Полиграф при расследовании преступлений

Практика защиты обвиняемого при проведении органами предварительного расследования психофизиологических исследований с применением полиграфа

Практика защиты обвиняемого при проведении органами
предварительного расследования психофизиологических исследований с применением полиграфа.
Адвокат Адвокатской консультации №181 Межреспубликанской коллегии адвокатов Лукконен А.П.
Поводом написания статьи стали отдельные материалы, наработанные при защите доверителей по уголовным делам, по которым органами предварительного расследования применялись психофизиологические исследования с применением полиграфа. Для обоснования линии защиты при заявлении ходатайств использовались правовые позиции Верховного Суда РФ.
1.Право обвиняемого на защиту в процессе психофизиологического исследования и достоверность его результатов.
В настоящее время как-то незаметно и исподволь в ходе расследования уголовных дел следователи выносят постановления о назначении психофизиологических исследований (ПФИ) обвиняемых с использованием полиграфа.
Стремление следствия одним психофизиологическим исследованием устранить сомнения по делу, установить виновного в условиях противоречивых показаний, косвенных доказательств при отсутствии прямых улик и получить решающее доказательство виновности в виде заключения ПФИ находит встречное предложение полиграфологов решить эти проблемы.
Защита полагая, что для назначения таких исследований есть законные основания, подчас не возражает или рекомендует принятие решения об участии в исследовании самому обвиняемому, свидетелю, потерпевшему.
При этом считается, что добровольное изъявление обвиняемого в письменной форме согласие с проведением ПФИ не нарушает его права в уголовном судопроизводстве. Но, это совсем не так. Перечень вопросов для тестирования на полиграфе не является стандартным. До проведения тестирования специалист на основании материалов уголовного дела, в т.ч. показаний обвиняемого, свидетелей, потерпевших, каждый раз индивидуально и в определённой последовательности формулирует вопросы так, чтобы вызвать нужную реакцию у конкретного обвиняемого. При опросе обвиняемого полиграфологом защитник адвокат полностью исключается из этого процесса. Ответы на вопросы даются односложно, развернутые ответы не принимаются. В случае затруднения при даче ответа или возникновения необходимости консультации адвоката обвиняемый не может обратиться к адвокату. Присутствуя при тестировании адвокат не может оказать обвиняемому юридическую помощь, а обвиняемый не может ей воспользоваться, что влечет нарушение права на защиту. Единственное, что возможно предпринять в процессе опроса это прекратить исследование по желанию обвиняемого.
Можно привести некоторые утверждения Холодного Ю.И., эксперта-полиграфолога, профессора кафедры защиты информации МГТУ им. Н.Э. Баумана, высказанные им на заседании 29.03.2011г. Экспертно-консультативного совета при Комитете Совета Федерации по конституционному законодательству «О конституционно-правовых аспектах применения полиграфа в качестве доказательства в уголовном процессе»:
-полиграф исключительно эффективен, человек перед ним беззащитен, если он хочет скрыть информацию, которая носит для него личностно-значимое содержание;
-установить достоверность метода полиграфа принципиально невозможно, поскольку достоверность этого метода как единого целого зависит, как минимум, от десяти факторов. По данным исследований американских спецслужб (1983 год) достоверность полиграфа раскладывается в диапазоне от 17 до 98 процентов. По сведениям Ю.И. Холодного, американскими полиграфологами был подготовлен контротчет, в котором утверждалось, что по серьезным уголовным делам (срок от 15 лет, полиграф применялся в 95% случаев) вероятность ошибки профессионального полиграфолога менее 1 процента.
-нужно понимать технологию проверки на полиграфе. Она заключается в том, что полиграф направлен на доказательство непричастности человека к преступлению. Доказать его причастность корректным образом возможно только в случае наличия профессионала, «выигрышной» фабулы дела, которая бывает далеко не всегда, а также человека, который адекватен процедуре проверки. Но доказать, что он невиновен, можно».
Как видно из приведенного мнения высокопрофессионального специалиста он придает результатам психофизиологического исследования свойства доказательства которым устанавливается виновность или невиновность лица. При этом указывает на корректные условия получения доказательств при проведении ПФИ — наличие профессионала, «выигрышной» фабулы дела, которая бывает далеко не всегда, а также человека, который адекватен процедуре проверки.
Надо прямо сказать, что ПФИ назначается в условиях доминирующего обвинительного уклона в уголовном процессе для получения доказательства виновности. Представленное заключение ПФИ следователь использует для давления и введения в заблуждение обвиняемого, других участников процесса, утверждая, что при исследовании он сам признался в совершении преступления.
При психофиологическом исследовании факты, относящиеся к совершению преступления, его материальные следы, объективная, субъективная стороны деяния, которое происходило в прошлом, не устанавливаются.
Полиграф не читает мысли, не может отличить ложь от правды, а всего лишь регистрирует реакции опрашиваемого обвиняемого в ответ на вопросы за счет перевода физиологических показателей активности дыхательной, сердечно-сосудистой системы (пульс, кровонаполнение), электрической активности кожи и других физиологических показателей в электрические сигналы, которые отображаются в виде графиков.
Полученные графики не содержат фактические обстоятельства произошедших событий, а лишь фиксируют психофизиологические реакции лица. Фактический и содержательный смысл им придает полиграфолог, причем с долей вероятности оценивает как ложь или как правду с учетом показаний обвиняемого. Такая оценка дается с учетом предоставленных показаний свидетелей, потерпевших и других материалов уголовного дела. То есть специалист полиграфолог дает оценку показаниям обвиняемого. Такие заключения достоверными доказательствами быть не могут.
Верховный Суд РФ в кассационном определении от 05.05.2011г. №41-О11-43сп указал, — «Отказывая стороне обвинения в оглашении заключений психофизиологических экспертиз, суд обоснованно сослался на то, что подобные исследования не являются доказательствами факта, и, следовательно, не могут представляться в качестве таковых коллегии присяжных заседателей».
В определении Верховного Суда РФ от 12.07.2012г. №72-О12-26 указано, — «Судом учитывалось, что психофизиологическая экспертиза не является источником новых сведений о фактических обстоятельствах уголовного дела, а по существу оценивает уже собранные доказательства — показания осужденного, с точки зрения их достоверности. Оценка же доказательств по уголовному делу в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона входит в полномочия суда.
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 58-О12-31 — «Доводы Бабенко о том, что ее непричастность к поджогу подтверждается заключением специалиста, проводившим исследования с использованием полиграфа, являются несостоятельными, поскольку судом указанное заключение обоснованно исключено из числа доказательств. Данная психофизиологическая экспертиза не является источником новых сведений о фактических обстоятельствах уголовного дела, а по существу оценивает уже собранные доказательства — показания осужденной, с точки зрения их достоверности. Оценка же доказательств по уголовному делу в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона входит в полномочия суда. Суд оценивает доказательства в соответствии с требованиями ст.ст.17, 88 УПК РФ по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. При оценке допустимости и достоверности указанного доказательства судом учтено также и то, что приведенные выводы эксперта противоречат совокупности иных, исследованных судом доказательств.
Полиграфологи признают, что психофизиологическое исследование не является строго научной процедурой. Они указывают на такие условия его проведения — наличие профессионала, «выигрышной» фабулы дела, которая бывает далеко не всегда, а также человека, который адекватен процедуре проверки.
Методическими пособиями и ведомственными инструкциями запрещается применение полиграфа в случаях:
1.Физического или психологического истощения исследуемого лица.
2.Наличия у исследуемого лица психического расстройства или фазы обострения заболевания, связанного с нарушением деятельности сердечнососудистой либо дыхательной системы.
3.Нахождения исследуемого лица в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.
4.Регулярного употребления исследуемым лицом сильнодействующих лекарственных препаратов или психоактивных веществ.
5.Наличия у исследуемого лица болевого синдрома, связанного с обострением какого-либо заболевания.
6.Нахождения женщины во второй половине периода беременности.
7.Если возраст исследуемого лица менее 14 лет.
Результаты исследования во многом зависят от подготовки и профессионализма полиграфолога, многие из которых не являются специалистами в области психологии, психиатрии, медицины а также от его субъективной оценки пригодности обвиняемого для психофизиологического исследования.
Для диагностирования состояний, указанных в пунктах 1-5 необходимо иметь специальные познания в соответствующей области медицины.
К неверным выводам могут привести реакции, на которые повлияли индивидуально-психологические особенности, а также индивидуальные физиологические качества обвиняемого, например, индивидуальная потливость, неучтенные полиграфологом.
В США, где использование полиграфа практикуется в течение 90 лет, с 1985 по 1994 годы Олдриджа Эймса, высокопоставленного сотрудника ЦРУ, имевшего доступ к информации любого уровня секретности, и одновременно являвшимся агентом КГБ, тестировали с использованием полиграфа, но так и не смогли изобличить,
Козлов И.С. в статье «Методологические аспекты применения опроса с использованием полиграфа в практике» указывает, что проблема учета влияния индивидуально-психологических особенностей опрашиваемого на полиграфе на сегодняшний день остается практически нерешенной. Он приводит выводы иностранных ученых, согласно которым высокосоциализированные, невиновные испытуемые, из-за их повышенной кожной реактивности в ситуации обмана с большей вероятностью будут ложно осуждены, чем менее социализированные индивиды. При исследовании в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского (Центр им. В.П. Сербского) в течение 2007 — 2009 годах 92 испытуемых с различными нозологическими картинами, привлекавшихся к уголовной ответственности за совершение сексуальных правонарушений, и, проходивших стационарную комплексную судебную сексолого-психолого-психиатрическую экспертизу, была поставлена задача оценить конкретные индивидуально-психологические особенности, которые препятствуют успешному выявлению скрываемой информации. По результатам исследования были сделаны следующие выводы о том, что среди индивидуально-психологических особенностей, к факторам, препятствующим (значительно снижающим) успешности выявления скрываемой информации, можно отнести мотивационные нарушения мышления (нарушения целенаправленности деятельности); эмоционально-волевые особенности (эмоциональная неустойчивость; снижение критических и прогностических способностей); нарушения памяти и ригидность психических процессов (трудности врабатывания в задание и нарушения переключения внимания). Проведение опросов с использованием полиграфа с лицами, обнаруживающими указанные выше факторы риска, сопряжено со значительными трудностями, а в ряде случаев, при значительной выраженности данных факторов, не предоставляется возможным. (Юридическая психология. 2010г. №3. с. 2-6).
Согласно пункта 1.2. Инструкции о порядке использования полиграфа при опросе граждан, утверждённой Приказом МВД России от 28.12.1994 №437 (зарегистрировано в Министерстве юстиции РФ 06.01.1995г. №771) информация, полученная в ходе опроса с использованием полиграфа, не может применяться в качестве доказательств, имеет вероятностный характер и только ориентирующее значение.
В кассационном определении от 04.06.2008 №74-О08-18 Верховный Суд РФ указал, — «Суд обоснованно признал недопустимыми доказательствами заключения так называемой психофизиологической экспертизы, так как они, исходя из положений ст. 74УПК РФ, не являются доказательствами по уголовному делу. Использование достижений специалиста-полиграфолога в процессе доказывания по уголовному делу законом не предусмотрено. Выводы «такой экспертизы» не носят научно обоснованного характера. Экспертизы носят вероятностный характер, они таковыми не являются, это лишь опрос подозреваемых определенным «специалистом».
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 17.11.2011 N 203-О11-4 — «Делая вывод о причастности обоих осужденных к убийству К. и признавая достоверными показания свидетеля К. о том, что он знает о совершенном убийстве со слов Хайлова и Филимоновой, суд сослался на заключения «психофизиологических экспертиз», в ходе которых правдивость сообщаемых К. и Филимоновой сведений проверялась с помощью технического средства — полиграфа. Однако экспертом не представлено и судом не установлено научно-обоснованное подтверждение надежности и достоверности результатов подобных исследований, которые позволяли бы признать их доказательством по уголовному делу в соответствии с требованиями ст.ст. 74 и 80 УПК РФ.»
2.Постановление следователя о назначении ПФИ
не соответствует требованиям законности, предъявляемым к
процессуальным актам предварительного расследования.
Заключение ПФИ недопустимое доказательство в уголовном деле.
Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа назначается постановлением следователя. При этом у стороны обвинения даже не возникают сомнения в законности таких постановлений.
Вместе с тем, при защите обвиняемого необходимо учитывать, что, постановления о назначении психофизиологического исследования с использованием полиграфа, являются незаконными. Назначая психофизиологическое исследование показаний при помощи полиграфа следователь нарушает требования УПК РФ. Уголовно-процессуальный кодекс РФ не содержит правовых оснований назначения и проведения психофизиологического исследования.
Проверка доказательств показаний обвиняемого согласно ст.87 УПК РФ относится к исключительной компетенции следователя и он не вправе ее поручать другим лицам. Постановление следователя, которым поручается проверка показаний обвиняемого специалисту, эксперту при психофизиологическом исследовании, является незаконным.
В соответствии с ч.3 ст.7 УПК РФ нарушение норм УПК следователем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.
Заключение ПФИ, выполненное в соответствии с незаконным постановлением следователя о назначении психофизиологического исследования показаний обвиняемого, является недопустимым доказательством.
Фактически при психофизиологическом исследовании специалист проверяет показания обвиняемого, полученные следователем выходит за пределы своей компетенции и вторгается в сферу полномочий следователя. Психофизиологическое исследование не является источником новых сведений о фактических обстоятельствах совершенного деяния, объективной стороны состава преступления, при его проведении происходит оценка уже собранных следователем доказательств — показаний обвиняемого с точки зрения их достоверности.
Согласно ч.1 ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст.73 настоящего Кодекса.
Верховный Суд РФ в определении от 26.05.2011г. №81-О11-49 установил: — «В качестве доказательств, подтверждающих вину подсудимых, суд в приговоре сослался на имеющиеся в деле психофизиологические исследования подсудимого Бадюк Н.В. и свидетеля Б., полученные в ходе предварительного следствия с использованием «полиграфа», которые судом расценены как «заключения эксперта». В соответствии со ст.80 УПК РФ заключение эксперта — представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами. Требования к заключению эксперта содержатся в ст.204 УПК РФ. В частности, в заключении эксперта согласно п.п. 9 и 10 ч.1 ст.204 УПК РФ должно быть указано содержание и результаты исследований с указанием примененных методик, а также выводы по поставленным перед экспертам вопросам и их обоснование. Это означает, что в заключении эксперта должны быть приведены научно обоснованные методики исследования, которые при необходимости могут быть проверены и не должны вызывать никаких сомнений у суда при разрешении уголовного дела. В данном случае имеющиеся в деле заключения «специалиста с правом работы с полиграфными устройствами при опросе граждан» К., которые судом расценены как «заключения эксперта» не могут быть признаны таковыми, поскольку не отвечают требованиям, предъявляемым законом к заключению эксперта. Кроме того, судом оставлены без внимания следующие обстоятельства. Выводы специалиста К., проводившего психофизиологические исследования подсудимого Бадюк Н.В. и свидетеля Б. состоят в том, что психофизиологические реакции Бадюк Н.В. «не подтверждают ранее сообщенную им информацию о том, что он не наносил ударов М., а также о том, что он не душил М., а психофизиологические реакции Б. подтверждают ранее сообщенную им информацию о том, что со слов Шерина Д.А. «он знает, как и когда было совершено преступление в отношении М.» То есть, по сути, специалист К. в так называемых «заключениях эксперта» после проведения исследований высказал суждения относительно достоверности, с его точки зрения, сведений, которые сообщили Бадюк Н.В. и Б. следователю на допросах. Согласно ст.ст. 87 и 88 УПК РФ проверка и оценка доказательств (в данном случае показаний обвиняемого Бадюк Н.В. и свидетеля Б.) в том числе с точки зрения их достоверности, относится к компетенции следователя, если дело находится в стадии предварительного следствия, или суда при вынесении приговора. По смыслу главы 27 УПК РФ вопросы, поставленные перед экспертом, и заключения по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний. Постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой собранных в ходе предварительного или судебного следствия доказательств, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (в данном случае, достоверности или недостоверности показаний допрошенных лиц), как не относящихся к компетенции эксперта, недопустима. Именно следователь и суд согласно закону оценивают доказательства путем сопоставления их с другими доказательствами по делу. Ни следователь, ни суд не вправе передавать свои полномочия по оценке доказательств (достоверности сообщенных допрошенными лицами сведений) иным лицам, в том числе специалистам или экспертам».
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 11.09.2012 N 41-О12-57СП — «Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе. Данный вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, и ее заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям ст.74 УПК РФ. Данные использования полиграфа при проверке достоверности показаний подсудимых не являются доказательством».
В кассационном определении Верховного Суда РФ от 28.02.2012 N 48-О12-8 указано — «Само по себе заключение ПФИ самостоятельного доказательственного значения не имеет».

Разделы сайта

Криминалистические исследования с применением полиграфа и судебно-психофизиологическая экспертиза

Ю.И. Холодный
Доктор юридических наук, кандидат психологических наук MГТУ им. Н.Э. Баумана

Весной 1993 года опросы с использованием полиграфа (ОИП) были разрешены к применению в оперативно-розыскной деятельности (ОРД) на территории России. За истекшие годы применение полиграфа в правоохранительной практике неуклонно растет из года в год1, и уже не ставится под сомнение эффективность его применения в ходе ОРД. при отборе и контроле деятельности кадров. Метод ОИП признан отечественной криминалистикой, а анализ естественнонаучных и теоретических основ метода ОИП дал возможность пополнить криминалистическую науку новыми знаниями, расширить и уточнить содержание некоторых важных её положений.
Итак, что же нового внес метод ОИП в отечественную криминалистику?

1. Обнаружение ранее незамеченных свойств идеальных следов. В криминалистике устоялось мнение, что идеальные следы (образы) в сравнении с материально фиксированными следами обладают тремя отличиями, а именно:
— идеальные следы недоступны для их непосредственного исследования;
— доступ к исследованию идеального следа возможен только после его материализации (осуществляется человеком, владеющим этим следом, путем его устной или письменной речи, либо двигательной активности (рисунка, схемы));
— материализованные идеальные следы более информативны, поскольку способны отражать такие характеристики (обстоятельства) событий внешнего мира, которые не могут быть отражены в материально фиксированных следах.

Исследование идеальных следов с позиций технологии ОИП позволило описать новые их свойства2, которые не привлекли внимание криминалистической пауки ранее. В частности, было обнаружено четвертое свойство — материализация идеального следа происходит при совместном действии объективного фактора — забывания (естественное разрушение идеального следа) и одного или нескольких субъективных факторов, каковыми являются:

  • условия и обстоятельства восприятия, запоминания и, в последующем, воспроизведения человеком событии внешнего мира;
  • физическое и эмоциональное состояние человека;
  • его культурные и национальные особенности;
  • возможно, умышленное искажение идеальных следов при их материализации, обусловленное мотивами или интересами человека, и проч.

Наконец, пятое свойство идеального следа. Известно, что материально фиксированным след доступен как естественному (действие природных, техногенных, временных и иных факторов), так и умышленному разрушению (намеренные действия со стороны человека). В отличие от него, идеальный след подвержен исключительно естественному разрушению (действие объективного фактора — забывания), доступен умышленному искажению при материализации, но недоступен умышленному разрушению (человеку пс дано намеренно, по своему усмотрению, забыть что-то из событий прошлого). Личностно-значимые события запоминаются на всю жизнь: «следы событий прошлого, хранящиеся в эмоциональной памяти человека, практически неуничтожимы на протяжении всей жизни человека… Удавалось успешно выявлять в памяти следы событий, удаленных в прошлое на 20 лет и более»3.

Именно пятое свойство — недоступность памяти человека для умышленного уничтожения в ней идеальных следов личностно-значимых событий прошлого — лежит в основе прикладной эффективности метода ОИП.

2. Создание условий для объективного исследования наличии идеальных следов событий в памяти человека. До недавнего времени процесс материализации идеальных следов (например, в ходе допроса человека), является субъективным актом, и контролировать его в полной мере внешний наблюдатель не мог. Обладатель этих следов (обвиняемый, подозреваемый и проч.) материализовывал их бесконтрольно, по своему усмотрению и мог умышленно скрыть какую-то их часть. При отсутствии у следователя информации, поступившей из независимых источников, оцепить качество таких материализованных идеальных следов было весьма непросто.

В таких ситуациях применение ОИП:

1) дает возможность объективно выявлять в памяти конкретного человека идеальные следы скрываемых им событий или их обстоятельств;

2) делает идеальные следы доступными объективному исследованию до их материализации (т.е. и без материализации);

3) позволяет объективно обнаружить наличие (или отсутствие) умышленных искажений при материализации основных, принципиально важных для раскрытия и расследования преступления или профилактики правонарушений обстоятельств

Вхождение ОИП в систему методов и средств криминалистики качественно изменило существовавшее положение: полиграф два возможность объективно выявлять и исследовать идеальные следы событий, хранящиеся в памяти человека; ранее такое было принципиально невозможно4.

3. Уточнение и дополнение объектов криминалистической диагностики. Проведенные исследования привели к необходимости уточнения некоторых базисных понятий криминалистической диагностики. В частности, было установлено, что при проведении ОИП диагностирующими объектами идеальных следов, сохранившихся в памяти человека, могут выступать:

  • в случае зрительного восприятия (менее 1 % ОИП) — материальные объекты, которыми могут являться предметы, фотографии людей, предметов или участков местности, карты, схемы, документы, написанные номера телефонов;
  • в случае слухового восприятия (более 99 % ОИП) — семантические понятия, т.е. идеальные объекты, каковыми являются вопросы тестов, каждый из которых охватывает отдельный элемент, условие, обстоятельство или характеристику события, причастность к которому следует установить с помощью полиграфа.

Появление в криминалистической диагностике «виртуальных» диагностирующих объектов является закономерным при обнаружении и изучении идеальных следов. Но не только диагностирующими, но и диагностируемыми объектами могут быть запечатленные в памяти человека семантические понятия, которые однозначно характеризуют события и явления внешнего мира. Практика показала, что диагностируемыми в ходе ОИП объектами5 могут являться фамилии и клички людей, адреса, наименования городов и регионов, наименование действий, даты и время событий и проч.

4. Расширение возможностей предъявления для опознания. Обычно полагается, что предъявление для опознания (ПДО) имеет «итогом …логический вывод о … тождестве, сходстве или различии»6. В специальной литературе о ПДО упоминается, что «в практике судопроизводства возможно ложное опознание и ложное неопознание»7.

Однако, помимо указанных пяти ПДО имеет и шестой исход, который ранее не был известен отечественной криминалистике -умышленное неопознание8, т.е. намеренное сокрытие опознающим факта опознания предъявлявшегося ему для опознания объекта. Как показала мировая и отечественная практика, выявление умышленного неопознания -тривиальная задача для ОИП, которая успешно решается различными странами-пользователями полиграфа уже десятки лет.

5. Расширение возможностей криминалистической профилактики правонарушений и преступлений. Появление скрининговых ОИП в США в 1930-е годы было обусловлено тем, что работодатель — государственное учреждение или коммерческая организация -стремился использовать труд лиц. которые, выполняя свои служебные обязанности, не нанесли бы ему ущерба, вреда, а также соблюдали установленную дисциплину.

С середины 1990-х годов федеральные ведомства и негосударственные учреждения России взяли на вооружение скрининговые ОИП: их вхождение в практику работы с кадрами внесло весомый вклад в развитие одного из наименее разработанных разделов криминалистики — криминалистическую профилактику9. Применение полиграфа в кадровой работе превращает ОИП в частный метод криминалистической профилактики преступлений и правонарушений, связанных с исполнением служебных обязанностей.

6. Образование нового направления отдела «Криминалистическая техники». После легализации полиграфа в России криминалистика на протяжении ряда лет не знала, как реагировать на его применение в ОРД. К концу 1990-х годов ОИП был определен как одно из «нетрадиционных средств получения значимой для расследования преступлений информации» и отнесен к разделу «Криминалистическая техника»10.

Одновременно формировалось мнение, что «совокупность научно-прикладных знаний об использовании психофизиологического метода «детекции лжи» с помощью полиграфа (или иных аппаратно-программных средств) должна рассматриваться в качестве самостоятельной отрасли криминалистической техники, которая входит в состав раздела «Криминалистическая техника»,… и занимается практикой применения технико-криминалистических методов и средств обнаружения в памяти человека следов событий, значимых для раскрытия и расследования преступлений»11.

Прошло несколько лет, и криминалистические диагностические исследования с применением полиграфа заняли положенное им место в отечественной криминалистике; в 2008 году они впервые были включены в учебник по криминалистике12 как самостоятельное направление13 раздела «Криминалистическая техника».

Успехи в разработке криминалистических диагностических исследований с позиций категориального аппарата современной криминалистической науки привели к тому, что метод ОИП стал применяться в форме судебно~психофизиологической экспертизы (СПФЭ), а их результаты — представляться в суд в качестве доказательств.

Но наряду с очевидными достижениями в применении ОИП в России, за последние годы накопился ряд частных проблем, которые существенно сдерживают дальнейший прогресс в данной области: многие вопросы правовою, методического, технического и иного характера, касающиеся использования полиграфа разработаны явно недостаточно.

Одной из таких проблем стало применение криминалистических исследований с применением полиграфа в форме СПФЭ.

Федеральный межведомственный координационно-методический совет по судебной экспертизе и экспертным исследованиям (ФМКМС) с 2004 года неоднократно рассматривал «проблему проведения исследований с использованием полиграфа» и СПФЭ. В декабре 2006 года ФМКМС поручил автору данной статьи «создать рабочую группу по проблемам проведения исследований с использованием полиграфа, в частности, определить предмет, объект и задачи исследования, рассмотреть программу подготовки специалистов полиграфологов»14.

Приняв такое решение, ФМКМС фактически констатировал, что базисные положения «исследований с использованием полиграфа» в форме СПФЭ — их предмет и объект, их задачи — не имеют в настоящий момент общепринятого толкования, а технология подготовки полиграфологов и, тем более, экспертов для выполнения СПФЭ требует критической оценки.

Применение СПФЭ в правоохранительной практике идет нарастающими темпами. Их востребованность и частота проведения в последние два-три года отодвинула на задний план нерешенность целого ряда вопросов теоретического и технологического характера. Методическое обеспечение СПФЭ явно отстает от нужд практики и не соответствует требованиям судебно-экспертной науки. Именно поэтому появляются заявления, «что использование отдельными судьями при вынесении приговора результатов опроса на полиграфе в качестве уголовно-процессуального доказательства является противозаконным, а тенденция умножения таких случаев судебной практики требует немедленного официального разъяснения со стороны Верховного Суда РФ»15.

Находясь в стадии своего становления, этот новый вид экспертизы наглядно продемонстрировал всю остроту вопросов, сложившихся в настоящий момент в отечественной технологии и практике использования полиграфа. Практика нуждается и СПФЭ. Но это вовсе не свидетельствует о том, что такие экспертизы должны проводиться любой ценой и кем угодно. Следует признать, что подавляющее большинство специалистов, выполняющих в настоящее время СПФЭ, не обладают уровнем квалификации, необходимым для проведения этого вида экспертиз, и то, что они проводят с помощью полиграфа как СПФЭ, в большинстве случаев именовать экспертизой недопустимо. Более того, многие такие «эксперты» даже не подозревают, что технологии тестирования человека на полиграфе (ТНП) в условиях ОРД и при СПФЭ существенно отличаются, а некоторые модели компьютерных полиграфов не пригодны для методически корректною проведения экспертизы.

Поэтому никакими благими помыслами нельзя оправдать действия тех «энтузиастов СПФЭ», которые, «проработав с полиграфом пятнадцать лет» и не поняв различие в применении полиграфа в условиях ОРД и в форме СПФЭ, заявляют, что «все споры на методические темы «от лукавого»16.

Нельзя также одобрить действия тех, кто стремится любой ценой «продавить» новый вид экспертизы в практику, хотя предлагаемая ими методика СПФЭ не удовлетворяет установленным требованиям. Речь, в частности, идет о «Видовой экспертной методике производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа»17 («Видовая методика»), которая была разработана в 2005 году негосударственным «Центром независимой комплексной экспертизы и сертификации систем и технологии» (ЦНЭКС) и которая усиленно рекламируется18 в качестве единственно верной методики СПФЭ.

«Видовая методика» содержит целый ряд огрехов и изъянов. Не имея возможности остановиться на выявленных ее недостатках подробнее19, отметим лишь, в качестве примера, что является ошибкой выносить на решение в ходе СПФЭ вопросы следующего содержания:

1. Выявляются ли в ходе психофизиологического исследования с использованием полиграфа реакции, свидетельствующие о том. что гражданин(ка) — Ф.И.О. располагает информацией о деталях случившегося?

2. Вследствие отражения каких обстоятельств могла быть получена обследуемым лицом эта информация? Могла ли она быть получена в момент события?20.

Издержки «Видовой методики» обусловлены тем, что в пей изначально был ошибочно определен объект СПФЭ21, который уже был описан ранее22. Ошибка в определении объекта СПФЭ неизбежно повлекла за собой ошибочное определение задач и формулирование вопросов СПФЭ (об этом упоминалось выше), хотя «основные вопросы, решаемые с помощью исследования на полиграфе»23 также были описаны ранее.

За этим последовали неудачные рекомендации по формулированию выводов с результатами экспертизы и. наконец, некорректное определение самой компетенции полиграфолога при выполнении СПФЭ. Не меньше вопросов порождает само проведение СПФЭ по «Видовой методике». Полученные с помощью этой методики результаты экспертизы носят уязвимый характер н могут быть отклонены судом как невалидные.

Вызывает сомнение, что «начиная в ЦНЭКС работу по проведению» нового вида экспертизы, специалисты «осознавали всю глубину ответственности … за обеспечение практической деятельности по использованию»24 СПФЭ. Анализ «Видовой методики» побуждает присоединиться к мнению Комиссаровой Я.В.. которая правильно полагает «недопустимым организацию частных экспертных контор, качество работы которых было бы невозможно контролировать»25.

Завершая статью, представляется целесообразным рекомендовать:

  • полиграфологам воздержаться от проведения экспертиз до создания научно-обоснованной методики СПФЭ и, в частости, от выполнения экспертиз по «Видовой методике»;

  • государственны.» органанам26 и негосударственным организациям избегать обращаться к помощи специалистов, использующих при проведении СПФЭ «Видовую методику»;

  • государственным экспертным учреждениям ускорить работу по созданию научно-обоснованной методики СПФЭ.

3 Холодный Ю.И. Правовое регулирование применении полиграфа при обеспечении информационной безопасности Российской Федерации // Бизнес и безопасность в России, 2004. № 38. С. 110.

4 Подшибякин А.С., Холодный Ю.И. Об уточнении и дополнении объектов криминалистической диагностики // Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения. Научно-практическая конференция (3-4 октября 2001 г.), Саратов. 2001. С. 225-227.

5 «Виртуальные» диагностируемые и диагностирующие обьскты рассматривались в статье — Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: период становления (статья первая) // Вестник криминалистики. 2008. Вып. 1(25). С. 225-227

6 Суворова Л.А. Идеальные следы в криминалистике. М.: Юрлитинформ. 2006. С. 118.

7 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии, Учебник для вузов. М.: Юристъ, 1996. С. 516.

8 Холодный Ю.И. Криминалистическая полиграфология и её применение в правоохранительной практике // Информационный бюллетень № 21 по материалам Криминалистических чтений «Запросы практики — движущая сила развития криминалистики и судебной экспертизы». М.: Академия управления МВД России, 2003. С 14-19.

9 Холодный Ю. И. Савельев Ю. И. Полиграф на страже государственных секретов // Системы безопасности. 1996. № 4. С. 92-94; Холодный IO.И. Опрос с использованием полиграфа как системная мера криминалистической профилактики преступлений // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Второй Всероссийский «круглый стол», 20-21 июня 2002 г. Сборник материалов к 200-летию МВД России. Р-н-Д.: РЮИ МВД РФ. 2002. С. 282-292.

13 Представленное выше практически неизвестно даже тем криминалистам, кто целенаправленно интересуется вопросами теории и исследования идеальных следов с помощью аппаратно-программных средств. Пример тому — Суворова Л.А., которая не упомянула в своей работе (Суворова Л.А. Идеальные следы…) то новое, что удалось установить отечественной криминалистике с позиций метода ОИП об идеальных следах.
14 Бюллетень Федерального межведомственного координационно-методического совета по судебной экспертизе и экспертным исследованиям. 2006. № 2 (17). С. 4-5.

16 Белюшина О.В. Психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа // Вестник полиграфолога. 2008. № 5. с. 28.

17 Видовая экспертная методика производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа // Инструментальная детекция лжи: реалии и перспективы использования в борьбе с преступностью: Материалы международного научно-практического форума. Саратов: СЮИ МИД России. 2006. С. 90-96.

18 Штыров В. Полиграфные экспертизы // Законность. 2007. № 9. С. 39-10; Степущенко О.А., Игнатьева М.Ю. Опыт организации судебной психофизиологической
экспертизы с использованием полиграфа в экспертно-криминалистическом центре МВД по Республике Татарстан // Эксперт-криминалист. 2008. М 2. С. 29-31; Гургениок Б.В., Колкутин В.Н. Опыт внедрения психофизиологической экспертизы с применением полиграфа в практику государственного судебно-экспертного учреждения // Там же. С. 31.

19Недостатки «Видовой методики» исследованы в статьях — Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза … Статья первая…; Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: период становления. Статья вторая // Вестник криминалистики. 2009. Вып. № 1 (29). С. 27-35; Холодный Ю.И. Oпpoc с использованием полиграфа и компетенция полиграфолога // в печати; Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа и выводы эксперта // в печати.В перечисленных публикациях и в статье — Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: вопросы подготовки специалистов // в печати) решены поставленные ФМКМС задачи — в них уточнены предмет и объект СПФЭ, определены задачи СПФЭ и представлена технология подготовки специалистов для выполнения СПФЭ

20 Видовая методика…. С. 93.

21 «Видовой объект экспертной методики — физиологические проявления протекания психических процессов, связанные с восприятием, закреплением, сохранением и последующим воспроизведением человеком информации о каком-то событии» (Там же).

22 Холодный Ю. И, Опрос с использованием полиграфа и судебно-психофизиологическая экспертиза // Роль и значение деятельности профессора Р. С. Белкина в становлении и развитии современной криминалистики: Материалы Международной научной конференции (к 80-лстию со дня рождения Р. С. Белкина). М.: АУ МВД России. 2002. С. 422-426.

24 Комиссарова И.В. Прикладные аспекты использования полиграфа в уголовном судопроизводстве России // Инструментальная детекция лжи: реалии и перспективы использования в борьбе с преступностью: Материалы международного научно-практического форума. Саратов: СЮИ МИД России. 2006. С. 8.

25 Комиссарова И.В. Процессуальные и нравственные проблемы производства экспертизы на предварительном следствии. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 1996..С. 20.

26 Распоряжение МВД России oт 31.01.2008 г. обязало ведомственных полиграфологов исключить практику проведения судебно-психофизиологических экспертиз» (Семенцов В.А. Применение полиграфа при производстве отдельных следственных действии // Актуальные проблемы специальных психофизиологических исследований и перспективы их использования в борьбе с преступностью и подборе кадров. Краснодар: Изд. КубГТУ, 2008. С. 1).

Статья опубликована на сайте: 11.03.2010

Использование полиграфа в уголовном процессе позволяет выявлять тех, кто причастен к совершению преступления, и подтверждать невиновность лиц. Название аппарата полиграфической экспертизы произошло от греческих наименований polys – «многий», grapho –»пишу». Этот прибор способен синхронно регистрировать и записывать изменения физиологических параметров испытуемого человека и представляет собой комплекс из эксперта, который тестирует, задавая повторные вопросы, и анализирует полученные результаты и прибора.

Общие и исторические сведения о полиграфе

Прибор учитывает:

  • частоту пульса и дыхания;
  • кровяное давление;
  • выделение пота.

Использование полиграфа в уголовном процессе позволяет выявить у людей эти психофизиологические реакции, которые фиксируются датчиками. Полиграфолог должен иметь профильное образование и специальные знания в области психологии и физиологии человека.Знать законодательство РФ и правовой аспект, владеть методиками проведения исследований, ясно различать ложь и заблуждение.

Эксперт-полиграфолог делает выводы и пишет заключение на основе, имеющейся в памяти подозреваемого лица, информации. Анализ, полученный в процессе работы ПФЭ материалов, схем, видео и таблиц, формирует вывод с процентом неоспоримости от 0,98% и выше.

Начало применения «детектора лжи» относится к 1894 году. Чезаре Ломброзо, в книге под названием «Преступный человек», описал опыт работы психофизиологического устройства «детекции лжи». Он совершал исследования с помощью «гидросфигмографа», простейшего лабораторного прибора, который позволил заметить падение давления у подозреваемого в краже человека, во время опроса по существу дела.

Чезаре Ломброзо совершил следующие достижения:

  • провёл анализ;
  • установил непричастность подозреваемого к ограблению лица;
  • выявил необычные свойства аппарата.

С этого времени в мире существенно возросло применение детектора лжи на предмет установления истины.Само техническое средство претерпело ряд усовершенствований.

В настоящее время оно похоже на самый настоящий компьютер с датчиками, который схватывает работу вегетативного ряда нервных окончаний и их физиологическое изменение при волнении во время проведения психофизиологических опытов.

В СССР эксперименты в этой области проводились в период 1927 по 1932 годы, академиком А.П. Лурья. Их цель заключалась в установлении отличий людей, непричастных к преступлению.Использование тестирования позволило сделать выводы, что у преступников проявляются одинаковые физические реакции. Академик А. П. Лурья сравнил их отзыв на словарные обороты, что обнаружило преступника среди подозреваемых людей.

Ранняя модель подверглась сомнениям и критике, и в 1937 году работы в области психофизического опроса прекратились. В 1996 годупроблема начала решаться, благодаря Институту криминалистики, который организовал подготовку полиграфологов.

Применение специальных знаний в области полиграфического исследования в уголовном судопроизводстве

Когда требуются достоверные сведения о характере подозреваемого лица или выполнение задачи суда, прибегают к психофизическому методу тестирования.

Ключом к пониманию работы прибора служит отличие судебной экспертизы от психофизического тестирования. Экспертиза производится по вынесению постановления на проведение. Может представлять криминалистическое и процессуальное действие.

Использование полиграфа в уголовном процессе назначается физическим или юридическим лицом и может быть организовано по устному или письменному обращению гражданина.

Применение этого метода рекомендуется:

  1. В случае если невозможно получить нужные данные без человека, когда событие не находит подтверждения или опровержения в документальном виде или с помощью другого человека.
  2. Если необходимые дознания без полиграфических исследований получить можно, но нужны финансовые затраты или требуется привлечь до десятка человек.
  3. Когда дело требует ускоренного получения доказательств, а другое методологическое действие не дает необходимых результатов.

Методика исследования с использованием детектора лжи проходит по следующему алгоритму: предтестовое, ознакомительное общение, непосредственно само тестирование и заключительный разговор.

Организуется повторение заданий в разной последовательности с трёхкратной частотой:

  • сначала адаптирующий тест, который призван стимулировать испытуемого на правдивые ответы;
  • сам опросник;
  • повторный блок на основе контрольных и ряда проверочных вопросительных предложений;
  • оценка;

Эта схема может меняться от ситуации и деталей.

Допустимостьдознания устанавливает следующее:

  1. Психодиагностические аспекты. Поиск оснований, которые позволят дать отсрочку приведения приговора в исполнение, выявить правдоподобность и уголовный повод в предъявлении недостоверных сведений.
  2. Прогностические задачи характеризуют личность при написании обвинительного заключения и выявлении необходимых оснований.
  3. Диагностика преступления выявляет неоспоримое нанесение вреда или причину смерти.
  4. Идентификационные задачи дают характеристику личных качеств, правдивость сказанного, прогнозируют ситуацию и обеспечивают индивидуальный подход рассмотрению дела, выявляют противоречивость показаний, которые даёт подсудимый.

Технические возможности увеличивают рамки дознания и индивидуализируют подход к делу, снижают субъективизм решения и оптимизируют доказательную базу.

Считаются ли эти сведения доказательством в суде

Эксперт-полиграфолог делает выводы и пишет заключение на основе, имеющейся в памяти подозреваемого лица, информации. Анализ полученных во время работы ПФЭ материалов, схем, видео и таблиц формирует вывод с процентом неоспоримости от 0,98% и выше.

В 2001 году в российском судопроизводстве результаты полиграфического анализа участников судебных разбирательств принимаются во внимание.

Психофизиологическое расследование назначается, когда требуется:

  • устранение противоречивых сведений участников процесса;
  • разночтения между показаниями и доказательствами.

На основании экспертизы устанавливают отсутствие и наличие обстоятельств для проводимого процесса.Отказаться от ПФЭ можно в любой момент.Отказ от полиграфа в уголовном процессене наказуем.

Для получения нужных сведений назначается другой участник, но это повлечет за собой сомнения в правдивости показаний отказавшегося лица. Психофизиологическая проверка невозможна без согласия участника тестирования, подтверждённого письменно. Принудительное участие в опросе на детекторе – противозаконное действие.Отказ не влечет неприятных последствий.

Психофизиологический анализ назначается как по резолюции суда и следователя, так и по просьбе адвоката.

Допрос с использованием технического средства

Допрос на полиграфе – следственное действие, которое основано на научном обосновании и законных требованиях, закрепленных в законодательстве РФ.

Процесс допроса с ПФЭ начинается с подготовительного интервью.Инструкция, оформленная психологом,должна снять напряжение и обеспечить спокойное психологическое расположение тестируемого человека. Это собеседование может проходить на разные отвлеченные темы.

Вторая часть стимулирует отвечающего на доверие точности результатов и убеждает в правильности показаний компьютера.Полиграфист изучает реакцию человека, подключенного к аппарату при помощи датчиков.

После подготовительных упражнений следует основная часть – ответы на вопросы в разном виде и направлении.Далее начинается опрашивание по опроснику, выявление из памяти испытуемого информации о событиях.

Вопросы бывают прямые и косвенные.

В прямом плане задаются 3 последовательно подобранных группы вопросов:

  • критические;
  • нейтральные;
  • контрольные.

Человек, не имеющий отношения к преступлению, на контрольные тесты рефлексирует сильнее, так как в них заложена ужасная обвинительная суть.Завершающим этапом проверки служит обсуждение итогов.Эта часть проверки более продуктивна для получения непроизвольных признаний и рефлексов.

После чего определяется причастность человека к рассматриваемому делу.Благодаря этим действиям выявляется процент скрытности или достоверности сведений нужных следствию у допрашиваемого лица и то, каким образом получает передаваемую информацию.

Доказательство такого вида для следствия и суда составляет 90% достоверности. При проведении метода поиска скрытой информации заключение способно достигать 100% правдивости. Конституция РФ разрешает исследования на детекторе лжи.

Принципы судопроизводства

Главенствующее положение, определяющий характер и первичные нормы в суде, занимают принципы, прописанные на статьях Конституции РФ и закрепляют требования к судопроизводству.

Согласно закону, долг государства – защищать и охранять интересы и права как организаций, так и юридических лиц, потерпевших от действий преступного характера или незаконных и необоснованных обвинений, осуждений и ограничений.

Судопроизводство обязано соблюдать:

  1. Законность действий следствия и правосудия.
  2. Уважительное отношение к чести и достоинству человека.
  3. Неприкосновенность интересов и частной собственности.
  4. Организацию охраны свобод и прав личности.
  5. Соблюдение тайны переписки, сообщений и переговоров.
  6. Презумпцию человеческой невиновности.
  7. Права на защиту.
  8. Состязательность участвующих сторон.
  9. Свободу добычи доказательств.
  10. Свободу выбора язык судопроизводства.
  11. Право обжаловать процессуальные действия и решения.

Они получают конституционно-правовое развитие и изменяются наравне с уровнем экономического и социального изменения общества.

Работа полиграфа в уголовном процессе соответствует заявленным основам судопроизводства, проводится по отработанной схеме и не наносит вред здоровью испытуемого.

Документом правомерного применения прибора стало Постановление, принятое 17 мая 1996 года, в котором проводится программа усиления с 1996 по 1997 год работы с искоренением преступности. В нём говорится о необходимости применения аппарата ПФЭ. Пунктом 2.1.6 оговаривается финансовая сторона для разработки методологической основы и соответствующих аппаратов. На сегодняшний день доведена инструкция от 28 декабря 1994г.

Использование технического устройства закреплено ведомственными нормативами и инструкциями с обозначенными кодами доступа. Итоги оформляются документально и учитываются при доказательстве вины.

В специальном бланке опрашиваемый человек ставит подпись под разъяснениями представленных пунктов:

  • экспертиза учитывает согласие гражданина и его участие подтверждается его личной подписью;
  • требуется обязательное ознакомление с сутью задаваемых вопросительных предложений;
  • человек вправе передумать участвовать или отложить на другой приемлемый для него момент;
  • результаты используются исключительно в рамках организации, заинтересованной в эксперименте.

Тестирующий человек во время опроса использует только научно подтвержденное исследование.Известно ряд случаев, когда суды первой инстанции принимают доказательства такого рода допроса.

Мнения о работе детектора лжи

Сегодня в России исследование на современном компьютерном полиграфе по уголовному делупроходит до пятидесяти тысяч человек в течение года. Метод психофизического опроса занимает в нашей стране, несмотря на отсутствие законодательных актов, четвертое место в мировом сообществе.

Человеку нелегко признаваться в чём-либо, поэтому аппарат посылает сигнал «achtung!». Эксперту становится понятно, что техническое средство дает реакцию на неприятный или ложный ответ. При лживых ответах организм выбрасывает потоотделение, учащается сердцебиение, повышается артериальное давление, что с успехом фиксируется полиграфом. Реакции организма фиксируются с помощью датчиков, которые закрепляют на теле испытуемого. Если применять датчики в большом количестве, то замер импульсов организма будет точнее.

Испытуемый страдает повышением артериального давления или у него вечно мокрые ладони и учащенно колотится сердце. Полиграфологу до момента опроса нужно выяснить, имеются ли хронические заболевания.Это сводит к минимуму ошибки и погрешности эксперимента.

Перед началом проведения процедуры испытуемый просматриваетперечень вопросов. Пункты, которые истолковываются двояко или не нравятся, следует перефразировать или исключить.

Есть мнения, что исказить показатели экспертизы можно:

  • если принять перед проведением теста успокоительный медицинский препарат;
  • применить на себе болевую реакцию;
  • сконцентрироваться на предмете или посторонней мысли.

Эксперты уверяют, что «обманы» в этом случае легко просчитываются и этими способами. Поэтому опытного оператора ввести в заблуждение этим невозможно.

Детектор двадцать первого века работает с множеством параметров, которые «подделать» трудно. Опросник составляется так, чтобы вопросы дублировались. Фальшивую реакцию много раз повторить невозможно.

Применять следственными органами и судами аппарат психофизиологического анализа для доказательства непричастности юридического лица к субъекту преступления стало популярно с 2005 года. Эксперт по психофизиологическому тестированию пользуется для проведения современным техническим средством и умеет квалифицированно сделать психологический анализ, формулирует заключение, соответствующее задачам следствия.

Заключение специалиста-полиграфолога

Главная → Библиотека → Статьи Библиотека → Статьи

Заключение специалиста как источник доказательств в уголовном процессе. Процессуальной формой использования полиграфа в уголовном судопроизводстве является привлечение специалиста-полиграфолога для дачи заключения по вопросам, поставленным перед ним сторонами.

Интерес к участию специалиста прежде всего в следственных действиях объясняется возможностью повысить их эффективность (1). В отношении исследования личности эта проблема стоит как никогда остро. Можно выделить ряд причин, начиная с общих и кончая частными причинами практического характера, например ограниченностью исследований личности без участия специалиста рамками статических признаков. На необходимость использования специалиста в целях изучения личности указывали многие учёные-криминалисты (2).

Специалист – это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств и исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ст. 58 УПК РФ). По смыслу закона специалист призван обращать внимание следователя на обстоятельства, которые могут иметь значение для дела, давать разъяснения и консультации по вопросам, требующим специальных знаний, и т. д.

Последние изменения УПК РФ значительно укрепили статус специалиста-полиграфолога: он может представлять заключение – письменное суждение по поставленным перед ним вопросам. Заключение специалиста, как и его показания, в соответствии с п. 3¹ ч. 2 ст. 74 и ч. 3, 4 ст. 80 УПК РФ является доказательством по делу.

Законодатель, включив в перечень источников доказательств заключение специалиста, не оговорил механизм его формирования, процессуальные основания и порядок привлечения специалиста к даче заключения по инициативе как стороны обвинения, так и защиты. Кроме того, не установлены процессуальные сроки представления этого документа по аналогии с порядком назначения судебной экспертизы, не перечисляются требования к содержанию и иные процессуальные особенности, связанные с процедурой его реализации. Уголовно-процессуальным законом не определены санкции за дачу специалистом заведомо ложного заключения, что означает отсутствие какой-либо юридической ответственности специалиста за данное им заключение.

В научной литературе существуют различные точки зрения на процессуальное положение специалиста. Наиболее противоречивая отражает весьма широкую трактовку понятия «специалист», выходящую за процессуальные рамки. При этом под заключением специалиста понимается любое заключение, полученное без процессуальных оснований, например заключение о вскрытии трупа (3).

Другая точка зрения рассматривает специалиста в жёстких рамках процессуального закона и с учётом предложений по совершенствованию УПК, в частности касающихся введения предупреждения специалиста об уголовной ответственности в соответствии со ст. ст. 307‑308 УПК РФ, что отчасти сближает понятия «специалист» и «эксперт» (4).

Отсутствие чёткой правовой регламентации порождает неопределённость статуса заключения специалиста и его отличия от заключения эксперта. Существуют порой полярные суждения по этому вопросу, что создаёт трудности в адаптации данного источника доказательств в практику современного российского судопроизводства (5).

Не вдаваясь в суть ведущихся дискуссий, обратим внимание на одно принципиальное, на наш взгляд, различие между заключениями специалиста и эксперта, состоящее в определённом законом круге субъектов, способных инициировать их получение. Заключение эксперта – это представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами (ч. 1 ст. 80 УПК РФ). При этом правом назначения экспертизы наделены только следователь (ст. 195 УПК РФ) и суд (ст. 283 УПК РФ). Иные лица стороны обвинения (потерпевший, представитель и др.), а также представители стороны защиты могут выступать лишь с ходатайством о назначении судебных экспертиз.

Несколько иначе обстоит дело с заключением специалиста. Согласно ч. 3 ст. 80 УПК РФ заключение специалиста – это представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. Иных правил его получения закон не содержит. Таким образом, суд лишается права по собственной инициативе получать заключение специалиста, что вполне обоснованно, так как во всех тех случаях, когда у суда возникает необходимость применения специальных знаний с целью установления обстоятельств, имеющих значение для дела, он должен назначать экспертизу. Инициировать дачу заключения специалиста может непосредственно каждая из сторон. В отличие от заключения эксперта, которое может быть получено только по инициативе лица, осуществляющего расследование, или суда, заключение специалиста может быть получено и при непосредственном обращении к нему представителей каждой из сторон. При обращении к специалисту для дачи заключения закон не требует информировать об этом представителей другой стороны. Полученное заключение может быть введено в уголовный процесс следователем непосредственно, а стороной защиты ‑ через ходатайство на любом этапе предварительного или судебного следствия.

Предоставленное законом стороне защиты право непосредственного обращения к специалисту для дачи заключения является реальным воплощением принципа состязательности сторон в том смысле, что формально обеспечивает сторонам более равные возможности по использованию специальных знаний для обеспечения своих интересов на следствии.

Порядок привлечения специалиста-полиграфолога для дачи заключения. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, а также ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат, выступающий на уголовном процессе в статусе защитника, имеет право привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи, собирать и представлять документы, которые могут быть признаны доказательствами. С учетом этого, а также ст. 80 УПК РФ защитником может быть инициировано проведение психофизиологического исследования с использованием полиграфа в целях получения информации в интересах своего подзащитного. Подобное исследование может быть проведено и по инициативе самого подозреваемого или обвиняемого, так как закон (п. 4 ч. 4 ст. 46 и п. 4 ч. 4 ст. 47 УПК РФ) предоставляет им право представлять доказательства. Однако, как показывает практика, инициатива в данном случае всегда исходит именно от защитника, который и решает все организационные вопросы по проведению ПФИ.

Исследование проводится только на добровольной основе, письменные заявления о добровольном согласии приобщаются к заключению. Как мы уже отмечали, при производстве психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа в распоряжение эксперта помимо обследуемого лица предоставляются материалы уголовного дела, которые могут использоваться для определения круга проверяемых обстоятельств и составления программы тестирования. В ходе предварительного расследования сторона защиты полного доступа к материалам уголовного дела не имеет. Поэтому обстоятельства дела оцениваются специалистом со слов адвоката и (или) доверителя, о чём в заключении делается соответствующая запись с указанием содержания изложенных ими обстоятельств.

Результаты проведённого исследования оформляются в виде заключения специалиста, а в последующем может быть заявлено ходатайство о приобщении данного заключения к материалам дела. Как правило, это происходит уже на этапе судебного разбирательства.

ПФИ по инициативе стороны защиты обычно проводится в отношении самого подозреваемого (обвиняемого), реже – в отношении свидетелей, причём, как правило, дающих показания в пользу подзащитного. Инициируя проведение ПФИ в такой форме, защитник может преследовать несколько целей. При проведении исследования в отношении свидетеля, дающего показания в пользу подзащитного, ПФИ позволяет оценить надёжность его показаний в плане дальнейшего их использования на процессе. При проведении ПФИ в отношении подозреваемого или обвиняемого его результаты могут использоваться для получения нового доказательства (заключения специалиста), способного усилить на процессе позицию подзащитного. Кроме того, они позволят защитнику сориентироваться в вопросе о том, не искажает ли подзащитный сознательно фактические обстоятельства дела. Независимо от полученного результата ПФИ позволяет выработать правильную стратегию и тактику защиты в интересах доверителя.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе на процессе занимать позицию вопреки воле доверителя. Адвокат-защитник, по своему статусу призванный оказывать юридическую помощь доверившемуся ему лицу, не может в какой-либо мере содействовать стороне обвинения, например, представлять обнаруженные им обличающие доказательства в правоохранительные органы. Поэтому решение о целесообразности и моменте предъявления следователю (дознавателю) или суду полученного по результатам ПФИ заключения специалиста принимается защитником самостоятельно по согласованию с его подзащитным. В случае неблагоприятного исхода ПФИ его результаты (заключение специалиста) до органов расследования и суда обычно не доводятся.

Описанный алгоритм применения полиграфа может быть реализован только при условии доступности проверяемого лица. Если подзащитный задержан либо заключён под стражу, провести исследование непосредственно по инициативе защитника невозможно. В этом случае целесообразно идти по пути ходатайства перед органами расследования о назначении психофизиологического исследования или экспертизы с использованием полиграфа.

Проведение ПФИ для дачи заключения специалиста может быть инициировано и представителями стороны обвинения – потерпевшим и его представителем. Это возможно в ситуации, когда, например, потерпевший заявляет о своём желании пройти проверку на полиграфе, а лицо, осуществляющее расследование, отказывает в назначении ПФЭ. Действия потерпевшего и его представителя в этом случае будут во многом аналогичны рассмотренным выше действиям стороны защиты при привлечении специалиста-полиграфолога для дачи заключения.

Следователь как представитель стороны обвинения также имеет возможность прибегнуть к помощи специалиста для получения заключения. В специальной литературе даже высказывалось мнение, что, поскольку многие организационно-методические вопросы проведения психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа пока ещё окончательно не решены, более целесообразно использование полиграфа в уголовном судопроизводстве для дачи заключения специалистом, а не экспертом (6). Однако следственные работники в практической деятельности в основном реализуют более привычную им процессуальную форму использования специальных знаний – экспертизу.

Оценка заключения специалиста-полиграфолога. Общие подходы к оценке заключения специалиста-полиграфолога в основном соответствуют тем, которые были рассмотрены применительно к ПФЭ. Уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо предписаний по поводу должной формы заключения специалиста, кроме того, что оно должно быть выражено в письменной форме. Тем не менее, очевидно, что представленное заключение должно содержать в себе объём информации, достаточный для оценки компетентности специалиста, логической обоснованности хода и результатов исследования, научной обоснованности применённой методики исследования и т. д.

Структура заключения специалиста и прилагаемые к нему материалы (распечатки тестов, полиграммы, материалы видеозаписи всего хода исследования) должны соответствовать требованиям, предъявляемым к заключению судебного эксперта. В противном случае провести полноценную оценку представленных результатов будет невозможно. При отсутствии всех необходимых для оценки заключения материалов исследования у суда, органов расследования и другой стороны могут появиться сомнения в достоверности и обоснованности представленных результатов, особенно учитывая, что специалист не несёт юридической ответственности за данное им заключение и что практически все заключения специалистов-полиграфологов даются на договорной основе. Возникшие сомнения могут явиться поводом к исключению такого заключения из числа доказательств по делу.

Авторы: Семенов В. В., Иванов Л. Н.

Сноски:

ПФЭ, Саратов, уголовный процесс, расследование, экспертиза, исследование

06.03.2012, 13306 просмотров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *