Закредитованность россиян

Жители Калмыкии, Тувы и Курганской области являются самыми закредитованными в России, следует из данных исследования «РИА Новости». Самый низкий показатель у Ингушетии, Крыма и Севастополя. По оценкам экспертов, суммарный долг в среднем на одного экономически активного жителя страны за год увеличился на 37 тыс. руб.— до 227 тыс. руб.

Расчет уровня закредитованности в субъектах федерации производился на основе информации Банка России и Росстата. Индикатор долговой нагрузки составлялся из соотношения среднедушевого долга по банковским кредитам у экономически активного населения и годовой зарплаты.

В топ-пять регионов по уровню закредитованности населения вошли:

  1. Калмыкия — индикатор долговой нагрузки 86,2%;
  2. Тува — 76,4%;
  3. Курганская область — 72,8%;
  4. Чувашия — 70,5%;
  5. Оренбургская область — 69,6%.

Регионы с минимальной закредитованностью:

  1. Ингушетия — 9,9%;
  2. Крым — 13,9%;
  3. Севастополь — 15,9%;
  4. Дагестан — 17,9%;
  5. Чечня — 18,7 %.

Исследователи отметили, что потребительское кредитование населения на фоне снижения процентных ставок в последние три года демонстрирует стремительный рост. Также значительный рост потребительского кредитования наблюдается при умеренных темпах прироста зарплаты, что приводит к росту долговой нагрузки россиян.

Исследование проводилось на основе данных Центробанка РФ и Росстата. Уровень закредитованности оценивался как соотношение среднедушевого долга по банковским кредитам у экономически активного населения и годовой зарплаты.

Напомним, в июне Всемирный банк назвал закредитованность населения одной из главных угроз российской экономике. В апреле населению было выдано почти 450 млрд руб. кредитов наличными, что можно считать рекордом — такого не было с 2012 года. В июле Минэкономики предупредило о взрыве проблемы с закредитованностью населения в 2021 году.

О проблеме закредитованности россиян — в материале “Ъ” «Предельная нагрузка оказалась непосильной».

Куда приведёт закредитованность населения России в 2019 году

Сумма долговых обязательств населения страны по кредитам и займам становится критической для безопасности страны. Об этом уже не говорят, а кричат многие эксперты, пытаясь привлечь внимание к проблеме. Простота получения кредитов и займов подтолкнуло большое количество граждан на совершение необдуманных поступков. Несмотря на то, что уровень закредитованности россиян меньше европейцев, он не перестаёт быть угрозой отечественной экономики.

Чем опасна закредитованность населения

На практике невозможность человека погасить долговые обязательства, очень часто приводит его к уголовным преступлениям или самоубийствам. Страдает и экономика страны. С ростом долгов населения сокращается доля платёжеспособных граждан. Как следствие возникает падение спроса на товары и продукты. Это приводит к сокращению объёмов производства и росту безработицы.

Если сравнить россиян с европейцами, то картина с их долгами выглядит не так катастрофически, как у жителей стран ЕС. В настоящее время последние задолжали банкам 98% своих годовых доходов. Долги россиян составляют пока только 25% от полученных ими за год доходов. Этого достаточно для того, чтобы задуматься над проблемой и забить тревогу.

Важно понимать, что процентные ставки по выданным в России кредитам значительно выше европейских. Несмотря на высокий уровень задолженности, банки не останавливают поток выдачи займов. Они будут продолжать это делать до тех пор, пока кредитование не станет для них убыточным бизнесом. В 2018 году их доходность составляла в среднем 10,4%. По оценкам специалистов кредитно-финансовые организации заработали за год более 1,9 трлн. рублей.

Долги россиян

В данный момент вы платите кредит? ДаНет

Закредитованность населения России 2019 — статистика необдуманных решений. Общая сумма долговых обязательств россиян перешагнула отметку 55 триллионов рублей. Из них более 15 триллионов рублей они задолжали на 1 января 2019 года банками. Степень закредитованности населения в регионах страны неоднородна.

По данным Росстата, меньше всего должны банкам жители Ингушетии. Несмотря на это, Республика является лидером по просроченным платежам. Они составляют 43% от общей суммы заимствования. Аналитики посчитали, что в 2018 году задолженность средней российской семьи составляла 234 тысячи рублей. Её рост 19%. Доля «плохих» долгов достигла 5,2%.

Самые закредитованные регионы страны:

  • Калмыкия
  • Тува
  • Чувашия

При проведении анализов долговых обязательств эксперты определяют в каких категориях займов наиболее высокий процент закредитованности россиян. Жители страны предпочитают брать в долг наличные денежные средства. Январь 2019 года стал рекордным по сумме выдачи кредитов. Сумма взятых у банков россиянами средств превысила 550 млрд. рублей. Число заёмщиков увеличилось на 2,5 миллиона человек. Из них 1,13 млн. получили кредиты наличными денежными средствами.

Общая сумма долговых обязательств граждан значительно превышает их накопления. Разница составляет около 700%. В конце 2018 года Всемирный банк подготовил доклад о состоянии экономики России, часть которого была посвящена кредитам граждан страны. В нём было отмечено, что из структуры кредитования уходят валютные займы. В настоящее время они составляют всего 0,7% от общей суммы выданных населению ссуд.

Что придумали законодатели

С 2019 года вступят в силу принятые ГД РФ поправки в ФЗ «О кредитных историях». Россиянам начнут присваивать кредитный рейтинг. Рассчитываться он будет автоматически. За основу определения рейтинга будет взята кредитная история человека. Принимать во внимание кредитный рейтинг человека будут не только при выдаче ссуд, но и при его трудоустройстве.

Предполагается, что ГД РФ рассмотрит законопроект, ограничивающий сумму выдаваемых банками населению кредитов. Она не сможет превышать 50% суммы доходов человека. Рассчитывать показатель долговой нагрузки кредитно-финансовые организации начнут с 1 октября 2019 года. Делаться это будет при выдаче ссуд на сумму более 10 тысяч рублей. В состав расчётной долговой нагрузки планируется включать все долговые обязательства заёмщика.

Проведённые экспертами «Известий» исследования показали, что на обслуживание долговых обязательств россияне тратят сегодня около 24% своих доходов. В 2018 году ЦБ РФ повысил по потребительским кредитам коэффициент риска. Теперь он составляет от 10 до 30%.

Что ожидает заёмщиков в ближайшем будущем

В 2019 году имеющие ипотечные кредиты граждане могут столкнуться с отказами по рефинансированию и повышению ставок. Сегодня средний процент по ипотеке составляет 9,41%. Повышение ставок коснётся не только ипотечных кредитов. Рост произойдёт по всем видам выдаваемых кредитно-финансовыми учреждениями займов.

До октября 2020 года при выдаче займов до 50 тысяч рублей могут доверять слову заёмщика и не просить его предоставлять справку о доходах. Это не значит, что они не будут производить расчёт долговой нагрузки.

Портрет среднестатистического должника

Наиболее активные заёмщики являются людьми в возрасте 25-44 лет. Среднестатистический должник проживает в Сибирском или Уральском федеральном округе. Он является жителем крупного города, с численностью населения от 250 до 1 млн. человек. У него высшее или средне-техническое образование и доход от 30 тысяч руб.

Такой портрет можно составить по данным банковской статистики. Наибольшая кредитная нагрузка приходится на население крупных городов Сибири и Дальнего Востока.

На какие нужды берут деньги у банков россияне

По данным банков, 13% заёмщиков берут деньги у них для того, что расплатиться по старым долгам. Около 7% россиян тратят полученные от кредитно-финансовых учреждений денежные средства на лечение, 5% на свадьбы, похороны и отпуск, 1% на обучение. В настоящее время кредиты имеет 59% трудоспособного населения страны.

В банковской сфере наблюдается рост ипотечного и авто кредитования. Всё больше россиян пытаются с помощью кредитов решить свой жилищный вопрос.

Проводимые СМИ опросы населения страны дали следующие результаты:

  1. Каждый третий россиян имеет кредит. Из них 63% выплачивают займы на потребительские нужды и 37% ипотеку.
  2. Ипотечное кредитование пользуется популярностью у населения, имеющего доход «ниже среднего».
  3. Потребительскими кредитами пользуются люди с очень низким уровнем дохода. На суммы займов они чаще всего покупают бытовую технику.
  4. Каждый четвёртый россиянин покупает в кредит авто.

Последствия закредитованности

В таких республиках, как Алтай закредитованность работающего населения составляет 91%. При снижении доходов россиян и вялого роста экономики страны такой показатель говорит о том, что люди берут кредиты не от хорошей жизни.

Увеличение кредитной нагрузки на население при постоянно снижающемся уровне их доходов создает условия для попадания россиян в длительное долговое рабство. Принятое ЦБ решение о повышение нормы резервирования заставляет кредитно-финансовые учреждения ужесточить требования, предъявляемые к заёмщикам. Всё это может вызвать кризис в банковской сфере страны. Эксперты считают, что уже в 2019 году в России останется всего 400 банков.

Падение доходов может стать причиной роста просроченной задолженности и росту банкротств физических лиц. Всё больше жителей страны видят в этом процессе единственный путь выхода из долгового рабства.

Что делать заёмщикам: советы, рекомендации

Безнадёжные должники должны помнить о том, что за невозврат кредита их может ожидать уголовная ответственность до 10 лет лишения свободы. Это значит, что проблему своих долговых обязательств нужно решать. Имеющие долги в сумме свыше 500 тысяч рублей граждане могут инициировать процедуру своего банкротства. Решение о признании должника банкротом принимает арбитражный суд.

Небольшая лазейка есть для должников в ГК РФ. Она связана со сроком исковой давности. Не платить кредит и спать спокойно можно только после его окончания. Если с момента последнего платежа банку прошло более 3-х лет и он не обратился в суд, можно считать, что должнику повезло.

Вывод

Перед тем, как решиться на заимствование денег у кредитно-финансовых организаций, необходимо хорошо подумать. В случае потери платёжеспособности необходимо постараться решить вопрос с рефинансированием своих долговых обязательств или инициировать процедуру банкротства.

Закредитованность россиян грозит обвалом экономики

По словам Орешкина, треть кредитов были выданы заемщикам, у которых платеж по этим займам превышает 60% ежемесячного дохода. Понятное дело, что тянуть такую лямку и жить впроголодь долго невозможно.

Люди снова идут в банк или, хуже того, в микрокредитную организацию, и берут новый кредит. Петля затягивается все туже.

По данным Минэкономразвития, в последние два года прирост задолженности по кредитам составляет порядка 25% в год.

Реклама

При этом, по данным Бюро кредитных историй, на конец прошлого года меньше половины (48%) всех заемщиков, обратившихся в банк за кредитом на покупку жилья, потребительских товаров или неотложные нужды, выплачивали лишь один заем. Число россиян, имеющих не менее трех непогашенных кредитов, увеличилось в прошлом году на 12% и достигло 15,1 млн человек (почти треть от общего числа заемщиков). Не менее 13% платят по трем кредитам; 7% — по четырем или даже больше. По двум — 25%. Средний долг у заемщиков с одним кредитом вырос на 12% за год до 137 тысяч рублей, с двумя — на 11%, до 284 тысяч рублей. У тех, кто крутится и пытается обслуживать три и четыре кредита, средняя сумма долга достигла 403 и 514 тысяч рублей соответственно.

Общий объем кредитов, выданных банками населению, вырос в первом квартале текущего года до 15,4 трлн рублей, а уровень закредитованности домохозяйств в среднем по России увеличился до 28% (год назад составлял 23%, уровень закредитованности — это отношение среднего объема задолженности к среднему годовому доходу домохозяйства). В некоторых регионах этот показатель превысил 50% (Калмыкия, Тыва). Выше 40% закредитованность домохозяйств в Чувашии, Иркутской области, ХМАО-Югре.

По подсчетам самого Орешкина, экстраполируя ситуацию, опираясь на данные прошлого года, долг россиян достигнет критической массы уже через два года, из потребительского спроса выпадет более 2,5 трлн руб., и это, в свою очередь, запустит рецессию.

И это экономический министр благоразумно (не по его чину, как говорится) еще не говорит о политических последствиях взрыва такого кредитного пузыря. А они неизбежно будут. Достаточно только представить себе, скажем, регион, где закредитована половина, а то и больше населения. И возможности выбраться из этой кабалы нет, кроме как взывать мольбами к федеральному центру, а конкретно — к президенту Владимиру Путину, который, в представлении широких народных масс, способен решить любую проблему. И в общем эти массы интуитивно по-своему правы. Потому что «кредитный крах» в такой стране, как Россия, моментально перестает быть проблемой чисто экономической или относящейся к «кредитно-денежной политике», а становится проблемой политической. И решать ее, стало быть, будут скорее всего политическими методами. И это точно будет дорого во всех смыслах.

Любопытно, что

с алармизмом Орешкина категорически не согласна глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Не все так страшно, уверяет она. Платежи по кредитам со стороны домохозяйств по отношению к доходам в среднем составляют 10%, по ее подсчетам, а увеличение количества потребкредитов, по мнению ЦБ, стало причиной роста ВВП в начале этого года. Это, конечно, так, но взрывной рост потребкредитования происходит на фоне падающих доходов населения. И этот рост, стало быть, вряд ли стоит считать «здоровым». И учитывая все же это обстоятельство, Центробанк с осени этого года собирается вводить такой критерий, как предельная долговая нагрузка — с тем, чтобы люди не набирали новых кредитов, если имеются веские основания полагать, что они не смогут с ними расплатиться или что они лягут непосильным бременем на семейный бюджет.

По сути, аналогичные меры по ограничению кредитования и ужесточению условий предлагает и Минэкономразвития. И кто же тут прав? Оба, и Орешкин, и Набиуллина, по-своему правы, но оба, кажется, кое-что недоговаривают. Каждый — свое.

Глава ЦБ, как представляется, не готова признать, что ситуация, когда платеж по кредитам превышает 60 и даже 75% доходов семьи, говорит не только об алчности и своего рода безответственности банков, но и о слабом надзоре со стороны ЦБ, — потому что раньше надо было предлагать ужесточение норм кредитования населения в полунищей стране.

К тому же не секрет, что наиболее высокая долговая нагрузка наблюдается у наиболее бедных слоев населения. Это такой своеобразный «российский феномен». В других странах таким заемщикам ни один банк в жизни бы кредит не выдал. А отправил бы куда? Правильно, в органы социальной защиты. Потому что у нас берут кредиты часто именно в качестве «замены» социальной помощи те, кому, объективно, такая помощь должна быть предоставлена. Ведь что такое часто кредит на «неотложные нужды»? Да порой — на еду. Но «продовольственных талонов» для бедных у нас нет, размеры пособий по безработице — курам на смех, зарплаты маленькие и не обеспечивают достойного существования чуть ли не для половины работающего населения страны.

Или вот мать-одиночка идет за потребкредитом, чтобы собрать ребенка в школу. И тоже потому, что не может рассчитывать на пособие. Или семья берет «потребительский кредит» на высшее образование ребенку. Потому что она не может взять «студенческий кредит», по которому и платежи, а то и начисление процентов настают только после окончания вуза и когда выпускник уже устроится на работу и будет отдавать «из своих». Тут уже много вопросов не только к Орешкину, но и к кураторам социального блока в правительстве.

Но также следует признать и то, что ключевая ставка, которую держит ЦБ (7,5%), выступая сегодня против всех мировых трендов на смягчение кредитно-денежной политики, является одной из главных причин высоких ставок по всем кредитам. При этом банки крайне неохотно кредитуют малый, средний и вообще всякий производственный бизнес, сдирая три шкуры (три кредита) с населения.

С бизнеса ведь можно получить одно сплошное банкротство, а у заемщика можно отобрать, скажем, недвижимость.

А вот почему банки не кредитуют реальный бизнес и производство — это уже вопрос отчасти к Максиму Орешкину. Поскольку речь идет об инвестиционном климате в том числе.

А теперь немножко оптимизма. Он состоит в том, что закредитованность населения в России, в сравнении с другими, в том числе развитыми странами, вовсе невелика. Возьмем США. Средний долг домохозяйства в прошлом году (учитываются долги по банковским картам, на неотложные нужды, ипотечные, студенческие, потребительские, на покупку автомобиля и т.д.) составил примерно 137 тыс. долларов. Тогда как средний доход домохозяйства — 60,3 тысячи.

Получается, в среднем американцы живут куда более «не по средствам», чем россияне. Однако тамошняя администрация не говорит о том, что надо ужесточать условия кредитования. Банки сами знают, что где кому ужесточать (кстати, средняя ставка по ипотечным кредитам в США — около 4%, и это еще существенно выше, чем во многих развитых европейских странах). Администрация говорит о том, что надо создавать рабочие места. Чтобы людям было, где заработать на то, чтобы отдать кредит. Она говорит о налоговых льготах для обывателей и бизнеса. И, наконец, о понижении учетной ставки для стимулирования экономики.

Почему Максим Орешкин не говорит о создании рабочих мест? В том числе в тех депрессивных регионах, где закредитовано население? Почему не говорит о стимулировании малого и среднего бизнеса в тех запущенных краях? Почему не критикует своих коллег по правительству за слабую социальную политику, которую люди замещают походами в банк, за микрозаймами или в ломбард?

Проще всего, конечно, что-нибудь опять запретить и ужесточить. В данном случае условия кредитования. Но управление экономикой не сводится только к запретам и ограничениям. Есть еще и такие вещи, как льготы и налоговое стимулирование, госгарантии, увеличение пособий для повышения потребительского спроса, например.

Дождемся ли разгона экономики до того, как какая-нибудь мелочь запустит эффект домино?

Маленькая и вредная: закредитованность россиян ниже, чем на Западе, но опаснее

Фото: jansucko/.com

Россияне берут в долг все больше и в 2021 году доведут экономику до рецессии, считает глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Почему относительно скромная закредитованность вдруг стала проблемой?

Ситуация, давно вызывающая беспокойство экономистов, наконец-то обратила на себя внимание властей. Когда 15% населения направляет на выплату долгов 70% своего дохода, это вызывает социальную проблему, заявил министр экономического развития Максим Орешкин. Более того, из социальной эта проблема рискует стать экономической, опрокинув Россию в рецессию уже в 2021 году, уверен министр.

«Рост закредитованности – это обычная часть кредитных циклов в экономике, — говорит проректор Российской экономической школы Максим Буев. — Если экономика растет, ожидания будущих более высоких доходов побуждают людей брать в долг. Таким образом, люди живут «здесь и сейчас» — переносят потребление из более обеспеченного будущего в настоящее. Однако кредитный цикл рано или поздно поворачивается вспять».

Массовое кредитование населения приводит к тому, что за временным оживлением спроса на потребительские товары и услуги наступает спад. «Особенно это относится к продажам товаров длительного пользования, таким как жилье и автомобили, — говорит управляющий директор ИГ «Алго Капитал» Михаил Ханов. — Будущий спад рынков означает, что торговая инфраструктура и производственные мощности с большой долей вероятности окажутся недозагруженными. Это, в свою очередь, способно нанести удар по всей экономике страны. В самом худшем случае подобный процесс принимает форму массовых неплатежей по кредитам и серию банкротств торговых, производственных предприятий, а также кредитных организаций».

По сути, министр экономического развития опасается будущего кредитного сжатия со всеми вытекающими для экономики негативными последствиями. «Подобные кризисы весьма характерны для капиталистической экономики, — продолжает Ханов. — Можно считать, что они периодичны и неизбежны. Не будем забывать о том, что спусковым крючком для мирового финансового кризиса 2008 года стали проблемы с ипотечными облигациями в США».

Если сравнивать показатели закредитованности населения в России и других странах, то окажется, что кредитная нагрузка у нас существенно — иногда в разы — ниже. «Отношение кредитов россиян к величине годового располагаемого дохода находится на уровне 28%, — приводит статистику генеральный директор МФО Webbankir Андрей Пономарев. — Для сравнения: в Венгрии оно составляет 43,3%, и это минимальный уровень среди стран — членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Отношение долга домохозяйств к ВВП в России также невелико: по данным ЦБ, на начало июня 2019 года примерно 16%. Согласно статистике ОЭСР, в Чехии этот показатель составляет 32,3% от ВВП, а в Польше — 35,2%». В более развитых странах и цифры больше: в Великобритании и Франции этот показатель превышает 50%, а в США стремится к 100%.

Просрочка набирает обороты

Неплохо выглядят российские показатели даже по сравнению с картиной, которая наблюдалась в нашей стране в недавнем прошлом. «Доля ссуд с просроченными платежами свыше 90 дней в общем объеме ссуд снизилась более чем вдвое: с 10,6% в августе 2016 года до 5% в августе 2019 года, — приводит статистику ЦБ глава экспертного направления консалтинговой компании Strategy Partners Никита Попов. — Примерно вдвое снизилась и доля просроченных долгов — предоставленных физическим лицам ссуд, не погашенных в установленный договором срок, — в кредитном портфеле». (См. график.)

Есть и еще один нюанс. «Рост кредитов с просрочкой более 90 дней с начала 2019 года носит технический характер, — говорит начальник отдела банковского и финансового рынков управления аналитики и стратегического маркетинга Промсвязьбанка Илья Ильин. — Традиционно в конце года банки списывают или продают проблемные кредиты. Это приводит к уменьшению проблемной задолженности, которая в течение года нарастает по мере вызревания кредитов».

С начала 2019 года по 1 августа объем просроченной задолженности снизился с 5,4% до 5%. «Это не слишком высокий показатель для нашей страны, — отмечает генеральный директор МФК «Займер» Роман Макаров. — Аналогичный уровень просрочки был в середине 2013 года. А в предкризисном 2014 году он превышал 7%».

Но если закредитованность снижается, то почему беспокоится Максим Орешкин? А вот почему. На днях ЦБ опубликовал данные за июль: темпы роста просроченной задолженности превысили темпы роста кредитов в 1,8 раза. И если в июне показатель просрочки составил минимум с апреля 2013 года — 4,96%, то по итогам июля тренд развернулся — показатель вырос до 5,01%.

Банк России признает рост долговой нагрузки граждан, хотя и говорит об отсутствии «пузыря». Вне ЦБ настроения более скептические. «В июле рейтинговое агентство S&P с тревогой отметило, что около 16% кредитов, выданных российских банками, являются проблемными: они либо уже реструктурированы, либо обслуживаются с просрочкой, превышающей 90 дней, — рассказывает Андрей Пономарев. — По их мнению, эта ситуация может привести к банковскому кризису».

Вот еще цифры. Если три года назад просроченных долгов было не более 10 млн, то сейчас их число, по данным Национальной ассоциации коллекторских агентств (НАПКА), приблизилось к 14 млн.

Секундочку, что же в итоге получается? Просроченная задолженность растет или падает? «Скорее всего, просроченные кредиты растут в сегменте мелкого кредитования, сконцентрированы среди бедных страт населения, — рассуждает Максим Буев. — С точки зрения кредиторов, то есть банков, ситуация не становится в среднем хуже. Но с точки зрения заемщиков это печальные новости, которые подтверждают тенденции к росту бедности в России, о которых говорит, например, Счетная палата».

В этом году темпы роста потребительского кредитования составляют 22—24%, сообщает Минэкономразвития. «Увеличился и средний долг у заемщиков с одним кредитом — на 12% за год до 137 тысяч рублей, с двумя — на 11%, до 284 тысяч рублей», — говорит вице-президент РФИ Банка Елена Чижевская.

Люди берут больше денег, но только это не тот рост кредитования, который приводит к росту потребления и, как следствие, росту экономики в целом, как это происходит на Западе. Да, уровень закредитованности россиян в абсолютных цифрах и в процентах к ВВП невелик. «Но его рост идет в противовес экономическим показателям по российской экономике: непрекращающееся падения реально располагаемых доходов, отсутствие предпосылок к экономическому росту», — поясняет глава люксембургского офиса консалтинговой компании KRK Group Никита Рябинин.

Аршином общим не измерить

Если в мире рост закредитованности ведет к раскрутке экономического роста, то в России все идет своим, особым путем. Кредитование способно лишь поддержать текущее потребление. «В России перспектив большого роста экономики сейчас не видно, — считает Максим Буев. — На этом фоне рост закредитованности можно объяснить тем, что люди перекредитуются, чтобы из новых кредитов обслуживать старые, или по инерции берут кредиты, чтобы поддерживать прежний уровень потребления». «Но это и может привести к катастрофическому обвалу, — предупреждает генеральный директор ИК Bengala Investment Алексей Буянов. — Поэтому эта своевременная дискуссия важна, чтобы предупредить потенциальную проблему».

В России опасность представляет не уровень задолженности сам по себе, а значительное и устойчивое превышение темпов роста потребительского кредитования над темпами роста реальных доходов населения, обращает внимание Роман Макаров. В конце августа Орешкин озвучил скорректированный экономический прогноз на текущий год. «С учетом фактических данных был пересмотрен прогноз по темпу роста реальных располагаемых доходов населения до 0,1% по сравнению с 1%, прогнозируемым ранее», — приводит РИА Новости слова министра.

Именно эта ситуация и может привести к проблемам в экономике, о которых говорил чиновник.

Танцуют все В каком сегменте кредитования физлиц «плохие» долги растут наиболее быстрыми темпами? Очевидный ответ здесь правильный — необеспеченные потребкредиты. Банки почти не проверяют таких клиентов, а сами заемщики, если у них возникают проблемы, в первую очередь перестают платить именно по ссудам этого вида. Но ситуация может скоро измениться. К обслуживанию автокредитов и ипотеки заемщики относятся более ответственно, ведь там есть что терять. Да и скоринговые модели банков для авто- и ипотечных кредитов намного строже. Но это вовсе не значит, что дорогие залоговые кредиты в безопасности. Наоборот, именно они потенциально несут финансовому сектору, а потом и всей экономике наибольшую угрозу (об этом см. ниже). «Потребкредитование в этом смысле — лишь индикатор проявления негативных факторов», — отмечает Алексей Буянов. «Думаю, в скором времени вырастет просрочка в автокредитовании, — говорит руководитель коммерческого отдела Европейской юридической службы Александр Куликов. — Это связано с тем, что в последние 2—3 года большое число банков запустили программу кредитования на покупку б/у автомобилей. Процент просрочки и неликвидность этих залоговых автомобилей существенно растет».

Карточный домик

В последние два года рост кредитования населения способствовал росту потребления, что повлияло на рост экономики, говорит Илья Ильин. Однако долго сохранять прежний уровень потребления в условиях, когда за кредиты надо отдавать все большую часть доходов, невозможно. Потребительский спрос начнет падать и потянет за собой все остальное.

С ипотекой, на первый взгляд, все хорошо: доля просроченных платежей (более одного дня) падает. Если в начале 2019 года просрочка составляла 1,14%, то в июле — 1,04%, а в августе — всего 0,9%. «Причина — очень быстрый рост ипотечного кредитного портфеля: с 1 января по 1 августа он вырос на 10%, а за прошлый год — на 24%», — указывает Роман Макаров. Но так ли хорош этот рост? «Весной ЦБ сообщал, что видит риски образования «кредитной спирали», в которой рост ипотечного кредитования выступает фактором роста цен на жилую недвижимость, а рост цен на недвижимость — фактором дальнейшего роста кредитования», — вспоминает Максим Буев. «В случае резкого ухудшения экономической обстановки здесь может реализоваться большой объем накопленных рисков», — предупреждает Макаров.

«Если «посыпятся» ипотечники, за этим неминуемо последует рост социальной напряженности. Достаточно вспомнить массовые выступления «валютных» ипотечников», — говорит председатель комиссии по финансовой безопасности при совете по финансово-промышленной и инвестиционной политике Торгово-промышленной палаты РФ Иван Рыков. Однако еще больше проблема с ипотечными кредитами угрожает банкам. «Ипотечные портфели банков подвержены серьезным рискам, в связи с законодательным запретом на свободные действия в отношении единственного жилого имущества заемщиков, — обращает внимание Никита Рябинин. — Это может стать серьезной проблемой для балансов банков, в случае если экономика не будет расти или начнет стагнировать, придется создавать серьезные резервы, что будет оказывать большое давление на капитал банков».

Что дальше? «Большие банки в очередной раз побегут к правительству, рассказывая историю про то, что они значимые для экономики, и вынуждая увеличить их капитал, или, попросту говоря, потратить бюджетные деньги для покрытия созданных убытков», — предполагает Рябинин. Частично страна уже сталкивалась с похожей ситуацией в 1998 и 2008 годах. «Вероятнее всего, повторится сценарий 2008 года, при котором государство активно помогало предприятиям и банкам выживать, — считает Алексей Буянов. — Однако будет применен более селективный подход, поскольку на всех денег не хватит».

У государства на этот раз точно не хватит денег, чтобы выручить кредитные организации, соглашается Иван Рыков. «Напомню, что на санацию банков с 2014 года государство и так выделило порядка 6 триллионов рублей, однако в случае масштабного кризиса могут потребоваться еще большие суммы, которых в условиях сложной экономической ситуации в стране может не найтись, — говорит эксперт. — Ну а вслед за этим страну ждет общий долговой кризис».

Центробанк спешит на помощь

Серьезность проблемы признают уже на самом верху. В Банке России отмечают рост долговой нагрузки и стараются не допустить появления «пузыря».

С 31 июля в России начал действовать закон об ипотечных каникулах. «В случае ухудшения финансового состояния заемщика банки будут обязаны предоставить возможность приостановить или снизить сумму выплат по ипотеке на полгода, — объясняет Илья Ильин. — Пропущенные платежи заемщику нужно будет вернуть в конце срока. Эта мера позволит восстановить платежеспособность заемщикам, технической просрочки по таким кредитам не будет».

С 1 октября вводится показатель предельной долговой нагрузки граждан (ПДН), а также устанавливаются надбавки к коэффициентам риска в зависимости от уровня ПДН и полной стоимости кредита. Чем выше надбавка, тем выше коэффициент риска. «Банкам будет невыгодно кредитовать заемщиков, у которых платежи по кредиту превышают 50% от месячных доходов», — продолжает Илья Ильин. С октября банки обязаны формировать свои нормативы с учетом этих нововведений.

В целом эксперты единогласны в том, что эти меры ЦБ окажутся эффективными и действительно затормозят дальнейший рост кредитной нагрузки. «Грамотные действия со стороны правительства, регулятора и самих участников рынка должны способствовать тому, что этот «пузырь» будет медленно сдуваться или же, как вариант, не расти в ближайшей перспективе, — полагает президент НАПКА Эльман Мехтиев. — Мы сейчас находимся в ситуации, когда «пузырю» не дают надуться и оказать влияние на весь рынок».

Однако эти меры не решают проблему уже существующей задолженности. А что ее решит?

Как лечить «плохие» долги

Опрошенные Банки.ру эксперты нашли много способов:

1. Упрощенная процедура банкротства. «Самое главное — необходимо создать быструю и дешевую процедуру банкротства физлиц в простых случаях, — считает директор по макроэкономике «Эксперт РА» Антон Табах. — Это позволило бы не запускать ситуацию. Орешкин уже три года обещает, а воз и ныне там».

2. Реструктуризация долгов. «Банки не очень охотно идут на реструктуризацию просроченной задолженности граждан, тогда как, на мой взгляд, это единственный цивилизованный способ возврата проблемной задолженности, — говорит Иван Рыков. — Сейчас на деле банки редко идут навстречу должникам, им проще продавать пакеты задолженности коллекторам. А те себя в глазах общества уже дискредитировали».

3. Пересмотреть законы. «Если у нас, по примеру многих стран, будут сначала одобрять небольшие потребительские кредиты и только после их закрытия выдавать автокредиты, то молодые люди научатся постепенно пользоваться этими финансовыми инструментами», — считает Александр Куликов.

4. Взыскивать долги онлайн. «Если работа с просрочкой будет происходить дистанционно — например, на сайте «Госуслуги», когда долг был отправлен через ЕПЦ, заемщик получил уведомление о решении суда о взыскании долга, сумма списалась с карты, — такая система будет упрощать жизнь банков и дисциплинировать заемщиков, — поясняет Александр Куликов. — Если проблема с долгами будет решаться онлайн на официальном уровне, эффект будет более масштабный и глобальный, на всех уровнях».

5. Создать институт частных судебных приставов. «Эта идея уже некоторое время обсуждается экспертным сообществом, — рассказывает Иван Рыков. — Негосударственные приставы под контролем государства могли бы помочь ФССП, занявшись взысканием долгов юрлиц, оставив для государственной службы социально важные долги. Смешанная система принудительного взыскания успешно работает во многих странах, и мне кажется, что для нашей страны это был бы хороший вариант».

6. Создать единую государственную базу данных о доходах населения. «Некоторые страны на государственном уровне собирают информацию о доходах населения, и все банки имеют доступ к ней — соответственно, никто не перегружает заемщика, — говорит риск-директор карты рассрочки «Совесть» Анастасия Мухачёва. — У нас такая практика только начала вводиться: сервис ПФР по отчислениям предоставляет информацию о белой зарплате заемщика, но, так как в стране высокий уровень серых зарплат, этот сервис, к сожалению, не покрывает нужды банков на 100%».

7. Оказывать точечную государственную помощь. «Стабилизировать ситуацию может точечная помощь малоимущим, многодетным семьям, инвалидам, смягчение программы софинансирования при приобретении жилья для молодой семьи», — перечисляет Елена Чижевская.

8. Провести кредитную амнистию. «Очень интересная ситуация по этому поводу складывается сейчас в Казахстане. Новый глава государства фактически объявил в стране широкомасштабную кредитную амнистию, — говорит Михаил Ханов. — Она ориентирована на наименее обеспеченных граждан, которые смогут полностью или частично избавиться от долгов. При этом они не будут иметь возможности брать кредиты в будущем, что является хорошей воспитательной мерой». В России же пока не принято прощать долги. «Примером частичного решения подобной проблемы стала новость о том, что Сбербанк проведет реструктуризацию кредитов пострадавшим от наводнения в Иркутской области физическим лицам, малым предприятиям и предпринимателям, — напоминает Ханов. — Это решение было принято по рекомендации президента РФ Владимира Путина».

Милена БАХВАЛОВА, Banki.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *