Проиграл свою жену в карты

В Российской империи, как заявляют историки, повально играть на деньги и прочие материальные ценности начали в XVII веке. Конечно же, такое развлечение больше было актуально для знати, аристократии – для лиц, которым было что поставить на кон. И они, порой, проигрывали не только деньги, драгоценности, недвижимость, но и людей.
Устраивал игры при дворе Петр II. Даже генерал-прокурор Петр Ягужинский принимал участие в такого рода развлечениях. Хотя по должности ему положено было бороться с подобным.
Далее, все только набирало обороты.
Шувалов
При Елизавете вся знать играла у канцлера Воронцова. Приезжал в дом и фаворит правительницы Иван Шувалов. Он предпочитал бильярд картам и за один раз мог проиграть просто невероятные суммы, о чем свидетельствуют записи в сохранившихся приходно-расходных книгах. У Шувалова выигрывали по 4 – 7 тыс. рублей.
Для понимания того, что это были за суммы:
здорового и крепкого крепостного можно было приобрести за 30 рублей.
Шувалов, как свидетельствуют специалисты, проиграл очень большую часть своего состояния, но перед тем, как Елизавета оставила этот мир, он смог выпросить у императрицы серьезную дотацию.
Екатерина Вторая
Эта правительница сама любила поиграть, но своему народу делать это запрещала. Был даже издан особый указ, в котором говорилось, что игры допустимы только в доме Императорского Величества и больше нигде.
Известно, что серьезная игра состоялась в 1778 году, когда в одном из царских дворцов был организован вечер в честь внука правительницы – Александра. Тогда Екатерина, каждый раз, когда проигрывала, отдавала по одному бриллианту.

Не отставали от императрицы и фавориты: Зубов, Потемкин, Орлов.
За ночь могли сменить владельца невероятные суммы денег, поместья, крепостные. Особенно ценились дворовые девки, не обделенные красотой.
Екатерина лицемерила. Она всегда заявляла, что игроки не могут быть достойными членами общества. Но сама увлекалась игрой.
Рассказывают историю, что Елизавета однажды передала Екатерине 3000 рублей (в пересчете на наши деньги – около 3 млн.), потому что последней нечего было ставить.
Гавриил Державин
Этому писателю однажды матерью было поручено приобрести деревеньку с 30 – 40 крепостным. Но деньги мужчина проиграл. Чтобы спастись от позора перед маменькой, он призвал на помощь кузена – Ивана Блудова, который помог вернуть деньги.
Побывав в такой неприятной ситуации, Державин решил обучиться игре у шулеров. У него это прекрасно получилось. Временами он еще поигрывал, но не делал крупных ставок уже больше никогда.
Лермонтов
Известно, что Михаил Юрьевич был азартен, но речь сейчас не о нем самом, а об истории, которая легла в основу его поэмы «Тамбовская казначейша».
Тамбов был городом, где играли постоянно и по-крупному. Интересная статистика: в 1822 году в населенный пункт было прислано карт на 170 тыс. рублей, а книг – всего на 250 рублей. Самые крупные игры проходили в доме братьев Протасьевых.
Однажды за столом оказался тамбовский казначей. В этот день в город прибыли уланы, среди которых был некий Гарин. Казначей ставил на кон деньги, лошадей, имение. А Гарин все выигрывал и выигрывал. Тогда мужчины договорились о следующем: улан ставит все выигранное им имущество, а казначей – свою жену.

Нужно отметить, что у супругов была большая разница в возрасте. Казначею было около 50, а его жене – 18.

Гарин вновь выиграл. Девушка бросила в своего мужа обручальным кольцом и сбежала с уланом. Казначей остался при имении и некотором другом имуществе, Гарин не смог забрать все это, потому что был риск ареста.
Карты в империи почти всегда были под запретом, но знать не переставала в них играть. Даже при Николае Втором были кружки, где собирались аристократы-мужчины, чтобы обсудить последние новости, рассказать интересные истории и сыграть партеечку-другую.

Меня очень обижало и пугало такое отношение к нам, но деваться было некуда.

Замуж я вышла рано – в восемнадцать лет. С Сергеем вместе с самого детства: ходили в детский сад, школу, затем поступили в один университет На первом курсе мы решили пожениться и после свадьбы я сразу забеременела. Уже на втором курсе мы стали родителями чудного мальчишки – Артема.

Естественно, нам было очень тяжело Мы по очереди сидели с ребенком и бегали на занятия. Сергей устроился подрабатывать грузчиком. А на третьем курсе он, видимо, не выдержал такого ритма и бросил универ. Я просила его не делать этого. Предлагала взять академический отпуск или хотя бы перевестись на заочное отделение, но он был непреклонен. Сама же я перевелась туда

После того, как муж ушел из университета, наша жизнь кардинально изменилась. Я перестала узнавать Сергея: он стал злой, раздражительный. Я была постоянно во всем виновата: в том, что он бросил учебу, что трудится грузчиком за копейки, что живет в нищете. А самое ужасное – его раздражал даже Артем. Он никогда его даже не брал на руки, а когда сын плакал, муж только и говорил: «Заткнись».

Меня очень обижало и пугало такое отношение к нам, но деваться было некуда. Мы жили в общежитии от универа, где я училась заочно и платили символически за него.

Снять квартиру с малышом на руках и без работы, естественно, было нереально. Уезжать в деревню к родителям не хотелось, потому что работы там нет, а сидеть на шее у пожилых папы и мамы тоже не вариант.

Так мы и жили. Сергей стал даже поднимать на меня руку, но я терпела это и оправдывала его тем, что он устает на работе. Ведь он один содержал нашу семью. Я же искала для Артема ясли, чтобы быстрее выйти на работу.

Однажды Сергей пришел с работы раньше обычного. Он почему то очень нервничал. А потом мне сказал:

— Кать! Нас пригласили в гости мои друзья, давай сходим вместе.

— Какие друзья? – поинтересовалась я. Просто я знала всех его друзей и хотела уточнить.

— Какая тебе разница? – вдруг закричал во весь голос муж.

— Хорошо, Сереж, пойдем конечно! – я решила не раздражать мужа. Я полагала, что он захотел как-то сблизиться со мной и предложил сходить вместе в гости.

— Только Артема оставь с кем-нибудь.

— Зачем, Сереж? Мне не хочется его оставлять. Тем более, моей подруги Наташки сейчас нет в общаге. Артем спокойный мальчик, прекрасно посидит с нами.

— Я кому сказал? Артема оставишь здесь! – Сергей явно был не в себе.

— Хорошо! – я снова решила подчиниться мужу.

Я попросила знакомую девушку Люду посидеть с сыном пару часов, и, собравшись, мы пошли в гости.

Сев в такси, мы направились по указанному мужем адресу. Я видела, что Сергей очень напряжен и решила ни о чем его не расспрашивать.

Мы поднялись на третий этаж многоквартирного дома и позвонили в дверь. Нам открыл дверь какой-то парень. От него разило жутким перегаром. Улыбнувшись беззубой улыбкой, он пригласил нас внутрь.

В квартире было накурено так, что с трудом можно было разглядеть обстановку. Мне почему-то стало очень страшно, и я взяла за руку мужа. Пройдя в комнату, я увидела там одну большую кровать. Больше мебели там не было. Рядом с окном стояли человек пять мужского пола и курили. Увидев нас, один из них произнес:

— Серж! Молодчга! Не обманул!

Сергей отцепил от себя мою руку и сказал:

— Как и договаривались. 3 часа.

— Сереж, в чем дело? Куда ты? – я вцепилась в выходившего из комнаты мужа, но он молча откинул меня. Тут же ко мне подошел какой-то парень и швырнув на кровать, сказал:

— Детка! Твой муж проиграл нам тебя в карты на 3 часа, поняла? Так что ты будешь сейчас за все расплачиваться.

От ужаса я как будто онемела. У меня не было сил даже звать на помощь. Я видела, что вся компания этих людей начали раздеваться, а один из них начал стаскивать с меня одежду. Но в этот момент в комнату зашел пожилой мужчина и закричал:

— Отошли от нее! Быстро! Потом он смачно выругался матом и продолжил:

— Так, сейчас я вызываю полицию, а девушка пишет на вас заявление, вы поняли? Потом незнакомец достал пистолет и направил в сторону нервно одевающейся шайки. Обратившись ко мне, он сказал:

— Пойдем, выйдем на пару слов.

Выйдя с ним на кухню, он, обратившись ко мне, сказал:

— Милое дитя! Среди этих отморозков есть мой внук. Если ты напишешь заявление – они сядут все, и он не исключение. Но это твое право. Если бы я не пришел, страшно представить, что они сделали бы с тобой.

— Я не буду писать заявление. И тут я разрыдалась, а он обнял меня и сказал, что все будет хорошо.

Заявление писать я не стала. Тем более, изнасилования то не было, и вряд ли бы я что доказала. Больнее всего мне было предательство мужа, который отдал меня на растерзание. Я сразу же подала на развод, и, забрав сынишку, ушла из общежития. Иван Иванович – это тот человек, который меня спас, со своей женой Натальей Родионовной, приютили нас с Артемом. Сергей приходил и валялся у меня в ногах, прося прощения. А я хочу забыть этого человека, как страшный сон.

Оксану и Олега познакомил ее муж Вадим. Они были партнерами по бизнесу, владели сетью фирменных магазинов. Супруги жили в Москве, а товарищ возглавлял представительство в Санкт-Петербурге. Тут бизнесмены решили открыть ресторан. Новый проект курировала Оксана. Партнер мужа вызвался помогать ей, а муж стал… ревновать.

— Если бы ты знала, Леночка, какой он воспитанный, приятный, галантный… — щебетала подруге. – Я «пропала» после первого взгляда на него. Общались и шутили на разные темы, даже не заметили, как быстро пролетело время. Он называл меня умной, доброй, а еще – необычайно красивой. Какой же у него чарующий голос.

Строительство нового ресторана стартовало. Оксана занялась разработкой интерьера, выбирала мебель и посуду, подыскивала персонал… Женщина вынуждена была поселиться в Санкт-Петербурге. Из-за ее постоянной занятости Вадим сердился, устраивал по телефону скандалы, ревновал к Олегу, подозревал в измене… Оксана, плача, клялась в верности, уверяла, что любит лишь его, а в Питере ее держат дела. Обещала вырваться домой, как только появится свободное время. Потом каждый раз звонили Олегу и рассказывала ему обо всем, искала поддержки. Знала, что он женат, имеет двух детей, но все же сдержать себя не могла.

— Тебе не за что оправдываться. Скоро Вадим это поймет. Достроим ресторан, ты вернешься в Москву – и все наладится. А там, может, и ребенка родите, — подбадривал.

От слов Олега Оксану разрывало на куски. Она хотела иметь детей, но их отцом видела вовсе не Вадима. «А почему бы и нет? Об этом, кроме нас, никто же не узнает, а со мной навсегда останется частичка его», — пронеслось как-то в голове. Подумала, но предложить что-то не решилась, а Олег об этом никогда не просил. Так что, только закончилось строительство ресторана, Оксана вернулась в Москву и решила сберечь семью с Вадимом…

Через год после возвращения из Санкт-Петербурга женщина серьезно заболела. За беготней по больничным кабинетам наконец-то забыла свою неразделенную любовь. Потом – неожиданная операция, клиническая смерть, паралич и полное отсутствие мыслей. Тело словно в коконе: непослушное, чужое и невообразимо тяжелое, могла пошевелить лишь головой. Какая-то пустота пожирала Оксану изнутри. Друзья, естественно, проведывали ее по несколько раз в день. Вадим не отходил ни на шаг. Но их внимание больше утомляло Оксану, чем поддерживало. Так длилось несколько месяцев. Женщина чувствовала себя значительно лучше. Настал ее день рождения. Пришли друзья, поздравляли, желали здоровья, что-то щебетали о семейном тепле, куче детишек… Оксана радовалась. Слезы радости котились по щекам.

Когда же ближе к вечеру все разъехались по домам, после вечернего обхода в дверях появился Олег. С букетом цветов, конфетами и бутылкой лимонада.

— Чего ты? Тебе же нельзя спиртного. Но когда ты выздоровеешь, обещаю, мы по-настоящему отметим наши дни рождения, — покраснел на ее хихиканье. У него сегодня тоже день рождения, он старше ее на один год. Присев на краешек кровати Оксаны, Олег рассказывал о своей поездке заграницу. Продав долю в бизнесе Вадима, он почти полгода жил с семьей в Чехии. Признался, после строительства ресторана отношения с партнером хорошенько испортились. Мужчина ревновал его к своей жене. Заграницей пробовал начать собственное дело. Брался за одно, второе, третье… Но ничего не получалось: рынок предложений слишком широкий, а спроса нет. Влезли с женой в долги. Чтобы погасить кредит, Олегу пришлось устроиться подсобником на стройку, жена мыла посуду в какой-то забегаловке. Несколько дней назад вернулись на Родину. Из-за финансовых трудностей, их брак дал трещину, поэтому решили развестись.

Крепко сжимая ее руку, сознался, что полюбил Оксану с первой встречи, когда они обсуждали проект будущего ресторана. Ее большие голубые глаза навсегда пленили его душу. Сквозь скупые мужские слезы говорил, что тогда, уговаривая ее помириться с мужем и родить ему ребенка, больше всего хотел оказаться на месте Вадима. Вот только не мог предать друга. Переступить через свою семью – тоже. Зато сейчас уже ничего не мешает им быть вместе, Оксане стоит лишь этого захотеть.

— Выздоравливай. Поедем отдыхать. Я покажу тебе самые красивые места на планете, — целуя ее в лоб, добавил на прощание Олег.

Первые два года супружеской жизни с Олегом для Оксаны были настоящей сказкой. Всегда внимательный, заботливый, выполнял все ее желания… Зато все изменилось с рождение сына. Муж все чаще возвращался домой выпившим. Кричал, что Оксана совсем не уделяет ему внимание. Стал поднимать на жену руку, не ночевал дома. Семейная жизнь превратилась в настоящий ад. Женщина же терпела все ради малыша, не хотела лишать его отца. Даже когда Олег увлекся игрой в карты и последнее выносил из дома, стоя на коленях умоляла одуматься. Повторяла, что вместе они одолеют его игроманию. Но он ничего не хотел слушать.

— Твой муж проиграл бандитам большую сумму. Они поставили его на счетчик. Карточный долг среди игроков считается святым. Оксана, забирай сына и уезжай из города. Я помогу, — услышала в трубке голос Вадима. От неожиданности женщина опустилась в кресло.

— Не лезь в нашу семью. До сих пор не можешь простить, что осталась с ним, а не с тобой? – выпалила. – Не звони сюда больше!

Слова Вадима не выходили у Оксаны из головы. Откуда он знает, что у Олега проблемы? Почему после стольких лет молчания предлагает помощь? Разошлись же далеко не друзьями.

Ответ на свои вопросы Оксана нашла в тот день, когда, вернувшись домой, застала пустую квартиру. Вещей ее мужа тоже не было. Вместо этого в комнате сына сидел Вадим.

— Что ты здесь делаешь? Куда пропал Олег? – спросила перепугано.

— Куда делся твой непутевый муж? Представления не имею, — ответил спокойно. – Наверное, убежал. Его же подозревают в крупном мошенничестве. Кстати, тебя он проиграл бандитам в карты. Я выкупил тебя у них. Не волнуйся, благодарности не жду. Сделал это ради всего хорошего, что было между нами когда-то. Как не странно, мне еще до сих пор не безразлична твоя судьба, — сказал и вышел из квартиры.

С тех пор прошло много лет. Вадим больше не появлялся в жизни Оксаны. Ежемесячно она получала денежный перевод из заграницы. Скорее всего, Вадим покинул страну и финансово помогал ей. Пыталась узнать о нем что-нибудь через знакомых, но тщетно. Сын уже заканчивал школу, собирался поступать в университет. Оксана работала управляющей в одном из местных отелей. Обжегшись на Олеге, замуж больше так и не вышла.

Баку, 1 февраля /корр. TrendLife Вугар Иманов/

Иногда, садясь за очередную статью, думаешь о том, как же написать, как донести до людей то, от чего и сам до сих пор содрогаешься…

Однажды мы с другом сидели в чайхане у кинотеатра «Низами». К нам подо шла пожилая женщина и, протянув руку, попросила помощи. Таких людей в го роде сейчас много, но что-то в ней показа лось необычным: молодой голос не соответ ствовал старческому облику, одежда была, хоть и старой, но чистой, да и попрошайни чала она неумело, стесняясь. Непроизвольно я протянул ей пятьсот манатов, посмотрел в глаза и предложил посильную помощь. Она отказалась, ответив; «Нет, сынок, Я слишком пала, чтобы вновь что-то обрести. Все равно скоро конец…». Поправив косынку и при крыв лицо, она повернулась, чтобы уйти, но что-то заставило меня вернуть ее.

Часто ли мы задумываемся над тем, по чему молодые и миловидные женщины стали попрошайками? Некоторые ответят — из-за материальных трудностей — и будут по-сво ему правы. Я решил поговорить с ней, ска зал, что журналист, и мы договорились о встрече. Признаться, я не ожидал, что женщина придет. Но она пришла и попро сила проводить ее до Ичери шехер. По пути и состоялся наш разговор. Мое обращение к ней на «вы» и «ханум» как бы оживили ее, и она начала разговор:

— Давно ко мне так никто не обращался. Да ты не смотри, что я «побирушка», и у ме ня была своя счастливая пора. Зовут меня Валя. Я окончила Душанбинский педагоги ческий институт. Вскоре вышла замуж за Юсупа, будь проклят тот день. Он буквально околдовал меня красивыми словами и обещаниями. Говорил, что безумно любит меня, что я его судьба, что всю жизнь посвятит мне и нашей будущей семье, а сам втоп тал меня в грязь. Мерзавец, он всю мою жизнь сломал…

Она замолчала, на мгновенье остановилась и вспоминала дальше:

— Семья брата Юсупа жила в Баку, в большом, добром и «хлебном» городе. А потому мы с большим удовольствием при няли приглашение переехать сюда и начать новую жизнь. Юсуп устроился таксистом, а я — учительницей в школу. Мы купили трехкомнатную квартиру, у нас родилась дочь. Свою мать я тоже пе ревезла сюда.

Но со временем положение стало ухудшаться. Юсупа из-за постоянных пьянок выгнали с работы. И так как на одну учительскую зарплату не прожи вешь, мне пришлось портняжничать на до му. Вот тогда Юсуп стал ревновать меня то к клиентам, то, вообще, ко всем подряд. Зас тавил уйти с работы, превратил в домаш нюю невольницу, а сам по-прежнему жил «не просыхая». Мало того, что он заработан ное мною пропивал, так еще и мою мать, ре бенка оскорблял. Иногда от него спиртным не пахло, но глаза были какие-то затуманен ные. Позже я узнала, что он курит анашу. Так долго продолжаться не могло, и пришла беда. В пьяном состоянии на машине своего друга, он сбил человека, и оставшие ся сбережения ушли на лечение потерпев шего. Юсупу дали три года. Мне с огромным трудом удавалось содержать семью, а вдо бавок ко всему, Юсуп постоянно требовал денег, жалуясь на тяжелое тюремное поло жение, А я, дура, верила. Продав квартиру, мы переехали в старую лачугу. Моя мать скончалась. Вырученными за квартиру деньгами я расплатилась с долгами Юсупа. Как оказалось, в тюрьме он играл в карты. Сколько раз клялся и божился, что «завя жет» с этим, что скоро все изменится к луч шему, что осознал свои ошибки и раскаива ется. Но…

Однажды вечером ко мне домой зава лились двое мужчин и протянули письмо от Юсупа. Шел второй год его заключения. Я обомлела, когда прочитала это письмо, ме ня чуть не хватил удар. Я стояла, как вкопан ная, и не знала, что делать. Это был немыс лимый кошмар! Этот мерзавец писал, что проиграл в карты три пальца и их уже отре зали. Что у него огромный долг, и если он его не вернет, его убьют. Он умолял пожалеть его, простить и помочь ему в последний раз. «Этим последним разом» была я. Только мною он мог расплатиться за свои долги. Я была в шоке — муж проиграл меня в картьг! И требовал спасти его, пожертвовав своей честью. Я хотела кричать, рвать и кру шить все вокруг, прогнать этих «гостей», но что толку. Выпроводив дочку на улицу, я по виновалась им… После их ухода я несколь ко дней мылась, понимая, что эту грязь смыть невозможно. Хотела повеситься, но остановила мысль о девочке, Я старалась не показываться на глаза соседям. Казалось, они все знают.

Наконец, Юсупа выпустили. Он был бо лен туберкулезом. Денег на лечение не бы ло, и поэтому он все время находился дома. Через некоторое время заболела и дочь. Шесть месяцев спустя она скончалась. Мое сердце разрывалось, я задыхалась и молила о смерти.

Я решила уничтожить эту гадину, эту тварь, которая сломала мою жизнь. Купив у санитарок крысиного яда, я подсыпала его в еду Юсупа. От адских болей он согнулся вдвое, корчился и ползал по земле, бился головой о стенку и умолял вызвать врачей. А я стояла у него над головой и радовалась, Юсуп посинел, изо рта пошла пена, он за бился в конвульсиях и умер, вернее, сдох — как собака, Я сама сообщила о случившемся в милицию. Отсидела семь лет и вышла на свободу. А зачем мне она? Мне сейчас всего 48 лет, хо тя меньше шестидесяти никто не дает. Что мне еще осталось в этой жизни? Жду лишь своего последнего часа. Даже сил нет по кончить с собой. Будь проклята такая жизнь!

Мы дошли до ворот Ичери шехер, Она протянула старую фотографию и сказала:

— Пусть останется у тебя. Все равно, ко гда смотрю на нее, сердце ноет. Давно хоте ла порвать это фото, но видно не судьба.

Не попрощавшись, Валя ушла. Я смот рел ей вслед, пока ее силуэт не исчез в узких закоулках древнего города, словно и не бы ло этой женщины…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *