Пробел в законодательстве

Примеры пробелов в российском законодательстве

Речь, прежде всего, идет о явных пробелах, специально оставленных лазейках и прочих недочетах, которые в определенных обстоятельствах могут быть выгодны либо бизнесу, либо властным органам или персонально отдельным чиновникам и корпорациям, но точно не населению.

К слову, по признанию многих международных и отечественных экспертов недочеты российской правовой системы обогащают, прежде всего, бюрократический аппарат, и лишь в некоторой степени — предпринимательское звено, и никогда отдельного гражданина.

Чтобы было понятно, приведем ряд примеров:

1. Водный кодекс — специфичный нормативный акт, регулирующий отношения, связанные с эксплуатацией и охраной водных ресурсов страны. Регулирование данных отношений достаточно новый институт в российском обществе, однако и здесь не обошлось без коррупционной составляющей. В п. 5 ст. 36 ВК РФ содержится следующая формулировка: «При осуществлении государственного контроля и надзора за использованием и охраной водных объектов государственные инспектора имеют право» и перечислен перечень прав инспекторов. Вся проблема в том, что термин «право» в данном случае предполагает не строгую обязанность инспектора проводить предусмотренные действия для пресечения злоупотребления, а лишь определяет возможность выбора осуществлять надлежащий контроль или закрыть в нужных случаях глаза на нарушения.

Последствия такой трактовки для бизнеса и административного органа очевидны. Зеленый свет нарушениям дан.

2. Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» призван защищать экологическое благополучие населения РФ, грамотно и эффективно использовать различного рода ресурсы с минимальными последствиями для экологии, препятствовать злоупотреблениям в этой сфере и т.д.

Но и здесь не обошлось без явных пробелов и лазеек. Статья 16 данного Федерального закона «Плата за негативное воздействие на окружающую среду» обязывает юридические или физические лица оплачивать восстановление экологии, в случае если они ведут любую загрязняющую деятельность. Данное положение в своей формулировке имеет исключительно благие намерения, однако на практике коммерческим организациям выгодно платить восстановительные взносы, а не производить модернизацию производства и очистку вредных выбросов. А если учесть, что уплаченные средства в основном пропадают в неизвестном направлении, экологическая обстановка постоянно находится под большой угрозой.

3. Исследование показало, что подавляющее большинство производителей продуктов питания указывают обязательную в силу статьи 10 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» информацию о товаре очень мелким, практически нечитабельным шрифтом. Существенные условия банковского договора зачастую напечатаны мелким шрифтом и вынесены в сноски внизу страницы, что значительно затрудняет, а в отдельных случаях делает невозможным своевременное ознакомление с этими условиями.

Этот пример показывает скорее пробел в законодательстве, как «лазейку» для «обхода закона». То есть пробел, как мы полагаем, — это не только отсутствие полностью или частично нормы закона, а исполнение закона в искажённой форме.

И так далее и тому подобное, продолжать данный список можно бесконечно. Почему же так получается и законы в РФ зачастую не только не работают, но и содержат огромное количество недочетов? Размышлять об этом можно долго, однако ясно одно — пока власть лоббирует собственные интересы, а не интересы бизнеса и народа, правового государства, процветания и порядка в стране добиться не удастся.

Пробел в праве

30 апреля 2020 г. 16:07

Бывшего руководителя ГУП привлекли к ответственности за ответ на адвокатский запрос «задним» числом

Как сообщает «АГ», в конце февраля мировой судья участка № 2 Белокалитвинского судебного района Ростовской области оштрафовал бывшего руководителя филиала ГУП, который сейчас является главой городской администрации, не предоставившего своевременный ответ на адвокатский запрос. В комментарии «АГ» адвокат АП Ростовской области Роман Будюкин отметил, что сложившаяся ситуация свидетельствует о наличии пробела в праве в части необходимости направления ответа на адвокатский запрос заказной корреспонденцией. Президент АП Ростовской области Григорий Джелаухов считает, что факт обращения адвоката в мировой суд по рассматриваемому случаю заслуживает внимания всего адвокатского сообщества. Советник ФПА РФ Сергей Макаров согласился, что действия Романа Будюкина являются примером того, что делать адвокатам в ситуации нарушения их статусного права на получение информации с помощью адвокатских запросов.

28 октября 2019 г. на имя директора филиала «Белокалитвинский» ГУП РО «Управление развития систем водоснабжения» поступил адвокатский запрос от адвоката АП Ростовской области Романа Будюкина. Такой запрос был направлен адвокатом для оказания квалифицированной юридической помощи предпринимателю П. в рамках гражданского дела, в нем запрашивались копии актов обследования нежилого помещения и иная информация. Тем не менее адвокат так и не получил запрашиваемые документы в 30-дневный срок.

В середине декабря Роман Будюкин направил заявление о возбуждении дела об административном правонарушении в адрес Белокалитвинского городского прокурора. Лишь только после этого (10 января следующего года) адвокат получил ответ на свой запрос от представителя ГУП. Далее ему стали звонить сотрудники предприятия, которые уверяли его в своевременном ответе на адвокатский запрос, который якобы был направлен ему обычным письмом, так как текущее законодательство не предусматривает направления таких ответов заказной корреспонденцией.

При ознакомлении с ответом организации Роман Будюкин обнаружил, что тот был составлен «задним числом», так как ответ предприятия, датированный 22 ноября 2019 г., содержал в себе информацию о делах, рассмотренных арбитражным судом в следующем месяце. При этом документ был подписан представителем филиала, действующим по доверенности, но не самим его директором. Кроме того, ответ на адвокатский запрос не содержал в себе всей запрашиваемой информации.

Роман Будюкин дополнительно сообщил об этих нарушениях городскому прокурору, который 10 февраля 2020 г. вынес постановление (есть у «АГ») о возбуждении дела об административном правонарушении в отношении и.о. директора филиала, признав адвоката потерпевшим.

Прокуратура установила, что ответ ГУП, датированный 22 ноября, действительно содержит ссылку на постановления арбитражных судов, вынесенных 6 декабря. Госорган также зафиксировал отсутствие документов, подтверждающих факт получения адвокатом ответа на свой запрос, и выявил, что в период с 30 сентября по 1 декабря 2019 г. филиалом на правах и.о. директора руководил В., который в настоящее время является главой администрации Белокалитвинского городского поселения.

В конце февраля мировой судья участка № 2 Белокалитвинского судебного района Ростовской области рассмотрел материалы административного дела. «В. нарушил ст. 6.1 Закона об адвокатуре, согласно которой организации, которым направлен адвокатский запрос, должны дать на него ответ в письменной форме в 30-дневный срок со дня его получения. В случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемых сведений, указанный срок может быть продлен, но не более чем на 30 дней, при этом адвокату, направившему адвокатский запрос, направляется уведомление о продлении срока адвокатского запроса», – отмечено в постановлении мирового судьи. Таким образом, В. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.39 КоАП РФ, и оштрафован на 5 тыс. руб.

В комментарии «АГ» Роман Будюкин сообщил, что только после вынесения постановления мирового судьи в его адрес поступил ответ предприятия с полной информацией. Адвокат убежден, что сложившаяся ситуация свидетельствует о наличии пробела в праве в части необходимости направления ответа на адвокатский запрос заказной корреспонденцией. «В ином случае запрашиваемая сторона имеет возможность избежать административной ответственности, изготовив ответ “задним числом” и указав, что он был отправлен обычным письмом», – полагает он.

По мнению адвоката, если бы организация не сослалась в своих ответах на декабрьские судебные акты, то ее должностное лицо избежало бы ответственности из-за якобы возможной вины почты, которая попросту не доставила письмо в срок. «Так, ст. 6.1 Закона об адвокатуре закрепляет право адвоката на направление запроса, а соответствующий Приказ Минюста РФ от 14 декабря 2016 г. № 288 утверждает форму адвокатского запроса, а также порядок его направления. Вместе с тем в данных нормативных правовых актах не определен порядок направления ответа на адвокатский запрос заказной корреспонденцией, что позволяет получателям такого запроса избегать административной ответственности. Лично в моей практике это далеко не первый случай, когда запрашиваемая организация ссылается на то, что ответ направлен, хотя в действительности он не поступал. В этой связи я предполагаю, что такой вид нарушений носит не единичный характер», – резюмировал Роман Будюкин.

Президент АП Ростовской области Григорий Джелаухов отметил, что факт обращения адвоката в мировой суд по рассматриваемому случаю заслуживает внимания всего адвокатского сообщества. «Прежде всего хочется отметить последовательную позицию адвоката по защите своих профессиональных прав, а также законных прав доверителя. В результате высокопрофессиональных действий адвоката незаконные требования к его доверителю были отозваны, а лицо, виновное в нарушении сроков ответа на адвокатский запрос, понесло заслуженную административную ответственность», – отметил он.

Советник Федеральной палаты адвокатов РФ Сергей Макаров отметил, что действия Романа Будюкина показывают двойной пример того, как нужно действовать адвокатам в ситуации нарушения их статусного права на получение информации с помощью адвокатских запросов. «Во-первых, он изначально не оставил без ответа нарушение, допущенное адресатом его запроса, а сразу обратился с соответствующим заявлением в прокуратуру. Во-вторых, когда адресат запроса, поняв, что нарушение им Закона об адвокатуре может не остаться безнаказанным, стал юлить – наш коллега не дал ему извернуться с помощью более поздних документов, а обратил внимание прокуратуры на эти попытки и тем самым пресек попытку адресата запроса ускользнуть из-под ответственности», – считает он.

Сергей Макаров добавил, что та проблема, с которой столкнулся Роман Будюкин, чрезвычайно важна, поскольку порядок направления адресатами адвокатских запросов ответов на них действительно не урегулирован. «Первостепенной задачей является, конечно, расширение допуска адвоката к получению сведений с ограниченным доступом, но далее, действительно, нужно добиваться урегулирования порядка направления ответов. Поэтому рассматриваемый случай помогает адвокатскому сообществу подготовить своеобразную “дорожную карту” по формулированию предложений о расширении действия этого статусного права адвокатов», – заключил советник ФПА.

Поделиться Прямая ссылка на материал: Поделиться: Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *