Политическая обстановка

Все ли так плохо, как пишут в интернете?

Политическая ситуация

Политическая ситуация в современной России характеризуется постепенной утратой легитимности со стороны действующей власти, которая началась после 2014 г. и т.н. «крымской весны». Высокий рейтинг власти, нарастающие ожидания «возвращения сильной руки» и социальных реформ постепенно сменились разочарованием населения. Кроме того, с 2008 года в России возникает сильное движение в контрэлите, сопротивляющееся существующему «путинскому режиму», которое в 2010-е годы принимает форму «движения А. Навального». Первоначально это был консенсус между левыми (Удальцов, «Левый фронт»), националистами (НДП, Е. Холмогоров и проч.) и внесистемными либерал-демократами («Яблоко» и проч.). Навальный тогда занимал роль посредника. Но после событий 2014 года, произошел раскол левого движения и националистов по вопросу Крыма и Донбасса, а движение Навального целиком сосредоточилось на внутренней повестке + не понесло таких потерь как те же левые (арест Удальцова, Развозжаева, бегство Пономарева и проч.) Отсюда сейчас мы видим по сути «митинги в поддержку кандидатов Навального», которые называются оппозицией «демократическими кандидатами».

Социально-экономическая ситуация

После 2014 года и вступления в санкционный период, российская власть пошла на ужесточение социальной политики, опустила курс рубля, увеличила НДС, сократила денежные вливания в экономику (выбрала монетаристский курс). Результатом этого (предсказумым) стало снижение реальных доходов населения. Плюс добавьте к этому нагрузку на экономику в виде военных непрямых действий на Украине, а после заморозки ситуации там — в Сирии. К 2018-2019 г. удалось ликвидировать экономические последствия кризиса и бюджет стал профицитным, но при этом было принято решение продолжать неолиберальные реформы в экономике, в 2018 году это была пенсионная реформа. В результате продолжается рост инфляции (государственная статистика перестала его отражать с 2010 года примерно), растет количество безработных или по крайней мере не работающих в рамках частного или государственного секторов (19 млн. человек), одновременно с этим происходят массовые сокращения вложений в сфере образования и здравоохранения — что приводит к ликвидации и «укрупнению» школ, больниц и проч.

Прогноз. Фундаментальные факторы

Он не очень утешителен — Россия стремительно превращается в обычную страну третьего мира с пирамидальной системой неравенства (80% бедных — 20% богатый и средний классы), с отсутствием качественного образования, здравоохранения, социальных служб, с массовой безработицей и проблемой «андеркласса» (распространение уголовных социальных движений вроде АУЕ, проституции, торговли людьми, массовой бездомности). Это происходит в рамках фундаментальных факторов — таких как выбор в 1991 году следования по пути превращения в страну периферийного капитализма, в 1993 году — отказа от выстраивания реально функционирующих демократических институтов, становления консолидированной олигархии (1992-2003 гг). и в 2004 году — ставки на превращение парламента в место для «квазимногопартийности». Все это накладывается на зависимость от внешних экономических институтов мировой системы капитализма (ВТО, МВФ), зависимость от мирового гегемона (США), а также антагонизм с Европой и шире, Западом в целом (с 2014 года).

4. Прогноз

Альтернативность развития. В нынешней ситуации существует очень узкий набор вариантов социально-политического развития страны:

4.1. Вариант 1. «Медленная деградация или 90-е hard»

Если представить, что РФ каким-то чудом удастся решить большую часть внешнеполитических проблем и смягчить отношения с Западом, а также добиться финальных результатов по Сирии и Украине, то РФ ждет углубление и продолжение неолиберальной экономической политики, а это значит сужение платежеспособного спроса, отказ от государственных систем образования и здравоохранения, ликвидация фундаментальной науки, отказ от ядерного оружия (уже в 2019 году большая часть станционарных ракет превысила срок годности в разы) и проч. Россия перестанет быть не только великой, но и региональной державой и замкнется в своих границах, время от времени сотрясаемая протестами населения, которые будут купироваться силовым путем, а также подачками. Возможно также развитие открытой правой олигархической диктатуры и переписывание Конституции в её рамках. При этом фигура В.В. Путина потеряет прежнее значение — неважно кто будет у власти, важно то, что неолиберальный курс будет продолжен. По мере деградации образования произойдет съеживание антисистемных движений, ведь чем меньше образованных людей, тем меньше и организованных протестов, а снижение уровня жизни большей части населения приведет основную его массу к поиску средств к существованию (тут не до протестов). В целом, хорошего будет мало. Прибавьте сюда неизбежную криминализацию, коррупцию, борьбу элитарных кланов. Закончится всё это через 30-40 лет полным истощением страны, превращением её в латиноамериканский вариант. В стране будут происходить бунты, существовать гетто, разрушаться система ЖКХ, регионами будут править мафиози, а в центре будет сидеть «бессильное правительство».

4.2. Вариант 2. «Румынский сценарий или внешнее управление»

«Румынский сценарий» (или «судьба Чаушеску») предполагает воздействие масштабных внешних геополитических игроков на происходящие в стране события. Прежде всего это означает, что никакого «Майдана» не будет (этот вариант в РФ не пройдет, пока её верхушка или верхний элитарный слой консолидирован и крепко держится за власть). Но у внешних игроков есть такой мощный рычаг давления как шантаж (речь идет прежде всего о коррупции политиков) и прямой подкуп. В этих условиях некоторые крупные государства (не будем показывать пальцем) вполне могут устроить что-то вроде ГКЧП, сначала вывод массовки на улицы с протестами, потом взрыв какого-то устройства, тут же выход на авансцену армии с якобы «приказом подавить» и одновременно теракт или изоляция части ключевых фигур режима. Дальше всё просто, смена правительства, уступки оппозиции, и вуаля — готова «победившая демократия». Всё что нужно — это контроль над двумя городами. Страна пассивно примет новый режим, тем более что СМИ это оформят как «суд над коррупционерами», а после попадет под управление той силы, которая переворот организует. Дальше — взятие многомилиардных кредитов, скупка банков и промышленности иностранным капиталом и полная ликвидация самостоятельности во внешней позиции — сдача Крыма, Донбасса, Сирии. Ну и вариант 1 потом. Только в других условиях — более «мягких» (т.к. победившая страна будет навязывать кое-какой «свой порядок» все же).

4.3. Вариант 3. «Югославский сценарий-лайт или региональный распад»

Помимо 1-го — еще один вполне реальный вариант. Только в отличие от сценария 2 (схема та же), там будет разделение РФ на 3-4 крупных субъекта, с переносом нынешней элиты в один город (в который вложено немало средств). Ядерное ОМП тоже перекочует туда. В Европейской части будет установлено марионеточное правительство, юг её будет оккупирован Украиной, Кавказ станет независимым государством (скорее всего федерацией), часть южной Сибири отдадут Китаю (чтобы он не вмешивался в процесс). Возможны кратковременные войны между пост-РФ государствами (кстати один российский фантаст это уже описал, правда не помню кто и как называется его серия романов).

4.4. Вариант 4. «Хаос и распад или воюй, ребятушки, воюй!»

В рамках такого сценария происходит одновременный конфликт всех со всеми — финансового капитала с промышленным, центра с регионами, власти с интеллигенцией и с рядовыми гражданами+ конфликт силовых ведомств между собой + вмешательство внешнего врага. В этом случае Россию ожидает комбинация войны субъектов как в 3 сценарии (только без «лайт», всё серьезно) и частичная прямая оккупация с сокращением населения. Я бы сказал, что вариант маловероятен (Запад вряд ли допустит тут хаос), но возможен (если Запад будет занят чем-то другим). Упреждая возможное недоумение — сценарии потому и мрачны, что в РФ зачищены и подавлены любые силы гражданского сопротивления негативу. Власть оставила только себе право решать за граждан, а следовательно власть в случае чего «некому спасать». Революции тоже не будет, т.к. для неё нужен многомиллионный субъект и соц. институты, а их нет, даже «революционные» партии максимум что смогут в условиях хаоса — организовать подпольную борьбу (и то если сильно им повезет и им просто не пустят пули в затылок сразу после начала).

Нынешнее вялое недовольство граждан России их уровнем жизни уже осенью этого года может вылиться в массовые протесты по всей стране. Как считает политолог, глава Центра развития региональной политики Илья Гращенков, во многом это будет связано с не оправдавшей ожидания конституционной реформой. Такое мнение эксперт высказал в комментарии РИА «Новый День».

Гращенков обратил внимание, что реформа «развязала руки» президенту РФ Владимиру Путину, который наверняка продолжит выполнять «распределительную функцию между основными игроками». «Вся Конституция, как мне кажется, заточена на это: снижение влияния западных институтов, внешних игроков и усиление национальных элит. Но не национализация, а в фарватере государственного капитализма», – сказал он.

По его оценке, тенденция к усилению вертикали власти будет продолжена. «Будет пересмотрено контрвзаимодействие Совета Федерации и Государственной Думы: в Совете Федерации может смениться глава, а Госдума будет перевыбрана, если не в конце этого года, то в следующем. Реформы, возможно, затронут и администрацию президента, и силовые ведомства, и правительство. Но все это будет нацелено только на одно – еще большую вертикализацию власти, усиление власти президента, и, возможно, элитные трансферы. Понятно, что президент уже никуда не денется, но могут поменяться ключевые игроки в элите», – считает политолог.

Эксперт выразил уверенность, что ситуация в России будет постепенно накаляться, поскольку социальных преобразований, вопреки общениям власти, не будет. «Вся конституционная реформа базируется на обнулении сроков действующего президента. Рассуждать о социальных реформах не приходится», – подчеркнул Гращенков и добавил, что это создает взрывоопасную ситуацию.

По его мнению, недовольство россиян нарастает, но проявляется пока слабо. «С одной стороны, у нас протестная активность полностью парализована, с другой – внутренний протест растет. Люди недовольны тем, как они живут, плюс этому может добавится разочарование от реформы – всем пообещали, когда все проголосуют за Конституцию, жизнь стремительно улучшится. Скорее всего, жизнь не улучшится, а ухудшится», – полагает эксперт.

С его точки зрения, попытки властей призвать россиян в очередной раз «потерпеть» во имя светлого будущего могут обернуться социальным взрывом. «Поскольку нет политической культуры для погашения недовольства, выразить этот протест на выборах невозможно – скорее всего, будет уличная активность. Все больше людей будут желать сменить власть, будучи недовольными тем, к чему нынешние лидеры привели людей. И это не просто протест – ситуация, мягко говоря, взрывная. Думаю, первые ласточки будут уже осенью этого года», – считает Гращенков.

Эксперт уточнил, что осенью многое прояснится. «Люди сейчас все расползлись по дачам, по отпускам, свое положение они воспринимают как временное, ожидая, что осенью что-то наладится. Если осенью этого не произойдет, люди не смогут найти работу, и поймут, что их материальное положение продолжает ухудшаться, начнутся стихийные протесты. Если это совпадет со второй волной коронакризиса – все закроют или перекроют – это вызовет еще большее недовольство. Протестная активность может очень быстро вспыхнуть с троекратной силой», – прогнозирует эксперт.

В этой связи он также отметил, что политические последствия быть весьма серьезными. «Сегодня протест вялотекущий: подписывают какие-то петиции, вялые митинги, но, если движение вдруг обретет мощную силу по всей России, это в считанные недели может развернуться до мощной волны противостояния» – заключил Гращенков.

Москва, Мария Вяткина

Москва. Другие новости 07.07.20

Полиция задержала москвичей, протестующих против стройки по реновации. / Около здания ФСБ задержаны семь журналистов. / Чиновникам пропишут наказание за хамство: Госдума составит список оскорблений, за которые будут штрафовать.

Представления россиян о российской экономике можно назвать весьма далекими от радужных. Более половины опрошенных оценивают ее состояние как ‘плохое’, 35% – как ‘удовлетворительное’, и только 3% респондентов – как ‘хорошее’. Оценка перспектив ближайшего будущего российской экономики – еще более пессимистична. Лишь каждый пятый опрошенный полагает, что стадия экономического спада уже позади, и сегодня происходит подъем. 62% респондентов считают, напротив, что никакого экономического роста нет, спад до сих пор не преодолен. Отметим, что по сравнению с ситуацией более чем двухлетней давности на 3 п.п. – с 18% до 21% – увеличилась доля респондентов, полагающих, что в стране начался экономический рост, и на 9 п.п. сократилась доля считающих, что спад продолжается.
Чаще, чем остальным, пессимизм свойствен представителям среднего поколения (72%) и респондентам с высшим образованием (72%). Несколько выше уровень оптимизма, по сравнению со средним по выборке, у молодых респондентов – 29%, жителей крупных городов –28% и наиболее обеспеченных граждан – 27%.
Не вызывает никаких сомнений, что оценка российской экономики нашими респондентами во многом зависит от оценки ими материального положения своей семьи.

Все опрошенные

Материальное положение семьи за последнее время

не изменилось улучшилось ухудшилось Затрудняюсь ответить

Доли групп, %

Вопрос: ‘Как бы Вы оценили состояние российской экономики сегодня – как хорошее, удовлетворительное или плохое?’

хорошее

удовлетворительное

плохое

затр. ответить

Вопрос: ‘Одни считают, что Россия преодолела экономический спад, происходит экономический рост. Другие считают, что экономический спад не преодолен и нет экономического роста. С какой точкой зрения Вы согласны – с первой или второй?’

с первой

со второй

затр. ответить

При этом из сопоставления статической и динамической оценок видно, что до трети респондентов, считающих современное состояние российской экономики удовлетворительным, полагают, что экономический спад до сих пор не преодолен.
Из ответов на открытые вопросы следует, что каждый десятый опрошенный (почти 60% ответивших на соответствующий открытый вопрос) видит признаки экономического роста в сфере промышленности, тогда как повышение уровня жизни населения отметили лишь 7% респондентов. В то же время, половина ответивших на открытый вопрос о признаках продолжающегося экономического спада отмечает именно низкий уровень жизни населения (50%, или 27% по выборке в целом): О состоянии промышленности и финансов в этом контексте упоминают 21% респондентов: Обсуждение этой проблемы на дискуссионных фокус-группах показывает, что респонденты более охотно говорят о подъеме российской экономики, хотя делают это осторожно:

  • Модератор: Что происходит в российской экономике?

Лена: Небольшой подъем.
Олег: Попытки сделать подъем.
Максим: Попытки подъема экономики’ (ДФГ, Москва).

  • ‘Начинаются только первые наметки, начнется подъем, но очень медленно это происходит’
  • (ДФГ, Воронеж).

  • Михаил: Тенденции к подъему.

Ирина: Слабые тенденции.
Михаил: Слабый рост’ (ДФГ, Санкт-Петербург).
Респонденты активно ищут признаки подъема, пусть даже и опираясь прежде всего на личный опыт:

  • ‘…уменьшение безработицы. Сейчас начинает расти спрос, я заканчиваю, высшее образование получаю – мне предлагают идти на завод. Хотя 2 – 3 года назад я знал, что закончу – и буду безработным’
  • (ДФГ, Санкт-Петербург).

  • ‘Начинаются только первые наметки, начнется подъем, но очень медленно это происходит. Наметки в том, что, я знаю, на ВАСО – очень приличный заказ, будут покупать новое оборудование. Потому что требования заказчика очень жесткие к исполнению. А это уже какие-то ласточки весенние’
  • (ДФГ, Воронеж).

Даже рост собственной зарплаты не позволяет уверенно говорить об общем подъеме: Одним из свидетельств подъема является появление на рынке российских товаров:

  • Игорь: Больше наших товаров появляется. Больше наших российских товаров, мы ощущаем.

Лена: Вспомните: даже продукты покупали импортные – сейчас уже не хотим.
Игорь: По пиву – сколько российского пива стало.
Лена: И не только пива, а куры я беру, мясо. Ну что, не так, что ли? Продукты у нас лучше стали’ (ДФГ, Москва).
В московской фокус-группе участники проявляли даже немотивированный оптимизм, говоря о подъеме российской экономики как о чем-то само собой разумеющемся:

  • Модератор: Как Вы полагаете, что сейчас в российской экономике происходит? К лучшему какие-то изменения, или к худшему, или ничего не меняется?

Наташа: К лучшему, естественно.
Модератор: А в чем это проявляется?
Лена: А почему нет?’ (ДФГ, Москва).
Однако многие участники фокус-групп говорят о кризисе – и куда более уверенно, хотя и не более мотивированно:

  • ‘Спад. Стоят заводы’
  • (ДФГ, Воронеж).

  • ‘Сейчас вообще кризис’
  • (ДФГ, Воронеж).

При этом необходимо помнить, что Москва и Санкт-Петербург, где проходили две из трех фокус-групп, относятся к числу наиболее экономически благополучных регионов России, и ситуацию на рынке рабочей силы, описанную выше, нельзя считать характерной для страны в целом.
В данном опросе нас интересовали также представления россиян о положении дел в мировой экономике. Ниже мы постараемся в общих чертах проследить, как формируются эти представления, а также постараемся определить, какой видится респондентам связь между российской и мировой экономикой.
Ситуацией в мировой экономике интересуются почти 40% опрошенных россиян. Как видно из дискуссий на фокус-группах, основным объектом внимания респондентов является курс доллара:

  • Модератор: А что вас интересует из того, что происходит в мировой экономике?

Игорь: То, что может нас коснуться: цена на нефть – мы ее экспортируем.
Лена: Доллар вырос – не вырос.
Максим: Так сказать сложно. То, от чего зависит моя жизнь, – от курса доллара’ (ДФГ, Москва).

  • ‘То же . Потому что мы привязаны к доллару, в принципе. Что бы мы ни говорили, мы все равно привязаны’
  • (ДФГ, Воронеж).

Некоторые респонденты следят за продвижением российских товаров за рубеж, конкурентоспособностью отечественных предприятий:

  • ‘Интересует то, что наша страна должна как-то в конце концов в рынок вступать как-то. Не сырье продавать, а что-то такое существенное. Поэтому интересно, когда говорят, что самолеты наши, оружие наше имеет цену. Поэтому смотрим: а как там другие по отношению к нам’
  • (ДФГ, Воронеж).

  • ‘Очень приятно, когда открываются какие-то предприятия, которые достойно выдерживают рынок мировой’
  • (ДФГ, Воронеж).

48% опрошенных оказались готовы дать свою оценку современному состоянию мировой экономики. При этом 21% опрошенных полагают, что она находится в фазе подъема, а 27% – что в стадии спада.
Представления о положении дел в мировой экономике у россиян отнюдь не ограничиваются только теми сферами, которые непосредственно связаны с нашей страной. К аргументации участников дискуссионных фокус-групп следует прислушаться внимательней:

  • Лена: Вот в Америке – говорят, что спад.

Виктор: Все спад, спад, все цены растут и растут’ (ДФГ, Москва).

  • ‘Вот если послушать, прессу почитать, то Америка как раз сейчас стоит на спаде экономики, а не на повышении’
  • (ДФГ, Воронеж).

Проблемы в мировой экономике, ощущение спада для многих респондентов прежде всего связаны с ситуацией в США:

  • Анатолий: Америка должна внешнему миру, по-моему, 11 триллионов долларов, это плохо кончится.

Модератор: А почему это плохо кончится?
Анатолий: Потому, что в конце концов страны… надоест, найдутся энергичные люди, которые скажут: хорош, дядя Сэм, отдавай потихонечку наш долг. Они не могут отдать эти деньги, они постоянно берут, вот это неприятно. И поэтому, видимо, там, может быть, и спад’ (ДФГ, Санкт-Петербург).

  • ‘Так все стабильно. Может быть, в Америке происходят какие-то движения, а в мировой экономике – нет’
  • (ДФГ, Воронеж).

О чем свидетельствует готовность США начать боевые действия против Ирака, с точки зрения состояния ее экономики (Здесь вряд ли уместно вдаваться в подробности того, в какой степени ‘мировая экономика’ тождественна ‘американской экономике’ в российском массовом сознании. Очевидно, что степень отождествления достаточно высока – если для части респондентов весь интерес к мировой экономике сводится к курсу доллара.)? Респонденты озвучивают противоположные дедуктивные схемы:

  • Вадим: Страны, которые позволяют себе затевать войну, – я не думаю, что там спад. А каждая война – это еще очередной подъем.

Зоя: Нет, как раз Вы не правы. Как раз они борются за нефть. Они боятся, что у них энергоносители кончаются, и дорогие. Вот он и хочет сменить там режим, чтобы посадить своего ставленника, – и нефть по дешевке. Вот это как раз, может быть, и спад’ (ДФГ, Воронеж).
В дискуссии о спаде-подъеме мировой экономики респонденты не задействуют ту сферу, которая выступает на первый план при оценке состояния российской экономики, – уровень жизни населения. В одной из групповых дискуссий участники начинают говорить об этом, и тогда появляется другая характеристика – ‘стабильность’:

  • Модератор: Андрей, а Вы что думаете о состоянии мировой экономики?

Андрей: Стабильное состояние.
Модератор: А почему Вы считаете, что там стабильно?
Андрей: Если только какие-то природные явления – это, наверное, максимальное бедствие. Даже наши какие-то известные люди, приезжая оттуда, говорят, что я на самом деле считаю, вот, что, имея там какую-то машину, дом, какие-то человеческие потребности, все вот это дает и каким-то образом…
Модератор: То есть, видя благосостояние людей там, Вы считаете, что там стабильная ситуация?
Модератор: Хорошо. Алексей, а Вы как считаете?
Алексей: Я думаю, что стабильная.
Модератор: Почему?
Алексей: Они материально живут на два порядка выше, чем мы’ (ДФГ, Воронеж).
Приведем еще одну цитату:

  • Модератор: Почему Вы считаете, что стабильно в мировой экономике все?

Вадим: Мы бы об этом первыми узнали, нам с удовольствием об этом сообщили бы наши СМИ.
Модератор: То есть только из СМИ?
Вадим: Если бы у них бы даже только наметился спад, нам бы об этом с радостью сообщили, – что не одни мы тянемся’ (ДФГ, Воронеж).
Таким образом, мы видим, что дискуссия на тему о состоянии мировой экономики развивается в основном при помощи аргументов, почерпнутых респондентами из СМИ, – в чем они и признаются. В то же время обращение к более ‘близким’ для рядовых граждан сюжетам, связанным с уровнем жизни людей, актуализирует другую категорию – ‘стабильность’.
Также следует заметить, что оценка динамики мировой экономики нашими респондентами зависит от их собственного материального положения в значительно меньшей степени, чем оценка российской экономики (см. также таблицу выше):
Вопрос: ‘Одни считают, что в мировой экономике в настоящее время происходит рост. Другие считают, что в мировой экономике в настоящее время происходит спад. С какой точкой зрения Вы согласны – с первой или второй?’

Все

Материальное положение семьи за последнее время…

Доход на члена семьи

не изменилось улучшилось ухудшилось затр. ответить до 1000 руб. 1000-2000 руб. более 2000 руб.

Доли групп, %

С первой

Со второй

Затр. ответить

Как видим, именно среди наименее обеспеченных респондентов доля полагающих, что в мире происходит рост, превосходит долю тех, кто считает, что мировая экономика находится на спаде. Та же картина наблюдается и при анализе выборки с точки зрения образования участников опроса. Респонденты с образованием ниже среднего чаще считают, что мировая экономика растет (17% против 14%), тогда как наиболее образованные чаще других придерживаются мнения, что мировая экономика претерпевает спад (37%, в среднем по выборке –27%), в последней группе эта доля на 13 п.п. превышает долю оптимистично настроенных граждан. Можно предположить, что наименее ресурсные и образованные группы респондентов в большей мере рассуждают исключительно в категориях ‘уровня жизни населения’, а более ресурсные группы – в большей мере подвержены тем индукциям со стороны СМИ, свидетельства которых мы видели выше.

И все же насколько представление о подъеме или спаде в мировой экономике, во многом индуцированное при помощи СМИ, коррелирует с представлением о спаде или подъеме российской экономики, базирующимся в значительно большей степени на личном опыте?
Во-первых, следует отметить, что в сознании респондентов закреплена мысль о значительном влиянии мировой экономики на российскую. Такого мнения придерживаются 52% опрошенных. 17% респондентов полагают, что мировая экономика слабо влияет на российскую, а 4% считают, что никакого влияния вообще нет. Дискуссии на фокус-группах позволяют представить, что подразумевается под ‘влиянием’. Высказывания респондентов можно разделить на две группы. Одни говорят о торговой сфере:

  • Модератор: А как вы полагаете, насколько российская экономика связана с мировой экономикой?

Олег: Сильно.
Модератор: По каким отраслям конкретно?
Юля: Я думаю, что из нашей страны хотят превратить… Правильно, мы сырье поставляем: то лес поставляем, то цветные металлы, и все это в полуфабрикатах туда, а потом к нам обратно, дорогое.
Модератор: Еще какая связь есть?
Максим: Обратно к нам не то что изделиями, а обратно к нам – продуктами питания’ (ДФГ, Москва).

  • Модератор: Хорошо. А как вы считаете, связана ли, на ваш взгляд, мировая экономика с экономикой России?

Модератор: Почему Вы так считаете?
Лиля: Я даже вот когда купила этот шарфик, посмотрела, где же его делают, – из Кореи, вот из такой вот махонькой. Вся Россия в этих платочках, не говоря уж о другом ширпотребе. Значит, маленькая страна может – почему мы не можем?’ (ДФГ, Воронеж).

  • Модератор: Алексей, как Вы считаете, связана ли мировая экономика с экономикой России?

Алексей: Связана. Допустим, даже продукцию мы формируем за счет чего? За счет продажи нефти, газа, леса. Военную продукцию мы Индии, Корее пообещали, Китаю. Это именно валюта, это деньги для страны’ (ДФГ, Воронеж).

  • Те же самые ‘ножки Буша’ идут с Америки к нам. Им туда идут доллары, у них там производство работает, а наши птицефабрики разваливаются. Вот она – экономика’ (ДФГ, Воронеж).

Как видно из этих высказываний, подобный тип связи экономических систем воспринимается скорее негативно. Косвенным доказательством определенного преобладания негативного отношения к импорту являются данные открытых вопросов. Среди признаков подъема российской экономики 1% респондентов (6% ответов) отметил увеличение количества отечественных товаров на рынке:

  • ‘Больше стало товаров российского производства’
  • (открытый вопрос).

В то же время среди свидетельств продолжения спада респонденты отмечают как раз преобладание импорта на внутреннем рынке:

  • ‘Все импортное, а нашего ничего нет’; ‘засилье иностранных товаров, наших почти нет’
  • (открытый вопрос).

Очевидно, что эта тема требует отдельного исследования, но можно констатировать, что безусловно позитивная установка общества в отношении импорта, характерная для советских времен, претерпела определенные изменения.
Вторая группа суждений о влиянии мировой экономики на российскую связана с опытом совместного промышленного производства:

  • ‘Сейчас интегрируются многие производства России, в том числе и заводы оборонные, и ‘Крайслеры’, и ‘Фольксвагены’, и ‘ДЭУ’ – где чего только не происходит. Нашими рабочими руками на импортном оборудовании людям дают работу, и машины, собирающиеся у нас из комплектующих, – они ничем не хуже, чем производят там’
  • (ДФГ, Воронеж).

  • ‘Мы делаем ракетные двигатели для американцев – они пускают коммерческие спутники на наших двигателях. Это тоже вливание в экономику огромных валютных средств’
  • (ДФГ, Воронеж).

И если в целом эти тенденции оцениваются позитивно, то появление слова ‘американцы’ (в последнем высказывании) сразу провоцирует подозрения в ущербе для страны:

  • ‘У нас все делается за копейки – что делается для американцев, все делается за копейки’
  • (ДФГ, Воронеж).

Итак, в целом можно отметить, что в массовом сознании господствует представление о сильном влиянии мировой экономики на российскую, а также существуют стереотипные схемы, представляющие это влияние, или взаимосвязь, наглядно, на практике. Теперь обратимся к цифрам.
Вопрос: ‘Одни считают, что Россия преодолела экономический спад, происходит экономический рост. Другие считают, что экономический спад не преодолен и нет экономического роста. С какой точкой зрения Вы согласны – с первой или второй?’

Все опрошенные

Вопрос: ‘Одни считают, что в мировой экономике в настоящее время происходит рост. Другие считают, что в мировой экономике в настоящее время происходит спад. С какой точкой зрения Вы согласны – с первой или второй?’

с первой со второй затр. ответить

Доли групп, %

С первой

Со второй

Затр. ответить

Подавляющее большинство респондентов оценивают динамическое состояние российской и мировой экономик идентично – т.е. среди тех, кто считает, что в мировой экономике происходит рост, выше доля оптимистов в отношении российской экономики; и наоборот – представление о спаде в мировой экономике чаще, чем в среднем по выборке, соотносится с пессимистической позицией по отношению к внутриэкономическому положению. Лишь чуть более 10% респондентов полагают, что в мире происходит рост, пока у нас наблюдается спад, а около 4% опрошенных ‘патриотично’ считают, что ‘пока у них спад, мы растем’. Впрочем, из этой констатации не видно, какая установка в отношении российской и мировой экономики господствует – на сближение или на изоляцию. Ответить на этот вопрос нам помогут следующие данные. На вопрос: ‘Как Вы считаете, современная обстановка в мировой экономике благоприятна или неблагоприятна для России?’ 26% опрошенных отвечают, что она благоприятствует нашей стране, а 32% респондентов придерживаются противоположного мнения.

Все опрошенные

Обстановка в мировой экономике…

благоприятна неблагоприятна затр. ответить

Доли групп, %

Вопрос: ‘Как бы Вы оценили состояние российской экономики сегодня – как хорошее, удовлетворительное или плохое?’

хорошее

удовлетворительное

плохое

затрудняюсь

Вопрос: ‘Одни считают, что Россия преодолела экономический спад, происходит экономический рост. Другие считают, что экономический спад не преодолен и нет экономического роста. С какой точкой зрения Вы согласны – с первой или второй?’

с первой

со второй

затрудняюсь

Нам представляется, что эти данные убедительно свидетельствуют о взаимосвязи в сознании россиян успехов нашей страны с благоприятной обстановкой в мире. Противоположная точка зрения – неудачное положение российской экономики обусловлено неблагоприятной обстановкой в мире в целом – может представляться в некоторой степени компенсаторной, тем более что вопрос об оценке благоприятности ситуации в мировой экономике следовал после вопросов об экономике российской.
Однако наиболее важными нам кажутся данные следующей таблицы.
Вопрос: ‘Одни считают, что в мировой экономике в настоящее время происходит рост. Другие считают, что в мировой экономике в настоящее время происходит спад. С какой точкой зрения Вы согласны – с первой или второй?’

Все опрошенные

Обстановка в мировой экономике…

благоприятна неблагоприятна затр. ответить

Доли групп, %

С первой

Со второй

Затрудняюсь

Отметим, что большая часть опрошенных, имеющих определенную точку зрения по этим вопросам, считает благоприятной для России ситуацию экономического роста в мире, и неблагоприятной – ситуацию спада. Таким образом, можно констатировать, что по крайней мере среди более оптимистично настроенных граждан превалирует установка на сближение с мировой экономикой. Что касается пессимистов, то необходимо дождаться, пока их точка зрения хотя бы по одному из предложенных вопросов изменится.

Кто проспал начало путинской революции

Автор – Александр Халдей

По структуре российского информационного поля большинство читающих и слушающих получают информацию из источников, воспроизводящих трактовки трактовок. Информация закольцована, она ходит по кругу. И чиновники, и публика – все сообщают друг другу полученные друг от друга оценки происходящего, и так возникает общее мнение, которое считается достоверной информацией. Всё, что выпадает из привычных схем, как достоверная информация не воспринимается. Таким образом возник существенный зазор между тем, что происходит на самом деле, и тем, что представляют себе люди. Главным критерием достоверности считается общеизвестность, которая к реальности может не иметь никакого отношения. Вбросы дезинформации только усиливают дезориентацию.

В этой ситуации в России сложился и окреп кластер источников, на опережение вбрасывающих в информационное поле максимально негативные трактовки. Они подхватываются дезориентированными раздражённым группами активных участников соцсетей и блогеров, и после двух-трёх циклов сообщений друг другу старых слухов, считаются очевидными и достоверными фактами. Психология таких участников очень проста и не обременена способностью понимать то, что с ними происходит. А происходит с ними обычное срабатывание психзащиты, под которой находятся у людей выработанные однажды мнения.

Так как большинство оценок возникает при помощи не рациональной рефлексии, а попадания под эмоциональное заражение, то неудивительно, что у такого большинства возникает своеобразное слепое пятно, не дающее замечать очевидных вещей. Особенно если о них прямо и недвусмысленно не заявили по вечерним новостям. И ещё 100 раз не повторили на всяких ток-шоу, мейнстримовских сайтах и передовицах центральных газет. Профанация нисколько не смущает тех, кто её распространяет, ибо она является мощным средством манипуляции профанным большинством, потребляющим информационный поток и реагирующих на него условными рефлексами.

Так большинство цитирующих друг друга пассионариев и субпассионариев соцсетей и топовых сайтов проспали начало тектонических сдвигов в системе власти России. Они повторяют старые трактовки происходящего и напрочь не видят, что они уже не имеют никакого отношения в происходящему. Во многом потому, что о происходящем просто не знают, во многом потому, что привыкли вокруг себя видеть одобрение старым трактовкам.

А между тем в России началась и набирает обороты революция колоссальных размеров. И так как это революция сверху и на улицах нет картинки Майдана, то народ верит, что ничего не происходит и всё идёт как сложилось «со времён Очаковских и покоренья Крыма», как сказал Путин, присовокупив с улыбкой, что речь идёт о временах Горчакова, а не Крымского референдума.

Путин говорит – а его не слышат, Путин делает, а этого не видят. Путин настолько загипнотизировал страну мягким голосом, что чиновники и обыватели ослепли и не видят изменений, даже когда их уткнули в них носом. Всех сбивает с толку прежний состав правительства и прежнее положение знаковых либералов во власти. И это понятно – эти люди являются лоббистами тех реформ, от которых народ дошёл до края терпения. Потому в происходящее пока не верят, хотя невероятное очевидно, как в старой передаче профессора Капицы.

А началось удивительное. Начались тектонические сдвиги в базовом укладе той экономико-политической системы, которую все так ненавидят, и в основе которой лежит системная коррупция. Собственно, почему в стране ничего толком не работает и никогда не заработает, пока с этим не разберутся до конца. И вот разбирательство начато.

Систему не трогали, пока были лишние деньги. С кризисом денег не стало и системе вынесен приговор. Его исполнение начато медленно и осторожно, но набирает силу и обороты с неуклонностью начинающего взлёт с разбега самолёта.

Чистку начали с периферии, но периферии ключевой. Это Кавказ. Замысел становится понятен лишь сейчас. Сначала в Дагестан забросили Васильева. Тот, распутывая местные клубки, начал давать поток информации для ФСБ и Прокуратуры, где ветви уходили в Москву и соседние регионы. Так возникло дело Арашуковых. Распутывая криминальные нити выяснилось, что система Межрегионгаза использует колоссальные схемы воровства и чёрных ежеквартальных выплат с мест в Москву. Суммы от каждого субъекта федерации и от каждого региона колеблются между $40 000 и $200 000. Куда и для каких целей они поступали, сейчас разбирается следствие. Но схема вскрыта и распутывается.

В России после приватизации возникла система управления, способная генерировать неучтённую наличность. Под этот принцип была выстроена работа всех ведомств. Серая экономика стала основным двигателем интересов в принятии управленческих решений. Без этого не будет работать ничего. Никакие строительные и инвестиционные проекты, ни схемы развития газо-и электроснабжения – ничего это не станет воплощаться без сопровождения серых схем распилов и откатов. За простую зарплату весь управленческий класс России никогда не станет работать. Страна в прямом смысле слова погрузится во мрак и хаос.

Чиновников можно всех начать жёстко репрессировать, но ответом будет такой саботаж, что ни один президент не уцелеет. Объединённый правящий класс способен проглотить любого главу государства. В середине нулевых мне попалась на глаза книга, которую я не купил, о чём потом глубоко сожалел, но я запомнил то, что успел прочитать у автора, который имеет опыт работы в правительстве. Аппарат способен перемолоть не только любого премьера, но и любого президента, писал автор. Если премьер угрожает интересам бюрократии, та имеет тысячу способов скомпрометировать его перед народом. Искусный саботаж очень быстро превратит любого сколь угодно популярного политика в токсичную фигуру.

По сути дела, аппарат воспринял как своего только Касьянова, который вырос в недрах Госплана СССР. Это выглядит странно, потому что наших системных либералов и чиновников считают единомышленниками, но это не так. Реформа Гайдара била не только по народу, она ущемляла и тогда ещё советскую бюрократию. Та смогла, формально выполняя все указания, превратить Гайдара в идиота, а его реформы – в кошмар.

Гайдар и так давал много поводов для упрёков, ибо там всё было прямой авантюрой, но аппарат внёс во вредные решения и свою посильную лепту, усилив разрушительный эффект. Так Ельцин поменял Гайдара на Черномырдина. И так как тот был из аппарата и не угрожал волюнтаристскими идеями интересам бюрократии, его не трогали. Система стабилизировалась.

Система сжирала любого, кто делал какие-то попытки нарушить интересы бюрократии. Немцова сожрали за его идею пересадить всех на отечественный автопром. Бюрократия сжирала не только системных либералов, она сожрала и Лебедя, она отторгла Примакова и Маслюкова. Она сжирала любых популистов и волюнтаристов, какие бы идеологии они ни исповедовали. То есть исповедовать – сколько угодно, но не сметь пытаться это сделать. Ведь при нужде бюрократия могла пойти и дальше. Она могла сделать токсичным не только премьер-министра, она могла – и может до сих пор – скомпрометировать любого президента, который объявит крестовый поход против интересов бюрократии.

Интересы либералов и бюрократии – не одно и то же, и потому отношения между ними не имеют идейной подоплеки. Речь идёт только о кормушке. Советская бюрократия так же контролировала власть, как постсоветская. И так как советская бюрократия сменена буржуазной, то схемы кормления изменились. Теперь бюрократия наживается не на социалистических, а на капиталистических схемах. Она их освоила и оседлала. И уничтожит каждого, кто покусится. Тут никаких иллюзий быть не должно.

И вот за арестом Арашукова пошли чистки в Газпроме. Материалы по Межрегионгазу выделены в отдельное производство. Следственные бригады ФСБ начали проверки силовиков Северо-Кавказского округа – Дагестана, Карачаево-Черкессии, Ставрополя. На очереди Осетия и Кабардино-Балкария. Но и это лишь начало. Скандалы начались во всём Российском ТЭКе. Кроме Газпрома, взялись за Роснефть. Началась чистка всей отрасли и тех, кто за ней стоит. Руководство Газпрома находится под сильнейшим давлением. Отставки таких топ-менеджеров, как Валерий Голубев, Александр Медведев и Всеволод Черепанов – лишь начало процесса.

Не стоит и говорить, что действия крайне осторожны, чтобы не вызвать обрушения курса акций наших главных компаний. Но это не просто смена лиц. Теневая экономика породила такую большую теневую политику, что это стало угрозой национальной безопасности. Ведь известно, что Араушковы не просто воровали десятками миллиардов, но и выстраивали теневые финансовые схемы с Саудовской Аравией. И при этом готовили свои частные армии, чтобы устроить местный Майдан, а потом на предложение увести их с улицы требовать себе политических привилегий от Москвы.

Регион прямым ходом шёл к сепаратизму. Именно регион – связи Арашуковых, кроме Ставрополья и Карачаево-Черкессии, шли в Дагестан и Кабардино-Балкарию. И только хозяйственный конфликт с Рамзаном Кадыровым не дал им укрепиться в Чечне.

Сказать, что система не сопротивляется – это скрыть истину. Клан Арашукова лишён постов и власти, но в некоторых городах вместо арестованных людей Арашукова срочно назначают руководителей из других регионов. Причём неудачников, тех, где самая низкая газификация и самые высокие долги. Но они подходят для акции прикрытия. Один из таких назначенцев – родственник одного из высоких газпромовских чиновников. Эксперты считают, что его назначение – это стремление не дать силовикам установить истинные масштабы коррупции и разветвлённую систему связей.

В России уже год как идёт процесс смены губернаторов. Вводимые в региональную власть силовики показали, что идея генерал-губернаторов – самое удачное политическое решение власти. По российским регионам катится волна губернаторских замен. На одного нового бывшего коммерсанта – несколько выходцев из спецслужб. Конфликт с Западом вошёл в хроническую самовоспроизводящуюся фазу и наблюдается концентрация таких негативных явлений, как отсутствие социально-экономической базы для мобилизации, недостаточность импортозамещения в невоенных отраслях, продолжающееся падение уровня жизни и растущее расслоение населения на сытое меньшинство и нуждающееся большинство.

Экс-губернаторы

Всё это следствие прежнего состояния системы управления. Санкции стали поводом начать борьбу с системной коррупцией, что было невозможно в те времена, когда пороки системы не ставили под угрозу существование государственности. Сейчас такая угроза возникла и это причина начавшейся революции. Она продлится до 2021 года, не случайно Владимир Путин называл эту дату в своих выступлениях рубежной.

Началась большая чистка. Это не верхушечная прополка, это выкорчёвывание корней. Национальные проекты сами требуют денег, и существование системной коррупции более недопустимо. Более того, вливать десятки триллионов в такую систему власть не станет. Момент, наступление которого так долго ждали, наступил. Но его начало проспали. Это не удивительно – октябрьский переворот тоже никто в России не заметил. За границами Петрограда народ по-прежнему любил царя-батюшку и не понимал, зачем его убрали. Арест Временного правительства и вовсе долго не был широко известным событием. Народ не понимал всех этих столичных потех. Масштаб события поняли позже, намного позже.

Что-то аналогичное происходит теперь. Революция, начавшись, уже не сможет остановиться. Прежняя система уже демонтируется, новая проектируется. Демонтаж, как обычно у нас бывает, опередил проектирование. Многое определяется по ходу дела. Но именно это даёт возможности понять, как и что проектировать. Пока всех отвлекают старые лица в правительстве, Россия не только меняет облик, но и проецирует внутренние перемены вовне. Движется экономическая интеграция в ЕАЭС, начались работы по созданию Союзного государства с Белоруссией. Повсюду ожесточенное сопротивление.

Но в 1919-м году никто не знал, что впереди 1920-й, окончание Гражданской войны, и 1922-й – создание СССР. Никто не думал о первых пятилетках и грядущей Второй мировой войне. В 1919-м всё выглядело иначе. Во все репортажи из будущего никто бы не поверил. То же самое происходит и сейчас, хотя аналогия не прямая. В России по сути 1919-й год. В 2022-м году наступит решающий перелом.

В 2024-м году нынешней элиты не будет. Она исчезнет. Та, что останется, будет могильщиком той части, которую зачистят. Появится новый призыв, сформированный временем. Корабль «Россия» вплывёт в мир с совершенно новой командой на борту. Капитан проводит переаттестацию и убирает пиратов. Вместо них места занимают офицеры. Впереди предстоят сражения, и перегруппировка сил идёт полным ходом. По сути, без помпезных речей и объявлений началась мобилизация.

В стране началась путинская революция, которую проспали многие чиновники и обыватели. Признаки этой революции множатся каждый день и говорить, что всё по-старому – это большая ошибка. И если обыватель отделается изумлением, то чиновнику придётся расплачиваться за тугодумство очень дорого. Так дорого, сколько он не наворовал за всю предыдущую жизнь. И это хорошо.

Источник

Нужно ли нам бороться с «пятой колонной» или это дело власти?

Пятая колонна – можно ли её побороть без особой крови?

Государство – в чём состоит его самая главная задача сегодня и всегда?

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *