Сколько в России гастарбайтеров?

Восточный экспресс. Почему трудовые мигранты едут в Россию даже в кризис?

На базаре Чорсу в Ташкенте целый ряд — дымящиеся котлы с ароматным пловом. Порция стоит 6000 сумов (65 руб.), съесть её за один раз невозможно. Шашлык из баранины обойдётся в 32 руб., самса (пирожок с мясом) — в три раза меньше.

Обычно чрезвычайно низкие цены — признак бедности населения, но в том-то и дело, что Узбекистан не производит впечатления нищей страны: вечером рестораны забиты под завязку, свободный столик не найдёшь. Чисто выметенные проспекты, новенькие шестнадцатиэтажки, всюду снуют автомобили, собранные на местных заводах, — популярные в народе модели «Дэу» и «Шевроле». Обозреватель «АиФ» решил разобраться: отчего же тогда граждане республики миллионами направляются на работу в Россию?

Царство долларов

Пожалуй, один из главных минусов — процветание «чёрного рынка» валюты. Продать доллары в Узбекистане можно, а вот купить нельзя: на каждом рынке прогуливаются «валютчики», шепча на ухо: «Брат, менять надо?» При официальном курсе 40 сумов за рубль спекулянты готовы рвать его из рук за 90, американский бакс котируется в два с лишним раза дороже госцены — 6500 сумов. Всё бы ничего, но вот и авиабилеты, и автомобили, и квартиры продаются ТОЛЬКО за доллары. Где их взять? Это, как говорится, ваши сложности. Только в том случае, если гражданин Узбекистана едет в туристическую поездку, ему разрешают купить 2000 «зелёных» в год по госкурсу и сугубо переводом на кредитку. Кстати, с наликом весьма странная ситуация. Узбеки получают зарплату на карты, однако снять деньги — проблема: банкоматов крайне мало, и они всегда пусты. По слухам, взятка за обналичку достигает 20-30% — «пластик» принимают в дорогих супермаркетах, но с чем идти на базар, где цены ниже?

Пока многих детей здесь воспитывают бабушки: мамы — в России. Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Жизнь при коммунизме»

— Поэтому-то мои соотечественники и едут в Россию — зарабатывать валюту, — констатирует бизнесмен Гулям Алишеров. — Узбек­ский сум не является конвертируемым: его не меняют за пределами республики. Вы обращали внимание, сколько товаров узбеки везут российскими авиарейсами? Те же телевизоры проще купить у вас. Про автомобили я вообще молчу: надо, как в брежневские времена, ждать пару лет в очереди. Власти контролируют цены на всё. С одной стороны, это хорошо, а с другой — порождает дефицит. Стоит отъехать от Ташкента, как трудно заправить бак — на АЗС только газ, бензина часто нет. Во многих кишлаках отсутствуют вода и даже электричество. Спросите кого угодно старше сорока лет — люди откровенно ностальгируют по СССР.

Это верно. Всюду в Узбекистане я слышал фразу «Хрущёв обещал, что следующее поколение будет жить при коммунизме… но, оказывается, мы уже жили при нём…» Россия в понимании узбеков и есть продолжение «коммунизма»: там хватает работы, легко менять валюту и купить машину.

Вторая причина миграции в РФ на удивление проста: в Узбекистане для путешествия за границу нужно получать «выездную визу», и Россия — единст­венная страна, куда разрешают улететь без этого документа. Поэтому и народ к нам прибывает, мягко говоря, всякий. Узбеки неохотно обсуждают чудовищную новость про 38-летнюю няню Гюльчехру Бобокулову, задушившую в Москве четырёхлетнюю девочку, а после размахивавшую у станции метро отрезанной головой ребёнка.

«Я не могу говорить на людях, — тихо поясняет мне врач-психиатр Музафар в чайхане Самарканда. — Давайте выйдем на улицу». Узбекское ТВ ничего не сообщило о кровавом инциденте, официальные лица республики словно воды в рот набрали. «За последние десять лет и тут, и в Ташкенте «в целях экономии» закрыли три психиатрические лечебницы, а сотни пациентов распустили по домам, — рассказывает Музафар. — Я лечил одного человека: парень провёл в психушке два года. Недавно узнал от знакомых — он устроился таксистом в Екатеринбурге». По неофициальным данным, в России работает от 4 до 6 млн узбеков, и состояние их здоровья на въезде в РФ никем не проверяется. А вот напрасно. Южная Корея с 10 марта этого года ввела для граждан Узбекистана обязательное медицинское обследование при получении визы.

Как ловить нелегалов?

В Агентстве по вопросам внеш­ней миграции Узбекистана, куда я обратился за комментарием, мне заявили: согласно закону от 2003 г. все узбеки, уезжающие на работу в РФ по контракту, обязаны получить справку местного Минздрава. «В первую очередь это забота российских работодателей — проверять, не больны ли люди, которых те нанимают, не имеют ли они проблем с психикой, — подчеркнули в агентстве. — Однако этого не делается: многим вашим бизнесменам проще взять сотрудника нелегально и платить ему копейки. Узбекистан абсолютно не стремится увеличивать число своих граждан в России, — заявили в агентстве. — Так, полгода назад парламент принял программу о создании миллиона рабочих мест для мигрантов, возвращающихся из РФ в связи с экономическим кризисом».

Таким образом, миграция узбеков в Россию происходит не только «благодаря» низким зар­платам и безработице. Жить дома, если верить официальным заявлениям, можно, но «чёрный рынок» валюты и дефицит товаров усложняют ситуацию. Поэтому, хотя работы в России всё меньше, число гастарбайтеров из Средней Азии не слишком снизилось. И, разумеется, существует проблема: к нам попадают нежелательные «гости». Во многих странах таких людей стараются отследить на уровне подачи документов на визу. В посольстве Британии помимо предоставления кучи бумаг, включая справку о зарплате, вам придётся отвечать на вопросы многостраничной анкеты, предоставляя информацию и о судимостях.

Можно ли улучшить ситуацию с мигрантами? Да. Следует безжалостно перешерстить наших бизнесменов, нанимающих на стройки нелегалов из Средней Азии, а также взяться за дельцов, продающих фальшивые медкнижки и разрешения ФМС на работу. Их объявлениями обклеены все автобусные остановки, но полиция предпочитает по указанным номерам не звонить. Ничем хорошим такое бездействие не закончится.

«Брат, из России уезжаем!» Гастарбайтеры начали возвращаться в Узбекистан

Каждый таксист, подвозивший меня в узбекских городах, обязательно спрашивал: «А ты откуда?» (Обращение на «вы» в Узбекистане не слишком принято.) Услышав «из Москвы», солидно кивал и говорил: «Да, работал я там». Правда, потом выяснялось, что работа была не совсем в Москве, а в Петербурге, Курске и даже в ледяном Магадане. Как правило, мои собеседники вкалывали на стройках, «бомбилами» в такси, дворниками, поварами и официантами. Поразил Улугбек из Бухары, умудрившийся полдня пахать на строительстве, а другие полдня варить плов в элитном ресторане в центре Москвы. «Тебя еду готовить взяли вообще без проверки?» — «Э, брат, конечно! Им главное — зарплату маленькую платить». «Система простая, — рассказывает Рахим из Самарканда. — Один мужчина, по виду солидный, снимает в Москве двухкомнатную квартиру за 40 тыс. руб. Заселяются туда 30 человек, платят по 3 тыс. с каждого. Пока одни работают, другие спят на полу. Я тоже так устраивался». Из-за падения курса рубля многие нелегалы вернулись домой в Узбекистан. Согласно статистике, с 2015-го из России назад приехал 1 млн (!) узбекских трудовых мигрантов. Правда ли это?

«Бабай» на вокзале

Если судить по автовокзалам в Ташкенте и Самарканде, так не скажешь. Там по-прежнему битком набитые старые маршрутки с надписями «Москва» и «Астрахань», автобусы, разваливающиеся на ходу, — именно такой недавно сгорел на трассе, направляясь в Россию: в огне погибли 52 гражданина Узбекистана. Мигранты стекаются на автовокзалы из маленьких городков и деревень, где средняя зарплата около 3 тыс. руб. в переводе на наши деньги. Почти всегда это молодые мужчины, плохо знающие русский язык. В РФ они не покупают патенты на работу — обычно их скопом отправляют на стройки. Группами будущих строителей управляют «бабаи» («дедушки»), хотя порой им едва за 30 лет. Они руководят и устройст­вом мигрантов в крупных городах России, получая за это свой процент. Но, если сейчас гастарбайтеров в РФ стало на четверть меньше, сколько же тогда их было раньше?

— Статистика утверждает: в России находилось на заработках от 4 до 6 млн узбеков, — говорит Ойбек Тимуров, врач районной больницы в Самарканде. — С 1991 г. от нас в РФ ехали так называемые квалифицированные кадры: доктора, профессора, преподаватели, учёные. Их пытаются вернуть, хотят даже специально рекламу запустить. Но они не вернутся — там хорошая работа, многие перевезли в РФ жён и детей да и отвыкли от Узбекистана за двадцать-то лет. Тут стало получше, однако денег у людей по-прежнему не так уж много. И мои знакомые, приехавшие назад из Волгограда и Тюмени из-за резкого снижения курса рубля, теперь думают: не поспешили ли они? Ещё недавно 20% ВВП страны составляли денежные переводы узбекских гастарбайтеров из России. Удастся ли соскочить с этой иглы?

«Дураки и туристы»

Жизнь в республике дейст­вительно изменилась. Новый президент Шавкат Мирзиёев провёл небывалые для Узбекистана экономические реформы. По приезде больше не требуется идти на базар и менять у «валютчиков» рубли на узбекские сумы. Раньше официальный курс был в два раза ниже курса чёрного рынка и в банки несли деньги (как выражались сами узбеки) только «дураки и американские туристы». Туризм развивается так, что позавидуешь. За год открылось множество недорогих гостиниц, между городами запустили новые маршруты скоростных поездов. Меня поразил факт — провинциальная молодёжь и обычные владельцы кафешек на ташкентском базаре Чорсу неплохо говорят по-английски. А в Самарканде я видел даже местных милиционеров, хоть и с трудом, но объясняющихся на языке Шекспира. Узбекистан изо всех сил пытается уйти от имиджа «царства гастарбайтеров», став популярным направлением для путешествий: в Бухаре и Самарканде западных гостей толпы. Но хватает и вещей, которые ничуть не изменились со времён Каримова. Коррупция процветает — кассиры в будках у достопримечательностей, понизив голос, предлагают билет за полцены, отправляя эти деньги себе в карман. Правда, на чиновников теперь можно пожаловаться через Интернет — те, не привыкшие к электронным жалобам, с перепугу реагируют мгновенно. На публикации российской прессы об Узбекистане реакция такая же быстрая — мой репортаж на сайте «АиФ» был заблокирован уже через пару часов после выхода: дабы его не смогли прочитать узбеки.

Мафия холодильников

— Правление Каримова базировалось на следующих вещах — мы бедные, зато тут нет революций и атак исламистов, как в Киргизии и Таджикистане, — объясняет бывший сотрудник Министерст­ва финансов Рустам Абдуллаев (имя изменено. — Авт.). — И конечно, полнейшая диктатура: за анекдот про президента сажали в тюрьму. Сейчас идут послабления — например, перестали в обязательном порядке отправлять студентов на уборку хлопка, однако с доходами в государстве остаются сложности. Зарплаты, как и в России, перечисляют на банковскую карточку. Но отнюдь не везде ею можно платить. В супермаркете — пожалуйста, а вот за холодильник или телевизор не расплатишься. В результате появилась даже «финансовая мафия», делающая обналичку за 20-25% от цены.

Узбекистану важно вернуть свою рабочую силу. У нас были вопиющие случаи, когда умирает в кишлаке старик, его родст­венники идут по деревням и с трудом находят молодых людей, способных отнести тело на кладбище, — все сильные мужчины на заработках в России.

«Я был в Москве, Новгороде, Казани — почему там узбекская черешня в мае стоит 400 руб., хотя я умоляю взять её за 30? — спрашивает меня торговец на рынке Чорсу. — Бред какой-то! Ваши перекупщики раньше везли «пластмассовые» фрукты и овощи из Европы, а сейчас тащат их из Турции. Чем Узбекистан-то не угодил? Здесь тонны витаминов, стоят они копейки. Но по дороге в Россию дорожают в 15-20 раз. Почему так получается?» Да мне и самому это интересно. Ведь, покупая местную продукцию, мы помогали бы экономике Узбекистана (и своему обеденному столу тоже), сокращая тем самым количество нелегалов из Средней Азии. Я ничего не имею против привлечения рабочей силы из-за рубежа, но в разумных количествах. Трудовые же мигранты, приезжающие к нам под присмотром «бабаев», обеспечивают ещё и криминал, и теракты (в их среде прекрасно чувствуют себя вербовщики исламистов) и сокращают в нашей стране нормальные рабочие места. Ибо нанимателям проще взять мигранта, нежели гражданина РФ, — мигранту можно платить зар­плату в 2 раза меньше. «Брат, сейчас мы из России уезжаем, — кивает таксист Фирдоуз по дороге в аэропорт. — Но пока не знаем: может быть, скоро и вернёмся». Пока у РФ впервые за долгое время появился шанс уменьшить чрезмерное количест­во гастарбайтеров. И надеюсь, мы его не упустим.

Только цифры

По официальной статистике МВД, в 2017 г. в Россию по работе приехали:

  • 1 человек — из Западной Сахары;
  • 1 — из Сомали;
  • 3 — из Экваториальной Гвинеи;
  • 17 — из Ватикана;
  • 7487 — из США;
  • 1 822 933 — из Узбекистана.

© Flickr

Оценки числа мигрантов, живущих и работающих в России, сильно различаются. Одни говорят о 10–15 млн мигрантов и предсказывают, что дальше будет только больше. Другие считают, что мигрантов значительно меньше, максимум 5 млн человек. До сих пор все эти оценки основывались в основном на личном мнении экспертов. Опубликованные сегодня ФМС данные позволяют довольно точно ответить на вопрос, сколько же иностранцев находятся в России.

История этих данных такова. На следующий день после моего ответа на письмо Алексея Захарова на Slon мне позвонил глава ФМС Константин Ромодановский и предложил опубликовать данные о числе иностранцев в России, собранные ФМС. При пересечении границы России каждый иностранец обязан заполнить миграционную карту (вот она). Одна часть миграционной карты сдается при въезде в Россию, другая – при выезде. В случае утери второй части карты выезжающий из России иностранец обязан заполнить новую карту – ее можно соотнести со старой по номеру паспорта. Все это вносится в базу данных, а значит, в этой базе – сведения обо всех иностранцах, легально попавших на территорию России. Учитывая, что между Россией и большинством стран бывшего СССР действует безвизовый режим и, соответственно, стимулов к нелегальному переходу границы нет, эта база действительно учитывает практически всех иностранцев.

Итак, по состоянию на 14 декабря 2012 года в России находилось около 10,3 млн иностранных граждан. Около миллиона из них пребывали в России меньше одного месяца. Вероятно, большинство из этого миллиона – туристы или приехали в краткосрочную командировку. Оставшиеся 9 млн живут в России больше месяца, из них почти 3 млн – больше года (см. график ниже). Эти цифры включают всех иностранных граждан – гастарбайтеров из Средней Азии, граждан Украины и выходцев из Казахстана, живущих в России, иностранных студентов, высококвалифицированных специалистов из Европы и США и так далее.

Больше всего в России граждан Узбекистана – около 2,3 млн. На втором месте – граждане Украины (1,4 млн), затем – Таджикистана (1,1 млн), Азербайджана (620 тысяч) и Киргизии (540 тысяч). Китайцев в России чуть более 200 тысяч, немцев – более 300 тысяч, американцев – около 200 тысяч, британцев – чуть более 150 тысяч. Полные данные по странам бывшего СССР (исключая прибалтийские государства), по странам, граждан которых в России более 100 тысяч и по группам других стран приводятся в таблице «Число иностранцев», а еще подробнее – на сайте ФМС. Кстати, теперь эти данные ФМС будет публиковать ежемесячно.

Эта статистика не позволяет вывести точное число иностранцев, работающих в России как легально, так и нелегально. Но мы можем сделать приблизительную оценку. Посчитаем число иностранцев в трудоспособном возрасте (от 17 до 55 лет), прибывших из стран, являющихся потенциальным источником низкоквалифицированной трудовой миграции (это все страны бывшего СССР, исключая прибалтийские государства, Китай, Турция, Вьетнам, Филиппины). Таких чуть больше 7 млн, причем 4,8 млн из них – из стран Средней Азии и Кавказа. Но эта оценка числа работающих мигрантов явно завышена: ведь в эти 7 млн входят все студенты, туристы и гости из этих стран (однако не входят более квалифицированные специалисты из Европы, США, Канады, Австралии и так далее).

Другой способ оценить число трудовых мигрантов – проанализировать данные из графы «Цель визита» в миграционных картах. Примерно 2,5 млн иностранцев, находящихся сейчас в России, указали в качестве цели визита «работу по найму». Эти цифра примерно соответствуют числу официально выданных иностранцам разрешений на работу. Но очевидно, что иностранцы, собирающиеся работать без разрешения, не склонны уведомлять об этом миграционные власти.

Таким образом, истинное число работающих в России иностранцев разной квалификации лежит в диапазоне от 2,5 до 7 млн человек. По всей видимости, оно примерно равно 5–6 млн человек. Учитывая, что экономически активное население России – 75 млн человек, иностранцы в настоящий момент составляют примерно 6–7% рабочей силы. Это не так мало, но явно недостаточно для того, чтобы говорить о засилье мигрантов на российском рынке труда.

Число иностранцев (на 14 декабря 2012 г.)

Узбекистан 2 333 244
Украина 1 383 232
Таджикистан 1 061 270
Азербайджан 617 090
Казахстан 553 457
Киргизия 544 365
Молдова 529 467
Армения 391 849
Беларусь 300 489
Грузия, Абхазия, Южная Осетия 37 121
Туркмения 26 332
Германия 302 160
Китай 213 272
США 198 473
Великобритания 161 306
Финляндия 128 529
Турция 113 433
Европа (кроме Германии, Великобритании, Финляндии, Турции) 641 550
Азия и Океания (кроме Китая, Австралии, Новой Зеландии) 275 794
Южная и Латинская Америка 85 350
Канада, Австралия, Новая Зеландия 73 001
Ближний Восток 68 830
Африка 28 968
нет данных и лица без гражданства 195 929
Всего 10 264 511

Источник: ФМС России

Количество иностранцев в России по продолжительности пребывания

Количество иностранцев в России по цели пребывания

В Евросоюзе сегодня остро стоит проблема миграции. Однако в России трудности, связанные с притоком иностранных граждан, наблюдаются уже давно. Стало ли меньше гастарбайтеров с наступлением экономического кризиса в нашей стране? И оправдано ли мнение россиян о высокой преступности в среде трудовых мигрантов? В этом вопросе разбиралась Pravda.Ru.

В российском обществе бытует мнение, что от приезда трудовых мигрантов из ближайших стран происходят только беды. Гастарбайтеры отбирают трудовые места у российских граждан, занижают планку заработной платы в занимаемых ими должностях, нарушают законодательство РФ, причем не только миграционное, но и уголовное. Pravda.Ru разобралась, какие проблемы действительно имеют место, а какие скорее надуманны и могут быть связаны с обыкновенной неприязнью к приезжим из других стран.

В сфере обслуживания в крупных городах, в частности в Москве, мигрантов в последние годы было действительно очень много. В основном это приезжие из Средней Азии, которые свободно могут въезжать на территорию нашей страны.

Нужны ли России гастарбайтеры, Pravda.Ru спросила у замначальника отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделения по делам несовершеннолетних УВД по Северному административному округу города Москвы, майора полиции Константина Милованова.

«Я думаю, определенный поток иностранных граждан должен быть, но важно, чтобы они находились на территории законно, чтобы имели официальный патент на работу, регистрацию по месту жительства, то есть были где-то на территории зарегистрированы. Если они регистрации не имеют, то, соответственно, они находятся на территории нелегально и поэтому хватаются за любую работу, за небольшую оплату. Тем самым они действительно отнимают рабочие места у россиян», — ответил Константин Милованов.

Эта же причина, по словам майора полиции, толкает трудовых мигрантов на преступления. Поскольку они находятся в России незаконно, они не могут работать официально, им приходится бегать, прятаться, укрываться, и это ведет к преступлениям более тяжелого характера.

Однако нередки случаи, когда труд нелегальных мигрантов используют различные российские фирмы, в особенности это касается строительной сферы. Нередко нелегалам потакают и сами россияне, которые обращаются к ним за дешевыми услугами по ремонту, принимают в своих квартире или загородном доме и не интересуются регистрацией этих рабочих. Для самих граждан это в будущем может стать большой проблемой, поскольку приезжих строителей или разнорабочих после проделанной работы будет сложно найти, если вдруг эта работа окажется некачественной. Но и это не самое страшное, как считает майор Милованов.

«Я россиянам советую не связываться с иностранными гражданами, которые находятся на территории вне закона. С ними возникают самые разные казусы. Они могут запугивать, если им деньги не выплатили или их не устроила заработная плата. Такие факты случаются, поэтому не надо обращаться к данной категории. Лучше нанять фирму, которая вам все официально сделает, законно, и у вас не возникнет проблем. В крайнем случае, у вас будет к кому обратиться с претензиями. А иностранных граждан, в основном, вы никогда не найдете уже», — замечает Константин Милованов. Если же рабочего-нелегала прислала определенная фирма, то спрос будет именно с юридического лица согласно закону о трудовой миграции.

Достаточно серьезно сегодня карается и превращение жилплощади в так называемые «резиновые квартиры». Регулирующая незаконную миграцию статья 22 УК РФ включает в себя и наказание за фиктивную регистрацию, когда человек держит людей в своей квартире без регистрации, и фиктивное оформление мигрантов. За это введена уголовная ответственность и наказание в виде крупного административного штрафа или лишения свободы. Но, по мнению майора полиции Милованова, правила регистрационного характера в России вообще следовало бы ужесточить, поскольку на данный момент трудовой мигрант может быть зарегистрирован и по юридическому адресу, и по фактическому адресу. И если человек зарегистрирован по юридическому адресу, то он может на территории города проживать где угодно, отследить его местонахождение и чем он занимается, невозможно.

«Было бы неплохо, если бы внесли какие-то изменения по факту регистрации, сделали обязательной именно регистрацию в квартирах, поскольку мы не можем отследить, что за человек, как он прибыл на территорию, а принимающая сторона должна отвечать за действия прибывшего иностранного гражданина», — считает Константин Милованов.

При этом за незаконное пребывание в нашей стране суд может нарушителю либо выписать штраф в пять тысяч рублей, либо депортировать его домой. В разных ситуациях наказание для мигранта различается. А дожидаются решения суда мигранты в спецприемнике, на содержание которых в бюджете РФ предусмотрена целая статья расходов. Интересно также, что даже после депортации мигрант, если у него не было повторных нарушений, может вернуться в Россию. Правда, уже на законных основаниях.

Впрочем, в связи с кризисом в России гастарбайтеры не спешат ехать к нам заработки. По словам Константина Милованова, трудовых мигрантов сейчас стало заметно меньше на территории Москвы, и, соответственно, с их стороны меньше стало происходить нарушений закона.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *