Законная и договорная неустойка

Энциклопедия решений. Договорная, законная и судебная неустойка. Размер неустойки

Договорная, законная и судебная неустойка. Размер неустойки

Основания уплаты, размер и порядок начисления договорной неустойки определяется договором. Условие о размере неустойки может быть согласовано в договоре в виде твердой денежной суммы, процента от определенной величины (денежной суммы, уплата которой просрочена, стоимости несвоевременно поставленных товаров, общей цены договора или любой другой величины по выбору сторон) либо способа определения размера неустойки (например, путем ссылки на определенный показатель).

Законодательство не предусматривает каких-либо ограничений в отношении максимально допустимого размера (ставки) договорной неустойки. Однако ставка неустойки является одним из факторов, которые учитываются при решении вопроса об уменьшении подлежащей уплате суммы неустойки на основании ст. 333 ГК РФ.

Из буквального толкования п. 1 ст. 330, ст. 332 и ст. 3 ГК РФ следует, что законная неустойка может быть установлена только федеральным законом, но не иным нормативным правовым актом (см. например, постановления ФАС Волго-Вятского округа от 05.10.2009 по делу N А29-1508/2009, Девятого ААС от 23.09.2010 N 09АП-13930/2010, Двенадцатого ААС от 12.10.2009 N 12АП-6418/2009, Девятнадцатого ААС от 30.06.2009 N 19АП-3088/09). Исключением из этого правила могут быть только принятые до введения в действие части первой ГК РФ акты, указанные в ст. 4 Федерального закона от 30.11.1994 N 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Однако существует точка зрения, в соответствии с которой неустойка может быть установлена и подзаконным нормативным правовым актом, принятым в рамках полномочий, предоставленных соответствующему органу федеральным законом (см., например, определение Кассационной коллегии ВС РФ от 28.01.2010 N КАС09-661).

Размер (ставка) законной неустойки может быть увеличен соглашением сторон, если закон этого не запрещает (п. 2 ст. 332 ГК РФ). В качестве примера запрета на увеличение законной неустойки можно привести ч. 14 ст. 155 ЖК РФ.

Уменьшение размера законной неустойки или исключение ее применения по заранее заключенному соглашению сторон не допускается. Однако после возникновения оснований для уплаты законной неустойки (нарушения обязательства) обязанность по ее уплате может быть полностью или частично прекращена общими гражданско-правовыми способами (например, прощением долга) (см. п. 61 и 62 Постановления N 7).

Кроме того, в том случае, если сумма подлежащей уплате законной неустойки явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, размер этой суммы, так же как и в случае с договорной неустойкой, может быть уменьшен судом на основании ст. 333 ГК РФ. В этом отношении следует учитывать, что увеличение по соглашению сторон размера (ставки) законной неустойки само по себе не является основанием для уменьшения судом суммы взыскиваемой неустойки на основании ст. 333 ГК РФ (см. п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 N 17).

Законом или договором (в отношении договорной неустойки) может быть ограничен общий размер неустойки, подлежащей уплате за определенное нарушение обязательства (см. п. 65 Постановления N 7).

Судебная неустойка (известна также как астрент) присуждается по заявлению истца (взыскателя) на случай неисполнения судебного акта, которым на должника возложено исполнение обязательства в натуре, а также судебного акта, предусматривающего устранение нарушения права собственности, не связанного с лишением владения. Правила о судебной неустойке не распространяются на случаи неисполнения денежных обязательств.

Размер судебной неустойки определяется судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения должником выгоды из незаконного или недобросовестного поведения. В результате присуждения такой неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение (см. п. 1 ст. 308.3 ГК РФ, абзац первый п. 28, абзац первый п. 30, п. 31, 32 Постановления N 7).

Уплата судебной неустойки не освобождает должника от иных мер ответственности за нарушение обязательства, в том числе от полного возмещения убытков (п. 2 ст. 308.3, абзацы второй и третий п. 28 Постановления N 7).

Не вполне ясным является вопрос о возможности присуждения такой неустойки в тех случаях, когда за нарушение обязательства установлена договорная или законная неустойка. Закон не дает оснований для присуждения судебной неустойки вместо договорной или законной неустойки. Присуждение же ее наряду с такой неустойкой могло бы рассматриваться как применение двух однородных мер ответственности по сути за одно нарушение. Вместе с тем п. 31 и абзац второй п. 32 Постановления N 7 оставляют, по-видимому, возможность для такого их толкования, в соответствии с которым суд может присудить судебную неустойку сверх договорной или законной неустойки, если сочтет их размер недостаточным для эффективного воздействия на должника.

Аналитика Аналитические обзоры

(Определение Верховного суда РФ от 14.04.2016 № 305-ЭС15-16052 по делу № А41-76129/2014)

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ) устанавливает два вида неустойки за несвоевременное исполнение обязательств – договорную и законную.

На практике возникают споры, связанные с различным толкованием правомерности уменьшения размера законной неустойки соглашением сторон. Согласно одной позиции подобное уменьшение возможно в силу диспозитивности гражданского законодательства. Второе мнение таково, что законная неустойка является минимальным размером за просрочку исполнения обязательства и ее уменьшение невозможно.

Недавно Верховный суд устранил правовую неопределенность в указанном вопросе при рассмотрении конкретного спора.

Рассмотрение дела № А73-6824/2014

ООО «Объединенные коммунальные системы» (далее – Истец) обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к муниципальному унитарному предприятию Каширского муниципального района «Производственно-технический комплекс» (далее – Ответчик) о взыскании задолженности за оказанные услуги холодного водоснабжения в октябре 2014 года на основании договора на водоснабжение от 25 июня 2014 года в размере 463 992 руб. 93 коп., а также неустойки в размере 1 488 руб. 64 коп.

Решением Арбитражного суда Московской области от 11.03.2015 (судья Бирюкова Е.В.) исковые требования удовлетворены в полном объеме. Суд первой инстанции при принятии судебного акта исходил из доказанности нарушения Ответчиком своих обязательств по своевременной оплате потребленного ресурса, отсутствия оснований для применения договорной неустойки и снижения размера законной неустойки.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2015, оставленным без изменения постановлением Арбитражного суда Московского округа от 23.09.2015, решение суда первой инстанции в части взыскания неустойки изменено: с предприятия в пользу общества взыскано 11 164,83 руб. неустойки, рассчитанной исходя из однократной ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации.

Далее Истец обратился с кассационной жалобой в Верховный суд РФ, ссылаясь на существенное нарушение судами апелляционной и кассационной инстанций норм материального права в части определения размера неустойки, подлежащей взысканию с нарушителя обязательства.

Позиция заявителя при обращении с жалобой в Верховный суд РФ

Пункт 30 Правил № 644 подлежит применению в совокупности с нормами статьи 332 ГК РФ, императивно предусматривающими приоритет законной неустойки, которую стороны могут увеличить своим соглашением в отсутствие прямого законодательного запрета, но не уменьшить.

Позиция Верховного суда РФ

При принятии судебного акта Судебная коллегия по экономическим спорам исходила из следующего:

1. Из пункта 4 статьи 421, пункта 1 статьи 422 ГК РФ следует, что условие договора может быть предписано законом или иными правовыми актами. Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующими в момент его заключения.

2. В соответствии с пунктами 1, 4, 5 статьи 426 ГК РФ договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (в том числе по энергоснабжению), признается публичным договором. В случаях, предусмотренных законом, Правительство Российской Федерации может издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.). Условия публичного договора, не соответствующие требованиям, установленным пунктами 2 и 4 указанной статьи, ничтожны.

3. Отношения в сфере водоснабжения регулируются Федеральным законом от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» (далее – Закон о водоснабжении). Согласно пунктам 1, 11 статьи 7 указанного закона водоснабжение с использованием централизованных систем холодного водоснабжения осуществляется в соответствии с правилами холодного водоснабжения на основании договоров холодного водоснабжения.

4. Договор водоснабжения является публичным. Существенным условием договора водоснабжения является ответственность в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами обязательств по этому договору (подпункт 10 пункта 5 статьи 13 Закона о водоснабжении).

Договоры холодного водоснабжения заключаются в соответствии с типовым договором холодного водоснабжения, утвержденным Правительством Российской Федерации (пункт 8 статьи 13 Закона о водоснабжении).

5. Согласно части 1 статьи 329, части 1 статьи 330 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, то есть денежной суммой, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. Денежная сумма определяется законом или договором.

Как следует из статьи 4, пункта 11 статьи 7 Закона о водоснабжении Правительство Российской Федерации наделено полномочиями по утверждению правил холодного водоснабжения и типового договора холодного водоснабжения. Правила о водоснабжении должны определять положения, предусмотренные Законом о водоснабжении.

Правительство Российской Федерации постановлением от 29.07.2013 № 644 утвердило Правила холодного водоснабжения и водоотведения, а постановлением от 29.07.2013 № 645 – типовой договор водоснабжения. В пункте 30 Правил № 644 указано, что в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения абонентом обязательств по оплате договора холодного водоснабжения организация водопроводно-канализационного хозяйства вправе потребовать от абонента уплаты неустойки в размере двукратной ставки рефинансирования (учетной ставки) Центрального банка Российской Федерации, установленной на день предъявления соответствующего требования, от суммы задолженности за каждый день просрочки.

Правила водоснабжения и типовой договор водоснабжения обязательны для сторон при исполнении публичного договора.

В итоге Верховный суд РФ приходит к выводу о том, что у апелляционного и окружного судов не было оснований для применения договорной неустойки и отказа во взыскании неустойки, предусмотренной постановлениями Правительства Российской Федерации.

По итогам рассмотрения дела в Верховном суде РФ постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2015 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.09.2015 по делу Арбитражного суда Московской области № А41-76129/2014 отменены, решение арбитражного суда первой инстанции оставлено без изменения.

Следует отметить, что высказанная правовая позиция согласуется с пунктом 61 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

Таким образом, результатом рассмотрения дела в Верховном суде РФ является закрепление правовой позиции, согласно которой устанавливается приоритет законной неустойки над договорной, а также невозможность снижения размера законной неустойки соглашением сторон.

Следовательно, выводы, изложенные в определении Верховного суда РФ от 14.04.2016 № 305-ЭС15-16052 по делу № А41-76129/2014, могут быть использованы в судебной работе при взыскании неустойки за неисполнение договорных обязательств, а также для признания отдельных условий договора ничтожными.

Правила холодного водоснабжения и водоотведения и о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации, утв. постановлением Правительства РФ от 29.07.2013 № 644.

Если размер неустойки установлен законом, то в силу пункта 2 статьи 332 ГК РФ он не может быть по заранее заключенному соглашению сторон уменьшен, но может быть увеличен, если такое увеличение законом не запрещено.

Верховный Суд вынес определение № 305-ЭС19-16367, в котором рассмотрел вопрос о том, при каких обстоятельствах недопустимо взыскивать договорную неустойку и проценты за пользование чужими денежными средствами одновременно.

В ноябре–декабре 2015 г. ООО «Геоинжиниринг» (подрядчик) и ООО «ДальТехПром» (генподрядчик) заключили несколько договоров субподряда на выполнение инженерных изысканий. В конце декабря стороны подписали акты сдачи-приемки работ, в которых генподрядчик подтвердил надлежащее качество и объем работ.

Однако в мае 2016 г. генподрядчик отказался оплачивать работы и уведомил контрагента об одностороннем отказе от исполнения договоров. Компания основывалась на том, что «Геоинжиниринг» должно было передать результаты работ до конца 2015 г., но на момент отказа от исполнения обязательства «ДальТехПром» не получило технические отчеты о проведении инженерных изысканий с реестром переданной проектной документации.

Подрядчик обратился в Арбитражный суд Иркутской области, который согласился с необходимостью оплаты выполненных работ и взыскал с генподрядчика 2 млн руб. (решение по делу № А19-15089/2016 устояло во всех инстанциях). Однако ответчик не исполнил указанное решение добровольно, подрядчику удалось получить только часть суммы в результате произведенного ФССП безакцептного списания со счета «ДальТехПром».

Ссылаясь на неисполнение генподрядчиком договорных обязательств, компания «Геоинжиниринг» еще раз обратилась в арбитражный суд, на этот раз истец просил АС Московской области взыскать неустойку и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Первая инстанция учла положения ст. 309, 310, 330, 395, 421, 425 Гражданского кодекса, разъяснения, содержащиеся в п. 37, 48, 66, 71 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств», и удовлетворила иск в полном объеме на сумму более 380 тыс. руб. Апелляция и первая кассация не нашли оснований для отмены решения. В связи с этим генподрядчик подал жалобу в Верховный Суд.

Изучив дело №А41-76713/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС прежде всего отметила, что Законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ в ст. 395 ГК включен п. 4, вступивший в силу с 1 июня 2015 г. Им предусмотрено, что в случае, когда соглашением сторон установлена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные данной статьей проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором. При этом редакция ст. 395 ГК, действовавшая до вступления этих изменений в силу 1 июня 2015 г., не содержала запрета на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в том случае, если соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства. ВС пришел к выводу, что к правоотношениям сторон по данному спору применяются положения ГК в редакции упомянутого закона, поскольку договоры субподряда были заключены в ноябре–декабре 2015 г.

Суд отметил, что согласно п. 42 Постановления № 7 проценты за пользование чужими денежными средствами не начисляются, если законом или соглашением сторон установлена зачетная неустойка, при которой убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (п. 1 ст. 394 ГК РФ). В таком случае взысканию подлежит законная или договорная неустойка, а не проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, о чем прямо сказано в п. 4 этой статьи, подчеркнула Коллегия по экономическим спорам.

Как указано в определении ВС, в каждом из спорных соглашений установлено, что за просрочку оплаты принятых результатов работ на срок не более 30 дней генподрядчик выплачивает неустойку в размере 0,01% от своевременно не уплаченной суммы за каждый день просрочки, после 30 дней этот процент возрастает до 0,05%. При этом общая сумма неустойки за весь период просрочки не может превышать 10% от своевременно не уплаченной суммы.

ВС заметил, что, предъявляя требование о взыскании неустойки за период с 28 февраля 2016 г. по 24 мая 2016 г. и процентов за пользование чужими денежными средствами за время с 25 мая 2016 г. по 12 ноября 2018 г., «Геоинжиниринг» сослалось на наличие у него права на начисление процентов в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК ввиду одностороннего расторжения договоров уведомлением генподрядчика от 24 мая 2016 г.

Ответчик настаивал на том, что в данном случае нет оснований для начисления процентов по ст. 395 ГК, поскольку он отказался от исполнения договора и уведомил об этом своего контрагента. Однако три инстанции посчитали, что разъяснения, содержащиеся в п. 68 Постановления № 7, не распространяются на правоотношения, возникающие при расторжении договора в одностороннем порядке, и не исключают возможности кредитора взыскать с должника проценты за пользование чужими денежными средствами после одностороннего расторжения им договора.

Суд указал, что, как разъяснено в п. 68 Постановления Пленума № 7, окончание срока действия договора не влечет прекращения всех обязательств по нему, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором. Однако в данном случае истец ссылался на одностороннее расторжение договоров, а не на окончание срока их действия, подчеркнула Экономколлегия.

При этом п. 13 Постановления Пленума ВС от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ об обязательствах и их исполнении» говорит, что в случае правомерного одностороннего отказа от исполнения договорного обязательства полностью или частично договор считается соответственно расторгнутым или измененным, напомнил Суд.

В силу п. 2 ст. 453 ГК в редакции Закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства. В спорных договорах субподряда предусмотрено, что с даты получения подрядчиком уведомления о полном или частичном отказе от договора либо с более поздней даты, указанной в уведомлении как дата расторжения, договор считается соответственно измененным или расторгнутым.

Изложенные в п. 10 Постановления Пленума ВАС «О последствиях расторжения договора» от 6 июня 2014 г. № 35 разъяснения прямо предусматривают возможность взыскания неустойки по день фактической оплаты долга даже в случае расторжения договора, добавил ВС. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Судебная коллегия также обратила внимание на п. 66 Постановления Пленума от 24 марта 2016 г. № 7, согласно которому, по общему правилу, если при расторжении договора основное обязательство прекращается, неустойка начисляется до момента прекращения этого обязательства (п. 4 ст. 329 ГК РФ). Если же при расторжении договора основное обязательство не прекращено, то по смыслу приведенного разъяснения неустойка за его неисполнение (ненадлежащее исполнение) продолжает начисляться, отметил ВС. В настоящем деле, по мнению судебной коллегии, обязательство оплатить выполненные работы в момент расторжения договора прекращено не было.

С учетом сказанного Верховный Суд пришел к выводу, что в рассматриваемом споре с ответчика можно взыскать только договорную неустойку, поскольку условие о неустойке содержится в договорах, однако отсутствует указание на взыскание помимо такой зачетной неустойки процентов по ст. 395 ГК. Акты нижестоящих инстанций были отменены, а дело – направлено на новое рассмотрение в АС Московской области.

Старший партнер, руководитель группы практик «Разрешение споров» юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин полагает, что в данном случае ВС абсолютно правильно отменил откровенно ошибочные судебные акты.

Эксперт отметил, что п. 4 ст. 395 ГК с 1 июня 2015 г. установил четкое правило о том, что если стороны согласовали договорную неустойку, то проценты по ст. 395 ГК РФ взыскиваться не могут. «Казалось бы, это должно исключить любые споры, но судьи «теряются», когда договор, которым установлено условие о неустойке, прекращается. В этом случае, по мнению некоторых судей, правило п. 4 ст. 395 ГК РФ не должно применяться, поскольку нет действующего договора», – рассказал Роман Речкин.

По его словам, ситуация осложняется тем, что договор может прекратиться как вследствие его расторжения судом, так и в результате одностороннего отказа. «В итоге единообразная судебная практика по подобным ситуациям отсутствует. Например, в рамках дела № А60-37555/2018 суды трех инстанций согласились с тем, что истец (поставщик) вправе после прекращения договора поставки, содержащего условие о неустойке, выбрать, взыскивать ли ему проценты по ст. 395 ГК РФ или договорную неустойку. Арбитражные суды, включая АС Уральского округа, не смутило то, что истец взыскивает проценты по ст. 395 ГК РФ за просрочку оплаты товара, поставленного в период действия договора, то есть за неисполнение договорного обязательства, которое после прекращения действия договора очевидно продолжает существовать», – указал эксперт.

Роман Речкин с сожалением отметил, что исправление судебной коллегией Верховного Суда ошибок нижестоящих инстанций в рассматриваемом деле на судебную практику в целом никак не повлияет. «ВС не имеет никаких механизмов обеспечения единообразия судебной практики, да и цели такой, как мне кажется, перед собой не ставит. Несмотря на наличие разъяснений в указанных постановлениях Пленумов ВАС РФ и ВС РФ, в других делах суды по-прежнему будут толковать закон в подобных ситуациях так, как им вздумается», – заключил юрист.

Адвокат АП Воронежской области Олеся Алимкина указала, что спор по данному делу касался не столько возможности начисления на одну и ту же сумму долга и договорной неустойки, и процентов по ст. 395 ГК РФ, сколько вопроса о последствиях расторжения договора: продолжает ли в этом случае действовать условие о договорной неустойке или же оно прекращает свое действие одновременно с прекращением договора.

Как отметила адвокат, Верховный Суд еще раз подчеркнул, что при наличии задолженности по оплате исполненного по договору договорное условие о неустойке продолжает свое действие даже после расторжения договора в одностороннем порядке. «Понятно, что подрядчику обидно: контрагент отказывается погашать достаточно солидную задолженность, а размер договорной неустойки ничтожен. Но о защите своих прав необходимо было позаботиться при заключении договора субподряда», – полагает Олеся Алимкина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *