас, граждане. Председателем ВК, как правило, назначают самого компетентного и юридически подкованного врача, таким образом комиссии обычно умнее и лояльнее отдельно взятых докторов. Сельский доктор, вполне себе может продолжать рассуждать категориями «психиатрического учета”,иметь какие-то свои мысли и домыслы. А может и вообще «Закон о психиатрической помощи” до его глубинки ещё не добрался, приказы о медкомиссиях регулярно обновляются, нагромождаются один на другой и конкретики не привносят, а только больше всё путают.

Таким образом, переход от карательной психиатрии к области медицины, основанной на принципах здравомыслия и гуманности за 25 лет сделал большие шаги, но до сих пор не завершен. Есть «дыры” в законодательстве, есть упрямые старики, отказывающиеся принимать новые принципы. Суды «помогают” разобраться лишь исками о «незаконной постановке на учет” для архивного олигофрена и отмены решения отказать в управлении автобусом ремиссионному больному шизофренией, чем по факту только запутывают эту несовершенную систему ещё больше.

Если это всё вас нисколько не пугает – милости просим.

Если пугает – помните о развитой сети частных клиник.

Постановка на учет в психдиспансере и обжалование действий психиатров

Диспансерное наблюдение за лицом, страдающим каким-либо психическим расстройством, предполагает регулярный контроль за состоянием его психики, постоянные осмотры квалифицированным специалистом и оказание необходимой помощи, как медицинской, так и социальной.

Такое наблюдение предусмотрено действующим законодательством в ч 3 ст 26 ФЗ № 3185-1 от 02.07.1992 г. и может быть установлено за лицом, которое страдает психическим расстройством (в том числе затяжным) с болезненными проявлениями — тяжелыми, стойкими, с частыми обострениями (согл. ч 1 ст 27 все того же ФЗ № 3185-1).

Чтобы диспансерное наблюдение было установлено или, наоборот, снято, пациента необходимо профессионально освидетельствовать.

Важно: Целью психиатрического освидетельствования является определение наличия/отсутствия у обследуемого психического расстройства и нуждаемости в специализированной врачебной помощи. Одновременно решается вопрос о видах такой помощи в соответствии с ч 1 ст 23 ФЗ № 3185-1.

Как сняться с диспансерного наблюдения: пошаговая инструкция

Психическое здоровье лица может восстановиться, нормализоваться, а как же в этом случае сняться с диспансерного наблюдения?

Необходимо пройти психиатрическое освидетельствование, которое определит, имеется ли у лица психическое расстройство или нет, и соответственно нужна ли ему еще психиатрическая помощь. Как это сделать?

  1. Необходимо обратиться в специализированное учреждение, как правило, это медицинская организация, с заявлением о том, чтобы было проведено психиатрическое освидетельствование лица. С заявлением может обратиться само обследуемое лицо, родители, законные представители или органы опеки и попечительства, все зависит от обстоятельств.
  2. После того, как лицо обратилось за проведением психиатрического освидетельствования, руководитель медорганизации, которая оказывает психиатрическую помощь в амбулаторных условиях, назначает комиссию, состоящую из врачей-психиатров, которая будет проводить освидетельствование.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ: решение принимается только комиссией, состоящей из врачей-психиатров, в любой сложной ситуации советуйтесь по процедуре с нашим адвокатом по защите прав психически больных и тех, кому поставлен незаконный диагноз

Соответствующая комиссия может быть назначена органом исполнительной власти субъекта РФ в сфере здравоохранения. В указанную комиссию обязательно должен входит главврач, участковый врач-психиатр, который наблюдает лицо, имеющее психическое заболевание.

  1. Психиатрическое освидетельствование проводится в присутствии обследуемого лица. Комиссия изучает медицинские документы и обследует само лицо.
  2. По завершению психиатрического освидетельствования комиссия принимает решение о том, имеется ли необходимость в дальнейшем диспансерном наблюдении обследуемого лица. Мотивированное решение оформляется записью в медицинской документации.
  3. Комиссия сообщает обследуемому лицу свое решение.
  4. Если комиссией принято решение о том, что лицо подлежит дальнейшему диспансерному наблюдению, в этом случае соответствующее решение комиссии может быть обжаловано в суд, в вышестоящий орган или в прокуратуру.

ВНИМАНИЕ: жалоба может быть подана в месячный срок со дня, когда лицо узнало о принятом решении. Если жалоба подана в вышестоящий орган или в прокуратуру, то она должна быть рассмотрена в 10-дневный срок.

В ситуации, когда лицо приняло решение обращаться в суд необходимо определиться с требованиями.

Лицо может обжаловать действия комиссии, которые являлись незаконными и привели к принятию решения, нарушающего права заявителя; может обратиться с административным иском об обязании снять с диспансерного наблюдения (учета). Суть требований зависит от того, какое решение принято комиссией.

Как доказать свою позицию? Стоит заранее позаботиться о доказательной базе, чтобы в суде доказывать свою правоту. Лицо должно доказать, что оно выздоровело или что его психическое состояние значительно и стойко улучшилось. Одним из вариантов сбора таких доказательств будет получение каждый раз выписок из медицинской карты после посещения врача-психиатра или прохождения лечения, которые бы позволили проследить тенденцию выздоровления.

ВАЖНО: посещать врача, являться по его вызовам.

Также можно попробовать пройти психиатрическое обследование на подтверждение того или иного диагноза в иной медорганизации, заключение которой может служить одним из доказательств при рассмотрении дела судом.

С учетом обстоятельств дела, можно рассмотреть вопрос о заявлении в суде ходатайства о проведении в отношении истца судебно-психиатрической экспертизы для того, чтобы, например, установить наличие у него того или иного диагноза, в этом случае нет необходимости до суда проходить психиатрическое обследование.

ОДНАКО не стоит забывать, что каждый случай является индивидуальным. Комиссия проводит оценку психического состояния человека не только, основываясь на том, что один раз его обследовала, но и на медицинских документах. Поэтому, если Вы видите какие-либо нарушения в отношении Вас в ходе диспансерного наблюдения, следует фиксировать такие нарушения, в том числе, путем направления жалоб, заявлений и пользоваться иными правами, которые предоставлены законом. Только в этом случае не стоит перегибать палку, иначе к Вашим жалобам могут отнестись критически, поскольку они подаются лицом, находящимся на диспансерном наблюдении.

Лучший вариант в разрешении подобной ситуации, обратиться за помощью к адвокату, ведь количество нюансов данной процедуры невозможно описать в рамках статьи.

Права пациента, если человек стоит на учете у психиатра

Если человек поставлен на учет у психиатра, он не лишается прав и обязанностей, которые предусмотрены Основным законом РФ и федеральными законами.

Как пациент, имеющий проблемы с психическим состоянием здоровья и состоящий на учете, лицо имеет следующие права:

  • чтобы к нему относились уважительно и гуманно, не унижая его человеческое достоинство;
  • вправе получать информацию о своих правах, о том, какое у него психическое расстройство и какие методы лечения к нему применяют. При этом указанная информация должна предоставляться так, чтобы она была ему доступна с учетом заболевания;
  • имеет право на психиатрическую помощь в условиях наименее ограничительных; если возможно, то чтобы такая помощь оказывалась по месту жительства;
  • пребывать в медорганизации, которая оказывает соответствующую помощь в стационарных условиях, в течение срока, который необходим для оказания такой помощи в стационарных условиях;
  • имеет право на все виды лечения по медпоказаниям;
  • чтобы психиатрическая помощь оказывалась в условиях, которые соответствуют санитарно-гигиеническим требованиям;
  • вправе согласиться и отказаться в любое время от того, чтобы его использовали как объект испытаний методов профилактики, диагностики, лечения и медреабилитации, лекарственных препаратом для медприменения, специализированных продуктов лечебного питания и медиздилей, научных исследований или обучения, от фото, видео и киносъемки. Т.е. другими словами лицо вправе согласиться и отказаться от того, чтобы быть «подопытным кроликом»;
  • имеет право, чтобы по его требованию был приглашен специалист, который участвует в оказании психиатрической помощи, с согласия последнего для того, чтобы работать во врачебной комиссии;
  • имеет право на помощь адвоката, законного представителя или иного лица.

Если же лицо находится в медорганизации как пациент, то оно имеет следующие права:

  • обращаться к главврачу или завотделением по вопросам, касающимся лечения, обследования, выписки из медорганизации, а также соблюдения прав, которые предоставлены законом;
  • подавать жалобы и заявления в различные органы госвласти, прокуратуру, суд, к адвокату, в государственное юрбюро, если таковое имеется;
  • имеет право на встречи с адвокатом, работником или лицом, которое уполномочено государственным юрбюро, а также со священником наедине;
  • вправе, с учетом своих религиозных взглядов, выполнять соответствующие обряды, и иметь определенные предметы, но только чтобы это не нарушало внутренний распорядок медорганизации;
  • вправе выписывать журналы и газеты;
  • имеет право получать общее образование;
  • если пациент занимается производственным трудовом, то он имеет право на вознаграждение за такой труд.

Автоматическое снятие с учета в ПНД

Лицо якобы автоматически может быть снято с учета в ПНД, если прошло курс лечения и в течение 5 лет у него не возникало больше никаких проявлений заболеваний, т.е. лицо не обращалось за помощью. Через 5 лет все документы подлежат направлению в архив, в связи с чем лицо будет якобы автоматически снято с учета в ПНД.

НО: несмотря на то, что лицо по заявлению или якобы автоматически будет снято с учета в ПНД, сведения о том, что оно когда-то состояло на учете останутся в базе и скорее всего навсегда.

С учетом указанного, вопрос об автоматическом снятии с учета в ПНД является спорным, поскольку при необходимости документы можно запросить из архива.

Вместе с тем, в различных комментариях к законам содержится такая информация, что в ситуации, когда лицо прошло курс лечения много лет назад и давно подлежало снятию с учета, но все-таки состоит на учете по недосмотру работников медорганизации, то это нельзя рассматривать как факт, что лицо состоит на учете.

Как получить права, если стоишь на учете у психиатра?

Управление транспортным средством представляет опасность для окружающих, т.е. автомобиль является источником повышенной опасности. Лицо, с учетом его психического состояния здоровья, может быть временно ограниченно в выполнении отдельных видов деятельности, связанной с источниками повышенной опасности.

Постановлением Правительства РФ от 28.04.1993 № 377 утвержден соответствующий перечень медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления, в том числе, деятельности, которая связана с источниками повышенной опасности.

Вышеприведенный перечень содержит противопоказания, когда нельзя управлять автомобилем, мотоциклом и другими видами транспорта.

Соответственно, если лицо не страдает одним из указанных в перечне заболеваний, то формальных оснований для того, чтобы не выдать права, не имеется. Однако, в каждой конкретной ситуации необходимо более тщательной изучить все документы, в том числе, медицинские.

Помощь адвоката по снятию с диспансерного наблюдения

Если Вы находитесь на диспансерном наблюдении, но оснований для такого наблюдения уже нет, а снимать Вас отказываются с учета, тогда Вам может понадобиться помощь профессионального адвоката в решении данного вопроса.

Наши адвокаты по медицинским вопросам всегда готовы приложить максимум усилий в решении вопросов доверителей. В вопросе снятия с диспансерного наблюдения наши адвокаты:

  • ♦ проанализируют все обстоятельства, связанные с диспансерным наблюдением доверителя;
  • ♦ разъяснят порядок действий по снятию с диспансерного наблюдения;
  • ♦ при необходимости подготовят жалобы, заявления в защиту Ваших прав;
  • ♦ будут представлять Ваши интересы в медорганизациях, госорганах, в суде.

Кроме того, наш адвокат может оказать иную юридическую помощь ,от Вас требуется лишь позвонить, чтобы записаться на консультацию. Звоните уже сегодня!!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *